header
 «Петербургский диалог»: кто третий лишний?
"22768"
Размер шрифта:
| 28.11.2012 Политика 
812 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

«Петербургский диалог»: кто третий лишний?

«Петербургский диалог», ежегодный форум представителей российской и немецкой элиты, давно стал одной из опорных точек межгосударственного партнерства. Он является политическим измерением эффективного экономического взаимодействия, которое развивается в последнее десятилетие. Несмотря на тяжелую ситуацию в ЕС, Министерство экономического развития РФ прогнозирует рост товарооборота между Россией и Германией в текущем году до 80 миллиардов долларов. На встрече 15 ноября с.г. удалось подписать 10 новых соглашений в различных отраслях и наметить пути решения визовой проблемы.

Различия в подходах к отдельным вопросам вполне естественны – суверенные государства имеют собственный исторический опыт, традиции, политическую практику. Их обсуждение предполагает равноправный диалог, не допускающий менторского тона. Но, на беду, сложнейшая предвыборная ситуация, в которой оказались ХДС/ХСС и лично госпожа федеральный канцлер, породила ряд «жизненно важных» проблем, которые внезапно озаботили немецкую сторону накануне форума.

Жизнеспособность и эффективность «Петербургского диалога» обусловлены одним значимым обстоятельством: недопустимо даже косвенное вмешательство во внутренние дела партнера путем навязывания непрошеных советов и «универсальных» рецептов. Но все же соблазн политизировать спокойное обсуждение различий во мнениях, переходя на язык громких, но пустых деклараций, оказался слишком велик. Думается, в долгосрочной перспективе вряд ли можно считать конструктивной многословную антироссийскую резолюцию бундестага, принятие которой накануне «Петербургского диалога-2012» в ускоренном режиме инициировал депутат и уполномоченный правительства Германии по вопросам общественно-политических связей с Россией Андреас Шокенхоф. Собственно говоря, и его доклад на форуме, если отбросить формулы вежливости, во многом повторял тезисы этого документа. Представитель ХДС, скорее всего, надеялся в обход более опытных коллег поуправлять процессами на международном уровне и, употребив крепкие выражения, поднять себе рейтинг. Он не учел, однако, риска, уж очень «нажимая на газ», лишиться «водительского удостоверения» политика. Разумеется, МИД ФРГ предпринял некоторые шаги, чтобы устранить наиболее одиозные формулировки Шокенхофа, но в целом резолюция получилась крайне несбалансированной. Преамбула, словно вписанная в последний момент, резко контрастирует с содержанием.

А ведь задолго до начала события официальный представитель российского МИД Александр Лукашевич обращал внимание немецкой стороны на недопустимость ложных высказываний депутата. Мотивы Шокенхофа, который последовательно и без разбора критикует весь спектр российской внутренней и внешней политики, в Москве известны и давно никого не удивляют. Интересно другое: зачем в Берлине было принято решение осложнять, если не сказать компрометировать, эффективный формат двусторонних консультаций присутствием откровенного русофоба, который не имеет ни опыта в данной сфере, ни какого бы то ни было отношения к реальным интересам немецкого бизнеса в России?

В сомнительном документе Шокенхофа нашлось место даже проблемам американской программы USAID в Москве. Почему депутат Бундестага вдруг начал считать деньги американских налогоплательщиков, видимо, так и останется одной из загадок немецкого парламентского сезона. В любом случае, у многих российских экспертов осталось ощущение незримого присутствия некой третьей, атлантической силы, которая казалась совершенно лишней в двустороннем диалоге континентальных держав.

Именно на этот фактор обратил внимание аудитории в своем выступлении известный российский политолог Виталий Третьяков, который спросил, существует ли какой-нибудь публичный «Нью-Йоркский диалог», где политики, общественные деятели и журналисты США и Германии обсуждают свои «острые проблемы» и в каких выражениях немецкие коллеги высказывают претензии американцам.

Действительно сложно представить, чтобы за рубежом выступал российской оратор, который позволил бы себе рассказать немецкоязычной аудитории о провале политики мультикультурализма, спросить об атомном оружии США на территории суверенной Германии, посетовать на рост преступности или безработицы в ЕС. Это сочли бы шуткой дурного тона.
 
Подобным же образом стоит охарактеризовать и внезапную перемену настроения властей земли Баден-Вюртемберг. Место проведения очередного раунда «Петербургского диалога» и вопросы финансирования были летом согласованы с правительством земли руководящим составом форума и авторитетными экспертами международного уровня как с российской, так и с германской стороны. Однако недавно стало известно, что «Петербургский диалог-2013» придется перенести в другой регион ФРГ «по причине нехватки средств в бюджете». Однако тут же журнал «Шпигель», ссылаясь на правительство земли, пояснил, что представители «Зеленых» в правительстве Баден-Вюртемберга, озабоченные правами человека в России, попросту не нашли другого повода уклониться от проведения конференции. Даже с формальной точки зрения такая отговорка звучит удивительно и неправдоподобно: ведь согласно статье 24 конституции ФРГ международная политика относится к компетенции федерального правительства Германии. В итоге остается открытым вопрос, вправе ли земельное правительство, «сэкономив» несколько сотен тысяч евро, препятствовать развитию международных отношений ФРГ со стратегическим партнером - Россией, и отвечает ли это интересам немецкого народа?

 «Петербургский диалог», если немецкая сторона заинтересована в его продолжении, следовало бы ориентировать на действительно важные темы, которые с 2008 по 2011 г. затрагивали в ходе обсуждения представители Восточного комитета германской экономики. К ним относятся совместное преодоление последствий долгового и валютного кризиса в ЕС, поиск немецкими предпринимателями новых «точек роста» в российской экономике, а также работа над крупными инфраструктурными проектами. Чрезвычайно актуальна высказанная еще в 2001 г. идея создания единого энергетического и экономического пространства между Россией и ЕС. В условиях стагнации на европейских рынках этот проект существенно стабилизирует положение Германии, как основного кредитора проблемных стран Евросоюза. Впрочем, такой уровень отношений предполагает, что немецкие политики не будут растрачивать потенциал сотрудничества на бессмысленные идеологические построения…

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.