О решении МС ООН по делу «Украина против России»
7063

О решении МС ООН по делу «Украина против России»

Политический компромисс глазами юриста

19 апреля Международный суд ООН (МС ООН) в Гааге вынес решение по итогам слушаний по делу «Украина против России». Официально дело именуется «Применение Конвенции о запрещении финансирования терроризма и Международной конвенции о запрещении всех форм расовой дискриминации». Решение вынесено, однако, не по существу иска, а лишь по вопросу о необходимости введения предварительных мер защиты прав Украины.

Украина требовала от суда до рассмотрения иска по существу предписать России, что та должна «обеспечить такой контроль на своей границе, чтобы обеспечить предотвращение дальнейших актов терроризма, включая поставки оружия с территории России на территорию Украины»; «предотвращать любое проникновение со своей территории денег, оружия, транспорта, оборудования или персонала для террористов»; «принять все имеющиеся в её распоряжении меры, чтобы те группы, которым она ранее передавала деньги, оружие и т. д., воздерживались от совершения актов терроризма на Украине»; «воздержаться от любых актов расовой дискриминации в отношении лиц, групп или организаций на территории, на которой она осуществляет эффективный контроль, включая Крым»; «прекратить акты политических и культурных репрессий в отношении крымско-татарского народа, включая отмену декрета о запрещении меджлиса крымско-татарского народа» и многое другое в таком же духе.

И вот суд вынес свой вердикт. Сообщения информационных агентств не вполне верно отразили суть вынесенного решения. Так, Интерфакс сообщил, что «Суд ООН отказался вводить временные меры против РФ по требованию Киева». Агентство Lenta.ru отметило, что суд «отказал Украине в обеспечительных мерах для России по иску о терроризме», а «Комсомольская правда» написала, что МС ООН «отказался вводить временные меры против России из-за Украины». На самом деле решение Международного суда далеко не столь благоприятно для России, как в пересказе этих СМИ.

МС ООН решил не устанавливать временные меры защиты только по одному договору – Конвенции о финансировании терроризма. Однако по другому договору – Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации – решение было иным. Оно выглядит так: «Суд установил, что все необходимые требования для введения предварительных мер защиты по Конвенции о запрещении всех форм расовой дискриминации в данном деле имеются. Для защиты прав Украины, Суд устанавливает следующие меры защиты:в отношении ситуации в Крыму Российская Федерация должна воздерживаться от введения или поддержания ограничений в отношении возможностей крымско-татарского населения сохранить свои представительские учреждения, включая Меджлис…» (Refrain from maintaining or imposing limitations on the ability of the Crimean Tatar community to conserve its representative institutions, including the Mejlis).

Кроме того, суд постановил, что Россия должна «обеспечить возможность образования на украинском языке» [? – А.М.]. Наконец, МС ООН постановил, что обе стороны должны воздерживаться от любых действий, которые могут усугубить спор или сделать его более сложным для его разрешения».

Юрист не может не проанализировать данное решение, и вот что показывает наш анализ.

1. Россия обязана воздерживаться от введения или поддержания ограничений в отношении возможностей крымско-татарского населения сохранить свои представительские учреждения, включая меджлис.

Данное требование является абсолютно незаконным. Международный суд ООН не имеет никаких прав указывать России, что ей делать на своей территории. Однако именно такое «указание» вышло на первый план в решении Международного суда. Подчеркнём: суда не как главного судебного органа ООН, а как международного органа, отражающего промежуточный результат политической борьбы и прикрывающего свои решения юридической мишурой.

Что же касается вопроса по существу, то есть запрещения экстремистской организации под названием «Меджлис», то, во-первых, крымско-татарское население в настоящее время представлено тремя десятками различных организаций. МС ООН, однако, сделал вид, что ему это неизвестно. Во-вторых, запрещение меджлиса не имеет никакого отношения к реализации прав народа, ибо данный орган был запрещён в связи с его экстремистской деятельностью, включая участие в организации блокады поставок электроэнергии и водоснабжения Крыма, а также призывов к насилию. МС ООН вновь сделал вид, что ему это неизвестно, хотя на мартовских слушаниях об этом ясно говорилось. Наконец, МС ООН «не расслышал», что запрещение меджлиса было результатом не административного, а судебного решения ряда инстанций, включая Верховный суд России.

У МС ООН нет никаких полномочий пересматривать решения высших судебных органов России. Вот почему его «указание» по Крыму является абсолютно незаконным.

Обратим внимание на то, что МС ООН отклонил все остальные требования Украины. Да, они выглядели абсурдными, но не следует думать, что данный суд – при наличии у него желания – не смог бы придумать самое невероятное «обоснование», чтобы удовлетворить эти требования. Например, для обоснования вынесения решения в пользу Франции по делу «Камерун против Нигерии» Международный суд заявил в своё время, что Британия и Германия имели право проводить границы в Африке. И это решение не времён расцвета европейского колониализма, а начала XXI века!

Впрочем, способность вообще никак не обосновывать свои решения МС ООН демонстрировал не раз! Так было, если вспомнить, в отношении Югославии по делу о бомбардировках этой страны авиацией НАТО

Несомненно, отклонение всех (кроме одного) требований Украины является результатом серьёзной политической борьбы внутри Международного суда. Однако представители Запада не уступили по одному пункту – по Крыму. Международный суд совершил недопустимый с юридической точки зрения акт – фактически объявил, что не признаёт Крым территорией России (именно так надо рассматривать «указание» российской стороне на то, что ей следует делать в Крыму). И ещё: требование суда было оформлено фразой «для защиты прав Украины»!

Таким образом, «взаимозачёт» по принципу «Крым – на всё остальное» – не такая уж победа, и главная пропагандистская цель Украины в МС ООН достигнута.

Данное решение было принято тринадцатью голосами против трёх. Против голосовали судьи из России, Китая и Словакии.

2. Россия должна «обеспечить возможность образования на украинском языке». Данное «указание» было сделано единогласно, то есть за него проголосовал и российский судья. Мы прекрасно понимаем компромиссный характер решений международных судов, и совершенно ясно, что голосование за этот пункт было результатом исключения других, более безумных требований Украины. И однако же подобное «указание» для Российской Федерации совершенно неприемлемо. И не потому, что в Крыму не должно быть преподавания на украинском языке (оно есть и будет), а потому, что никакой международный орган в мире не имеет юрисдикции и компетенции указывать России, что она должна делать на своей территории. Да ещё и по требованию третьих лиц!

3. Обе стороны должны воздерживаться от любых действий, которые могут усугубить спор или сделать его более сложным для его разрешения. Данная формулировка ведёт к внедрению в работу суда троянского коня. Обратим внимание: МС ООН говорит о «споре» и его «разрешении» в дальнейшем. Это означает, что суд, возможно, готовится признать наличие у него юрисдикции по данному делу, то есть возьмётся рассматривать его по существу. Случись такое, это стало бы полным юридическим безумием. Однако Международный суд – орган не правовой, а политический, с политическим же безумием мы сталкиваемся постоянно. И что удивляет: данное решение тоже было принято единогласно, то есть российский судья признал, что имеет место спор между Украиной и Россией! Однако это полностью противоречит позиции Российской Федерации!

Подведём итог. Решение Международного суда ООН от 19 апреля стало результатом политического компромисса по принципу «Крым – на всё остальное». России удалось убедить суд отклонить «всё остальное», и это важный успех. Отвергнуто безумное обвинение в финансировании Россией террористов. Однако появление адресованных российской стороне «указаний» по Крыму предотвратить не удалось: демонстративная формулировка, которую применил МС ООН, превращает это решение в заявление о том, что Крым не является российским. Впрочем доказать обоснованность подобного решения суду не удалось. В особых несогласных мнениях трёх судей приводятся правовые аргументы, на которые суд оказался не в состоянии ответить.

Полагаем, именно из этого будет исходить Россия при определении своего юридического отношения к данному решению МС ООН.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.