Англосаксы примеряют корону Римской империи (I)

Некоторые американцы, судя по всему, просто бредят лаврами Александра Великого и Юлия Цезаря. Есть граждане США, которые даже подводят под имперские амбиции "научную" базу. А что? Действительно, обидно! Греки завоевали половину античного мира, Рим – и того больше. Англичане, французы, немцы, испанцы, русские… Даже поляки чуть было не стали имперской нацией, если б не обломали зубы в Московии. Чем же американцы хуже? В наш век, правда, статус империи как-то не очень вяжется с имиджем оплота демократии, но всегда найдутся те, кто «скрестит ужа с ежом», чтобы получилась колючая проволока для земного шара. Англосаксам не впервой [1].

К примеру, живший в XIX веке британский лорд Актон, историк и политик, автор знаменитого афоризма "Власть портит людей, а абсолютная власть портит их абсолютно», известен и другими примечательными высказываниями. Некоторым американцам очень понравилось такое: "Свобода – это не возможность делать то, что нам хочется, а право делать то, что нам надо" ("Liberty is not the power of doing what we like, but the right to do what we ought" [2]). 

Такой афоризм пришелся по душе особенно тем гражданам США, которые считают, что Соединенные Штаты должны отбросить лукавство и прямо заявить: целью американской внешней политики является создание империи. А имперский центр, как известно, либеральничать не может. И потому США "имеют право" делать за границей все, что Вашингтону придет в голову, поскольку такова уж великая миссия Америки - переделывать мир.

Чтобы не быть голословным, автор готов привести хотя и длинную, но подходящую к случаю цитату: "… преемственность американской политики определяется двумя вещами … Во-первых, это убежденность в том, что Америка может использовать силу в отношении других государств. Во-вторых - убежденность в том, что Америка должна играть особую роль в мире. … Америка не может стать обычной нацией - потому что стремление к изменению мирового порядка неким образом заложено в наш ДНК. Экспансионизм, грубость, склонность к вмешательству в дела других и стремление к гегемонии - это не извращения американского национального характера. Это самые существенные его черты". 

Сказал такое человек знающий, который не раз входил в "Toп-100 глобальных мыслителей" по версии американского журнала Foreign Policy. Это член совета директоров Фонда "Наследие" Роберт Кейган, бывший спичрайтер одного из госсекретарей США и многолетний внешнеполитический консультант влиятельного сенатора Джона Маккейна. Цитата взята из его интервью, которое было опубликовано в польском информационном издании Dziennik в январе 2008 года, но почему-то под названием "Россия и Китай угрожают миру" [3], хотя ссылка Р. Кейгана на генетические особенности американцев, скорее, указывает на другую страну, которая угрожает миру своей склонностью к насилию и стремлению к гегемонии.

Тем не менее, поскольку слово "империя" в этом интервью прямо не прозвучало, есть смысл к персоне Роберта Кейгана вернуться чуть позже. А пока обратимся к научным изысканиям другого представителя американского научного сообщества, коим является профессор университета Оклахомы Джей Руфус Фирс (J. Rufus Fears). В декабре 2005 года Фонд "Наследие", известный своей приверженностью «американским ценностям», пригласил этого, как его отрекомендовали, специалиста по "истории свободы" прочитать лекцию на тему "Уроки Римской империи для современной Америки". И вот что научное светило поведало [4].

По мнению Фирса, нынешние Соединенные Штаты и ушедшая в небытие Римская империя II века н.э. имеют одну и ту же особенность: для своего времени это две абсолютные супердержавы в пределах известного им мира, которые доминируют в военной, политической, экономической и культурной сферах. "Конечно, - уточняет знаток античности, - мы никогда не дадим миру Бетховена или Баха, Гете или Шекспира …но наша музыка, наши МакДональдсы, наша масс-культура распространились по всему земному шару. Посмотрите на террориста: захватив какого-нибудь заложника, он в то же время будет жевать сникерс, носить наклейки с Микки Маусом, слушать ужасную музыку и мечтать о МакДональдсе, когда все закончится. Вот как наша культура управляет миром!"

Трудно не согласиться с такой оценкой вклада США в мировую цивилизацию. Нет причин для отрицания и предложенного в лекции Д.Р.Фирса перечня того, чем любая империя хороша в принципе. В число таковых входят: единая территория без границ и таможен при общей транспортной системе, единый свободный рынок, единая валюта, единый закон, более квалифицированный - по сравнению с местным - имперский менеджмент, работающий социальный лифт для выходцев с периферии, общая имперская религия при сохранении "варварских" культов, сохранение разнообразия местных культур при доминировании культуры имперской нации. Но главное - это безопасность. Потому что народам свойственно воевать друг с другом. А когда есть сильный имперский центр, он быстро приводит в чувство местных князьков, ибо в вопросах войны и мира только ему принадлежит право решать, кому жить, а кому умирать и во имя чего. 

Из данного посыла американский профессор делает вывод, что США должны взвалить на себя ношу новой империи, чтобы освободить другие народы от их менее эффективных правителей, заменив их ставленниками имперского центра; избавить другие страны от недостатков экономики, ограниченной национальными рамками; уберечь их от международных вооруженных конфликтов и других ужасов суверенного бытия. Специалист по «истории свободы» (таковы уж особенности американского мышления) не видит ничего плохого в том, что "свобода народов была подавлена римским владычеством … но многие считали, что это и хорошо", так как независимость национальных государств "не давала ничего, кроме войн и беспорядков". По мнению Фирса, «от политики на Ближнем Востоке до многообразия культур у себя дома, Римская империя дает испытанный временем урок, как установить мир и благоденствие во всем мире путем сочетания свободы и империи».

"Отцы-основатели [США], - уверен профессор, - надеялись, что мы, в Америке, увидим эти добродетели античного Рима, и они знали, что с такой конституцией Соединенные Штаты дорастут до империи. Они уже говорили о поднимающейся империи Америки". 

И это действительно так. Соавтор американской конституции и первый министр финансов США Александр Гамильтон, например, писал, что, освободившись от влияния Европы и накопив силы, пока европейцы воюют между собой, Соединенные Штаты смогут стать трансатлантической доминантой и получат возможность диктовать Европе свои условия [5]. 

О глобальной американской империи он, конечно, тогда не мечтал, потому что до ядерного оружия, крылатых ракет и авианосцев было еще далеко. Но общее видение "отцами-основателями" желаемой роли США в мире очевидно. Первая мировая война, затем вторая, в развязывание которой англосаксы внесли свой вклад, чтобы столкнуть лбами Германию и СССР, а потом и победа в холодной войне такой шанс американцам дали.

Но Д.Р. Фирс предупреждает, что американская империя может оказаться недолговечной, если не принять во внимание следующее. Римская империя пала, потому что «не смогла решить два критически важных вопроса внешней политики: Ближний Восток и Центральная Европа». Римляне в свое время не подчинили себе Персию и не интегрировали полностью германские племена. Как только Рим расслабился в условиях наступившего «мира и благоденствия», персы атаковали его с востока, а германцы и арабы, объединившись в межплеменные союзы, - с севера и юга. Поэтому американская империя должна стать глобальной. Ни один уголок мира, где может возникнуть противостоящая ей сила, не должен остаться без внимания и ни в коем случае нельзя соглашаться на раздел мира на сферы влияния, позволяя какой-либо нации сохранить независимость. Из чего следует, что Америка, если уж решится стать империей, должна довести до конца дело, начатое на Ближнем Востоке, в том числе – решить иранскую проблему. Кроме того, Вашингтону следует остерегаться региональных союзов без доминирующего в них американского присутствия, особенно в Европе, и уж тем более таких, где может принимать участие «варварская» Россия. 

Знаток античности извлек из опыта Рима еще пять уроков. 

Во-первых, свободные нации, особенно либеральные демократии вроде древнегреческих, с трудом находят общий язык и склонны к конфликтам, а потому единственным решением для них остается присоединение к империи, если они хотят покончить с войнами. Мир и процветание либеральные демократии получают, только подчинившись всеобъемлющему имперскому правлению. Современный мир не должен бояться этого слова, потому что латинский термин imperium «может использоваться и как "хорошее управление"». 

Во-вторых, американцы, считает Д.Р.Фирс, должны отдавать себе отчет в том, что «институты свободы очень тяжело перенести… в другие части мира». Римляне, например, усвоили, что «свобода – не универсальная ценность» и что люди «отдают предпочтение безопасности», которую приносит империя, а потому готовы отказаться от «грандиозной ответственности самоуправления».

В-третьих, - и это, по его мнению, особенно важно учитывать – римляне, чтобы стать империей, сами были вынуждены отказаться от демократии и смириться с военной диктатурой цезарей, потому что нельзя управлять миром на основе законов, разработанных для демократического государства. Правда, Фирс настолько сам испугался своих слов, что, отвечая на вопросы из аудитории, внес затем поправку в этот тезис, заявив, что США «могут войти в имперский возраст как свободная республика и поддерживать эту свободную республику».

В-четвертых, по мнению Фирса, американцы должны осознать, что, «став сверхдержавой, уже невозможно дать задний ход», так как слишком много ненависти США уже вызвали вокруг себя. А потому «путь к империи надо пройти до конца, как это сделали римляне».

И наконец, в-пятых, надо помнить, что нет ничего вечного, как нет и вечных империй. Но американская империя может оставить после себя, как и Рим, главное – «наследие своего закона и наследие своей духовности», которыми будет пользоваться будущее человечество. Очень трогательно и обещающе звучит, особенно если вспомнить американскую «грубость, склонность к вмешательству в дела других и стремление к гегемонии», о которых говорил Роберт Кейган, а также принять сникерс и МакДональдс в качестве вклада США в мировую культуру, о чем упомянул сам автор концепции строительства американской империи.

Читатель может, конечно, подумать: «Да мало ли какие мысли посещают головы, допустим, славянских коллег оклахомского профессора, если они всю свою жизнь корпят над книгами Фукидида и Флавия?» Не спорю. Но есть вопросы. 

Например, такой: действительно ли Фонд «Наследие» настолько влиятельный, что способен увлечь американскую правящую элиту идеями Фирса? 

(Продолжение следует)

1. Здесь и далее, под словом «англосаксы» автор имеет в виду, конечно же, правящую элиту США и Великобритании, а не американскую и британскую нации per se.

2. Цит. по The American Political Science Review vol.56, 1963 (1860) p146.

3. Robert Kagan, Rosja i Chiny zagraїaj№ њwiatu // http://wiadomosci.dziennik.pl/wydarzenia/artykuly/68573,rosja-i-chiny-zagrazaja-swiatu.html

4. The Lessons of the Roman Empire for America Today http://www.heritage.org/research/lecture/the-lessons-of-the-roman-empire-for-america-today

5. http://www.heritage.org/research/reports/2010/10/americas-founders-and-the-principles-of-foreign-policy-sovereign-independencecoreftn