header
Саммит ЕС: проблем меньше не стало
"18589"
Размер шрифта:
| 02.02.2012 Мнение эксперта 
751 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Саммит ЕС: проблем меньше не стало

Накануне экстренного саммита ЕС, состоявшегося 30 января, президент Франции Николя Саркози в эфире национального телевидения высказался в том духе, что экономическая ситуация в Европе «успокаивается» и «стабилизируется». Однако саммит показал, что обстановка не столь радужная, как пытается представить ее Саркози в преддверии президентских выборов во Франции.

 
Бюджетный пакт
 
Руководители 25 стран Евросоюза заявили о готовности подписать Бюджетный пакт ЕС и присоединиться к нему. Отказались это сделать лишь две страны - Великобритания и Чехия. Тем самым Евросоюзу удалось в целом сохранить единство своих рядов, хотя нынешний раскол внутри сообщества не преодолен. Инициированный Германией и Францией Бюджетный пакт (его еще называют фискальным) является ключевым элементом стабилизации финансового рынка 17 государств еврозоны. Он устанавливает жесткие пределы структурному дефициту госбюджета (не более 0,5%) и вводит международную юридическую ответственность за нарушение данного положения. Еще восемь стран, не входящих в еврозону, обязались присоединиться к данному документу. 
 
Формальное подписание Бюджетного пакта состоится в начале марта. Документ официально вступит в силу, когда его ратифицируют 12 государств сообщества. 
 
Следует, однако, не забывать, что пакт не станет частью основополагающих договоров о ЕС, поскольку Великобритания и Чехия наложили вето на его принятие. Руководители двух стран опасаются потерять национальный бюджетный суверенитет. Чешский премьер-министр Петр Нечас еще перед началом саммита подчеркнул, что предлагаемый вариант данного документа для Чехии неприемлем. По его словам, без полноценного участия стран с собственной валютой на саммитах государств еврозоны пакт не способен что-либо им принести. «У меня есть очень серьезные претензии в отношении того, чтобы такие страны, как Чехия, которые подписали бы подобный документ, потенциально одалживали средства Международному валютному фонду для государств еврозоны, по сути, приглашались лишь символически на так называемые переговоры», - прокомментировал проект пакта премьер-министр.
 
Между тем документ опасен еще и тем, что предусматривает автоматическое введение санкций при слишком высоком дефиците государственного бюджета. Правда, вопрос о размерах штрафов пока не решен.
 
Кроме того, в национальных законодательствах должно быть закреплено ограничение бюджетного дефицита. Эта мера в долгосрочной перспективе призвана привести к сбалансированным госфинансам. Данный пункт особенно важен для канцлера Ангелы Меркель, ведь в ФРГ ограничение дефицита бюджета уже закреплено в Конституции. Однако Германия не смогла добиться того, чтобы во всех государствах ЕС это ограничение стало бы конституционной нормой. Кроме того, в чрезвычайных обстоятельствах и в случае сильной рецессии из этого правила должны быть сделаны исключения. Обвинения в свой адрес в том, что она желает подчинить всех своей воле, потому что представляет крупнейшую в еврозоне страну, Ангела Меркель отвергает: «Мы готовы учиться друг у друга». По ее словам, к немецкому доминированию это не имеет никакого отношения, «мы ведь не виноваты в том, что мы теперь такие большие».
 
Только страны - подписанты пакта смогут в будущем получать помощь из стабфонда еврозоны. В течение года после ратификации документа национальными парламентами он должен вступить в силу. Однако эксперты считают, что преодолеть долговой кризис пакт не поможет. Например, Джон Писани–Ферри из аналитического центра Bruegel в Брюсселе убежден, что до подлинного фискального союза с единой бюджетной и долговой политикой европейцам еще далеко. «Нам нужно больше политической интеграции, но мы наблюдаем как раз противоположный процесс. Нет политической воли уступить часть национального суверенитета, особенно во Франции», - говорит аналитик.
 
От EFSF к ESM
 
Лидеры всех 27 стран Евросоюза подписали договор о создании Европейского стабилизационного механизма (ESM). Постоянный стабфонд ЕС с капиталом в 500 млрд. евро начнет действовать с 1 июля 2012 года, то есть на год раньше, чем планировалось ранее. 
 
Собственный капитал ESM составит 80 млрд. евро. Еще 420 млрд. евро составят гарантии стран еврозоны. Стабилизационный фонд будет давать кредиты находящимся в тяжелом финансовом положении государствам. Таким образом, страны-должники будут получать займы на гораздо более выгодных условиях, чем если бы они брали в долг у кредитно-финансовых институтов.
 
Получается, что с середины года в ЕС будут существовать два стабилизационных фонда – уже действующий Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF) и новый ESM. 
 
Зачем ESM понадобился? Принимая 9 мая 2010 года решение о создании EFSF, руководители стран ЕС исходили из того, что долговой кризис в Греции не перекинется на других членов еврозоны. Поэтому срок действия стабилизационного фонда, призванного самим фактом своего существования успокоить финансовые рынки, ограничили тремя годами. Однако расчет на то, что временный EFSF так и останется незадействованным, не сработал. Осенью 2010 года фонду пришлось помогать Ирландии, предоставив ей на три года кредитную линию на 85 млрд. евро. А весной 2011 года кредиты на 78 млрд. евро получила Португалия. Еще до этого, в марте 2011 года, лидеры ЕС, осознав, наконец, что надо всегда иметь под рукой «финансовую пожарную команду», договорились учредить Европейский стабилизационный механизм. Это такой же стабфонд, как и EFSF, только постоянно действующий. 
 
Еще одна особенность ESM заключается в том, что он будет обладать собственным капиталом. Дело в том, что у EFSF никаких «реальных» денег в «кубышке» нет. Средства, которые он в виде кредитов предоставил Ирландии и Португалии, были взяты в долг у частных инвесторов путем выпуска облигаций. В роли гарантов выступили Европейский Союз, страны еврозоны и МВФ. Если, к примеру, должники обанкротятся, именно гарантам придется из собственных средств возвращать деньги инвесторам.
 
Возникает, однако, вопрос: хватит ли полтриллиона евро ESM, если острые финансовые проблемы начнут испытывать Италия, государственный долг которой превышает 1,9 трлн. евро, Испания или, к примеру, Франция? Глава МВФ Кристин Лагард предложила расширить финансовые возможности ESM, объединив его с EFSF. Идею передать в распоряжение нового стабфонда неизрасходованные пока резервы действующего фонда и увеличить капитал ESM до одного триллиона долларов поддержали премьер-министр Италии Марио Монти и зампредседателя Еврокомиссии Олли Рен, отвечающий за валютные вопросы.
 
Однако Ангела Меркель подобный шаг отвергает, ссылаясь на договоренности декабрьского саммита ЕС, участники которого решили обсудить этот вопрос на уровне глав государств и правительств в марте 2012 года. На деле же речь идет о том, что немецкий избиратель и при 80 млрд. евро «живых денег» ESM косо смотрит на это предприятие, поскольку на долю ФРГ из них приходится 22 млрд. евро, то есть 27% всей суммы. А что он скажет, если придется внести 27% от триллиона евро!? Между тем выборы в бундестаг не за горами – они состоятся осенью 2013 года.
 
Ряд экспертов считают решение ЕС о создании стабилизационного механизма ESM с капиталом в 500 миллиардов евро недостаточным. Немецкий эксперт Петер Бофингер, один из «пяти мудрецов» (членов совета экономических экспертов при правительстве ФРГ), уверен, что «денег нужно гораздо больше». Кроме того, по его мнению, следует принять дополнительные меры для того, чтобы такие страны, как Италия и Испания могли получить заимствования под «разумные проценты». Финансовые рынки, пребывающие в состоянии крайней нервозности, вряд ли пойдут на это. Нет уверенности в том, что создание стабилизационного механизма будет способствовать получению кредитов по приемлемым ставкам, сказал эксперт.
 
Бофингер опасается, что прогнозы по Италии и Испании будут постоянно ухудшаться и в результате долговой кризис может выйти из-под контроля. Он заметил, что согласен с главой МВФ Кристин Лагард, которая накануне саммита предостерегла от опасности скатывания Европы в масштабную экономическую депрессию.
 
Примером того, как меры жесткой экономии довели страну до краха, может служить Греция, которая теперь находится в состоянии свободного падения. Суть развернувшейся сейчас дискуссии состоит в том, что стабилизационные механизмы были задуманы как чрезвычайные меры. То есть страны, прибегающие к их помощи, делают это лишь в самом крайнем случае. «Вместо этого следовало бы гораздо больше внимания уделять нормальному обеспечению таких стран финансовыми средствами, а не их спасению», - подчеркнул Бофингер.
 
«Греческий пациент»
 
Немалое место в работе саммита заняла проблема спасения «греческого пациента». В ходе дискуссии о путях предотвращения греческого дефолта страны Евросоюза договорились до конца текущей недели представить всеобъемлющий план дальнейших действий по освобождению страны из долгового кризиса. Лидеры стран ЕС поручили министрам финансов принять все необходимые меры для того, чтобы переговоры о списании части долга Греции и предоставлении этой стране новой помощи закончились успешно, сообщает агентство AFP.
 
Греция уже на протяжении многих недель ведет с частными кредиторами переговоры о списании половины ее долга. Списание задолженности на сумму около 100 млрд. евро является условием предоставления Греции странами еврозоны и Международным валютным фондом (МВФ) второго пакета помощи в объеме 130 млрд. евро.
 
По окончании саммита в Брюсселе состоялись консультации по Греции в узком кругу. По словам Ангелы Меркель, в них участвовали председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, председатель Совета ЕС Херман ван Ромпей, глава стран еврогруппы Жан-Клод Юнкер, руководитель Европейского центробанка (ЕЦБ) Марио Драги и премьер-министр Греции Лукас Пападимос. «Мы заявили сегодня, что хотим очень быстро договориться о выделении Греции второго пакета помощи, поскольку нам необходимо как можно скорее прояснить ситуацию», - подытожила Меркель.
 
«Начальник Европы», как все чаще называют Ангелу Меркель, не стала вновь требовать назначения специального комиссара по контролю над бюджетной дисциплиной в Греции, то есть, по сути, ввести «внешнее управление» страной. Она, однако, указала, что надзор за Афинами необходим, поскольку греки не выполняет своих обещаний в сфере бюджетной экономии. Кроме того, в случае с Грецией речь идет и об участии частных кредиторов. Федеральный канцлер напомнила о том, что договоренность о «постоянном мониторинге» ситуации в Греции совместно с греческими экспертами была достигнута еще в октябре прошлого года.
 
На позицию Ангелы Меркель повлияло заявление Николя Саркози, который отверг идею лишения Греции суверенитета в вопросах бюджетной политики. На саммите ЕС он выразил мнение, что такая опека над страной-должником была бы «несоразмерной, недемократичной и неэффективной». К нему присоединился и глава еврогруппы Жан-Клод Юнкер, заявивший, что не считает целесообразными дальнейшие дискуссии о назначении специального комиссара для контроля над Грецией. Позиция Юнкера вызвана во многом его опасениями дальнейшего обострения социальной обстановки в Греции. 
 
Возмутились и греки. В частности, министр финансов Эвангелос Венизелос заявил, что тот, «кто ставит перед народом дилемму - финансовая помощь или национальное достоинство, игнорирует уроки истории». Можно только догадываться, какие «уроки истории» министр имел в виду и что по этому поводу думают немцы сегодня.
 
Как известно, ранее МВФ и ЕС пришли к выводу, что Греция должна снизить госдолг до 120% ВВП – терпимого уровня для ее чахнущей экономики. Предполагалось, что этого удастся добиться к 2020 году. Однако, по последним данным, МВФ оценивает госдолг Греции в 2010 году на уровне 135%. Учитывая, что в 2011 году ВВП Греции сократился на 6%, в этом году ожидается падение еще на 5%, а экономический рост в объеме 3% ежегодно возобновится начиная только с 2014 года, некоторые экономисты повысили оценку ее потребности во внешних кредитах с нынешних 130 млрд. евро до 145 млрд. евро, как минимум.
 
* * *
 
Символично, что саммит Евросоюза проходил на фоне всеобщей 24-часовой забастовки в Бельгии против мер жесткой экономии и сокращения социальных программ. В стране целые сутки не работал общественный транспорт, включая международные поезда. Закрылся один из крупнейших аэропортов Шарлеруа, были внесены изменения в работу и других воздушных гаваней страны. В понедельник 30 января не открылись школы и университеты. Газеты не появились на прилавках, а радио и телевидение сократили время вещания. В больницах работали только отделения экстренной помощи. Встали все промышленные предприятия, остались закрытыми многие торговые центры, магазины и рестораны.
 
Ведь жесткая экономия и секвестр социальных программ – это как раз то, что отвечает интересам крупного промышленного и финансового капитала, заинтересованного в преодолении кризиса за счет людей труда. Но участники саммита об этом не говорили.
 
И только председатель Европарламента социал-демократ Мартин Шульц на пресс-конференции после встречи с главами государств и правительств на саммите заявил, что в ликвидации последствий финансового кризиса должны участвовать те, кто этот кризис спровоцировал - «спекулятивный сектор и финансовые рынки». Но, кажется, его голос так и не был услышан теми, кому он адресовался.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.