header
Флот России в Средиземноморье (III)
"15180"
Размер шрифта:
| 17.03.2013 Политика  | История и культура 
920 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Флот России в Средиземноморье (III)

Часть Iчасть II

Только за период с 1967 по 1978 год в Средиземном море на боевой службе побывали 1546 советских кораблей и судов, то есть не менее 100 ежегодно. Средняя продолжительность боевой службы в разное время составила для атомных ПЛ до 3 месяцев, дизельных ПЛ – от 6 до 12–13 месяцев, надводных кораблей и судов – от 6 до 8 месяцев.

Входили в строй новые противолодочные корабли, а с выходом в Средиземное море противолодочных крейсеров проекта 1123 «Москва» и «Ленинград» с вертолетами КА-25 на борту, а также атомных и дизельных подводных лодок решение задач успешной борьбы с американскими атомными ракетными подводными лодками стало реальностью. Появление принципиально новых авианесущих кораблей типа ТАВКР «Киев» с самолетами Як-38 и вертолетами КА-27 резко повысило возможности решения задач в Средиземном море, завоевания господства в восточной его части.

К моменту образования 5-й эскадры на Черноморском флоте с учетом опыта локальных войн и конфликтов были приняты меры по воссозданию морской пехоты ЧФ, сформирована бригада десантных кораблей для доставки в Средиземное море десантных отрядов «черных беретов», которые затем практически на протяжении всей истории существования эскадры несли боевую службу в её составе.

В тесном взаимодействии и в интересах эскадры действовали подразделения морской авиации – эскадрильи самолетов ТУ-16, ИЛ-38, БЕ-12, АН-12, базировавшихся в 70-е годы на аэродромах Каир-Вест и Матрух (Египет), а с 1985 г. самолеты ТУ-16Р действовали с аэродрома Тифор (Сирия). Они выполняли регулярные полёты над Средиземным морем с задачей воздушной разведки и выявления районов действия авианосных соединений и корабельных группировок ВМС стран НАТО.

Кроме того, начиная с 1968 г. в составе эскадры практически постоянно находилось до 2 эскадрилий вертолетов КА-25, базировавшихся на противолодочных крейсерах «Москва» и «Ленинград». До 1991 г. эти корабли совершили 35 походов на боевую службу в Средиземное море.

Таким образом, 5-я Средиземноморская эскадра, как и противостоявший ей 6-й флот США, имела в своем составе почти все рода военно-морских сил (надводные корабли, подводные лодки, авиацию, морскую пехоту, суда вспомогательного флота, службы и части специального назначения). Она реально противостояла оперативно-стратегическому объединению (6-й флот США). 5-я эскадра была единственным в истории послевоенного ВМФ СССР формированием  с таким составом и таким предназначением.

Адмирал Юрий Николаевич Сысуев, последний командир эскадры, в последующем являвшийся начальником ВМА им. Н.Г. Кузнецова, сделал исключительно точный вывод о значении 5-й эскадры в своем докладе на торжественном собрании, посвященном 40-летию эскадры. «Находясь в эпицентре войн и вооруженных конфликтов 1967 и 1973 годов между Израилем и арабскими государствами, вооруженного противостояния на Кипре в 1974 г., а в 1982 г. в Ливане, применения военной силы США против Ливии в 1986 г., корабли эскадры были серьезным сдерживающим фактором для агрессивных замыслов и устремлений».

Это, наверное, и есть главный итог деятельности эскадры за четверть века своего существования. Журналисты, историки и писатели-маринисты, рассказывая об эскадре, называют это «подвигом моряков Средиземноморской эскадры, спасшей мир в годы холодной войны».

 ***

С первых дней своего существования эскадра оказалась в эпицентре военного конфликта на Ближнем Востоке.

Первые два года были настоящим испытанием созданной эскадры на прочность, но присутствие советских военных кораблей в Средиземном море и в зоне конфликта в значительной мере содействовало дальнейшей стабилизации военно-политической обстановки на Ближнем Востоке. «Когда советские эсминцы и подводные лодки вошли в Средиземное море, это принесло быстрые успехи советской дипломатии», – писала американская газета «Крисчен сайенс монитор». Не случайно уже в августе 1967 г. экс-командующий 6-м флотом США контр-адмирал У. Мартин заявил: «Средиземное море уже не то, каким оно было раньше. Раньше здесь можно было делать все, что хочешь. Теперь уже нет…»

Несмотря на прекращение военных действий, обстановка летом и осенью 1967 г. оставалась крайне напряженной, особенно после потопления 21 октября израильского эсминца «Эйлат» египетскими ракетными катерами, нанесшими по нему сокрушительный ракетный удар. Это был первый в мире случай применения противокорабельных ракет по надводному кораблю. Он показал высокие боевые качества и возможности ракетных катеров проекта 183Р с ракетами П-15 советского производства, находившихся на вооружении в египетском ВМФ.

Американцами предпринимались различные действия, вплоть до открытых провокаций, чтобы «выжить» эскадру из Средиземноморья. Это и опасные действия самолетов с авианосцев, имитировавших выходы в атаку, и опасное маневрирование кораблей НАТО, и, наконец, беспрецедентное решение верховного командования НАТО, принятое в 1968 г. в нарушение Женевской конвенции 1958 года о свободе мореплавания, других международных соглашений, разрешавшее кораблям 6-го флота, находящимся в Средиземном море, уничтожать советские подводные лодки, обнаруженные и не всплывшие в радиусе 100 миль от американских кораблей. Последовавшее за этим заявление Советского правительства, опубликованное в газете «Правда» 24 ноября 1968 г., охладило их пыл и, почувствовав потенциальную угрозу ответного применения оружия со стороны советских подводников, американцы вынуждены были пойти на попятную, отказавшись от проведения подобных пиратских акций. Кроме подводников, мало теперь кто помнит об этом, но чем это могло кончиться, даже трудно представить.

Конечно, о 5-й эскадре далеко не все написано и рассказано. Но даже из того, что известно, напрашивается единственный вывод – целое послевоенное поколение советских воинов служило не зря. Результаты всей героической и необычной 25-летней истории существования эскадры, славные подвиги и доблестные поступки от рядовых матросов до адмирала – командира эскадры навсегда останутся в памяти последующих поколений как ярчайшая страница в истории отечественного флота.

***

В 90-е годы ХХ века уже после расформирования эскадры выходы черноморцев в Средиземное море носили эпизодический характер. В октябре-ноябре 1997 г. в Забосфорье впервые под Андреевским флагом вышел СКР «Пытливый» (командир похода – контр-адмирал А.В. Ковшарь). В 2002 г. впервые в новейшей истории ЧФ в Средиземном море решал задачи уже отряд боевых кораблей ЧФ под флагом первого заместителя командующего ЧФ вице-адмирала Е.В. Орлова (ГРКР «Москва», СКР «Пытливый»). В это же время в Средиземном море находилось еще несколько черноморских кораблей и судов. А в апреле-июле 2003 года под флагом вице-адмирала Е.В. Орлова, первым среди черноморцев удостоенного ордена «За морские заслуги», в дальнюю океанскую зону вышел отряд черноморских кораблей. В Индийском океане ответственные задачи решали ГРКР «Москва», СКР «Пытливый», СКР «Сметливый», БДК «Цезарь Куников», танкер «Иван Бубнов», СБ «Шахтер».

В последующие годы в Средиземное море для участия в международных учениях, решения задач боевой службы периодически выходят боевые корабли и вспомогательные суда. Практически постоянно у причала ПМТО в сирийском Тартусе находится вспомогательное судно ЧФ.

Нынешнее поколение военных моряков продолжает с честью выполнять свой долг, самоотверженно несет свою вахту под Андреевским флагом в различных районах Мирового океана, используя огромный практический опыт, накопленный на эскадре. Подтверждение тому – беспримерный поход из Севастополя черноморского гвардейского ракетного крейсера «Москва» через три океана на ТОФ и обратно в 2010 году.

Второе десятилетие XXI века станет решающим в судьбе российского Военно-Морского Флота и, соответственно, в сохранении за Российской Федерацией статуса великой морской державы.

Многие геополитические проблемы сегодня решаются с помощью морской силы. Это продемонстрировали локальные войны в Югославии, Ираке, Ливии. Сегодня это доказывают события, связанные с Сирией. Флот – инструмент решения внешнеполитических задач. Причем флот совершенно иного уровня, чем в эпоху холодной войны. Современные военно-морские силы ведущих мировых держав готовы и способны решать задачи «войн шестого поколения»… Они действуют с помощью «длинной руки», воюя без непосредственного контакта с противником, используя высокоточное, эффективное оружие, основанное на новых принципах и технологиях. ВМС США уже сегодня отрабатывают на практике принципы «воздушно-морской операции» – новой оперативной концепции вооруженных сил США. Флоты мира, становясь качественно новыми по своему составу, по-прежнему многочисленны, а зона их постоянного присутствия в Мировом океане расширяет свои масштабы.

Исходя из этого и должна проявляться державная забота о морской мощи Российского государства. В этом отношении весьма показательна и поучительна деятельность советского военно-политического руководства в период холодной войны, начавшейся фактически сразу же после Второй мировой. Здесь примером является деятельность «Великого Главкома», «Главкома № 1» Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова и его сподвижников, сумевших созданием за исторически короткий период времени океанского флота изменить ход самой истории. А для нынешнего и последующих поколений российских моряков навсегда останется примером деятельность моряков-средиземноморцев, на практике воплотивших замыслы С.Г. Горшкова и его «команды».

Ряд авторитетных военных экспертов, среди которых командовавший Средиземноморской эскадрой адмирал Валентин Селиванов, являвшийся начальником Главного штаба ВМФ в 90-е годы, сменивший его на этом посту адмирал Виктор Кравченко, председатель комитета Госдумы по обороне адмирал Владимир Комоедов, командовавший Черноморским флотом в 1998–2002 годах, не раз высказали свою точку зрения как на современное состояние ВМФ России, так и на перспективы деятельности Российского флота в Средиземноморье на постоянной основе. Некоторые оценки звучат довольно жестко. С ними можно соглашаться, с чем-то – поспорить. Но несомненно одно: у России действительно сегодня не хватает сил для обеспечения своего присутствия на постоянной основе в восточном Средиземноморье или в другом геополитическом районе Мирового океана. И речь идет не только о количественных параметрах, но и о многом другом.

Увы, Россия за последнее десятилетие растеряла многих своих союзников и друзей, с которыми осуществлялось взаимодействие по линии укрепления военного, военно-технического сотрудничества, а также сотрудничества в области военно-морской деятельности. Многое утрачено, в то же время мало что приобретено. Об этом красноречиво свидетельствуют перемены, произошедшие, к примеру, раньше чуть ли не в нашем внутреннем Черном море. Четверть века назад не было сомнений, что СССР доминирует здесь безраздельно. Существовал здесь и объединенный флот, в состав которого входили силы Советского ЧФ, а также флотов государств – членов Варшавского Договора – Болгарии и Румынии. Теперь же доминирует здесь НАТО, членами которого являются Болгария, Румыния и Турция, в Альянс всеми силами стремится Грузия. Братская, но не союзная России Украина с НАТО взаимодействует по линии всех миротворческих программ, других операций, чего не делает ни одна страна, не являющаяся членом Организации Северо-Атлантического договора. Другая, но все же схожая ситуация сложилась и в Средиземноморском бассейне, в восточной его части, где в 70–80-е годы прошлого века доминировал Советский ВМФ в лице 5 ОПЭСК. Это значит, что сегодня простым направлением российских кораблей в этот район обойтись невозможно. Для поддержки усилий ВМФ необходимы победы на дипломатических фронтах, хотя, конечно же, в определенной мере и военные моряки содействуют достижению этих побед.

Вспоминается то ли быль, то ли анекдот. Когда в начале 60-х годов началась «заваруха» в Конго, где был свергнут и убит Патрис Лумумба, Н.С.Хрущев якобы задал вопрос министру обороны маршалу Малиновскому: «Когда мы сможем к берегам Восточной Африки послать нашу эскадру?» Этот вопрос был переадресован главкому ВМФ Горшкову. Тот ответил: «Года через четыре, не раньше». У него спросили: «Почему?» Главком ответил откровенно и предельно просто: «Для этой эскадры хотя бы нужно построить корабли»…

Так ли было на самом деле или нет, но такой разговор вполне мог состояться после хрущевских погромов армии и флота в конце 50-х – начале 60-х годов. И происшедшее тогда несравнимо с тем, что случилось после 1991 года, когда Россия без боев и сражений потеряла мощнейшие Вооруженные Силы. И, пожалуй, самый мощный удар наши Вооруженные Силы получили от «внутренних сил», осуществлявших военную реформу, реформирование армии и флота, оптимизацию, модернизацию, обретение Вооруженными Силами «нового облика» и т.д.

Параллельно с этими процессами удар был нанесен по экономике страны и ее базовым отраслям – металлургии, приборостроению, кораблестроению и судоремонту. Как говорят моряки, ниже ватерлинии была загнана военная наука, свернуты работы по разработке новых образцов оружия и военной техники. Злые языки утверждают, что спасателями нашего оборонно-промышленного комплекса стали китайцы и индусы, для которых мы строили корабли и подводные лодки  их по-настоящему океанских военно-морских флотов.

Пожалуй, одним из самых обсуждаемых вопросов является вопрос о том, какие силы ВМФ России будут решать в Средиземноморье поставленную задачу? На этот вопрос ответить нетрудно: все способные на это корабли, входящие сегодня в состав Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Так было и во времена существования 5-й ОПЭСК. Так, очевидно, будет и сейчас. Причем и раньше, и в наши дни, судя по всему, основная нагрузка ляжет на Черноморский флот. Это целесообразно – из черноморских баз боевой корабль может оказаться в водах Средиземного моря уже через сутки после поставленной задачи. Кораблям же с Севера и Балтики только на переход в Средиземное море потребуется несколько недель, не говоря уже о расходовании моторесурса, топлива и т.д. Здесь стоит дать краткую характеристику состоянию Черноморского флота. Приводимые данные не носят секретного характера, их можно найти в открытых источниках, но в то же время широкой публике они не известны. Эти цифры дают возможность даже неспециалистам сделать выводы о сегодняшнем состоянии Черноморского флота.

 Краснознаменный Черноморский флот ВМФ СССР включал в себя 835 кораблей и судов практически всех существующих классов и насчитывал более 100 тысяч человек личного состава. По результатам подписания «базовых соглашений» между Россией и Украиной, определивших статус и условия пребывания ЧФ РФ на территории Украины (от 28 мая 1997 г.) и завершения раздела,  Черноморский флот РФ значительно сократился. В его составе осталось 655 кораблей и судов – 83 боевых надводных корабля, 5 подводных лодок, 56 боевых катеров, 49 кораблей специального назначения, 272 катера и рейдовых судна, 190 судов обеспечения, из них 12 кораблей 1-го ранга, 26 кораблей 2-го ранга.

При  утилизации 496 кораблей и судов за период  с 1997 года в состав ЧФ РФ были введены лишь несколько кораблей. Это: в 1999 г. – ГРКР «Москва» (после длительного ремонта на заводе им. 61 коммунара и 13-м СРЗ ЧФ),  в 2000 г. – МТЩ «Валентин Пикуль» (достроен, первоначально предназначался для ВМС Индии), в 2002 году – РКВП «Самум» (после 9-летнего ремонта на Зеленодольском заводе «Красный металлист»), в 2006 г. – МТЩ «Вице-адмирал Захарьин». Кроме того, флот пополнился несколькими боевыми катерами и малотоннажными судами обеспечения, существенно не повлиявшими на боеготовность флота.

На конец 2012 года в составе Черноморского флота числилось  244 корабля и судна различных классов с учетом списанных, близких к списанию и утилизации единиц. В это число входят рейдовые катера, баржи, буксиры и др. Из всего этого количества лишь 42 боевых корабля  и катера  – 2 корабля 1-го ранга,  12 кораблей 2-го ранга, из них 2 подводные лодки и 10 надводных кораблей.

По ряду показателей Черноморский флот является самым «старым» из всех флотов ВМФ РФ, средний срок службы 2 кораблей 1-го ранга составляет 34,3 года при нормативных сроках службы 30 лет, 12 кораблей 2-го ранга  33,6 года при нормативных сроках службы 25 лет, 27 кораблей и боевых катеров 3-го ранга  27,1 года при нормативных сроках службы 15–20 лет. Ситуация усугубляется тем, что все боевые корабли и катера должным образом не проходили плановые ремонтные и модернизационные работы с 1992 года в связи с отсутствием финансирования. Сейчас они держатся на плаву только благодаря бесконечному латанию дыр.

Беспокоит и то, что строительство в соответствии с Государственной программой вооружений для Черноморского флота кораблей и подводных лодок не сможет адекватно восполнить естественную убыль корабельного состава. Корабли продолжают стареть и морально, и физически.

Как известно, по действующей Государственной программе вооружений (ГПВ) до 2020 года для всех флотов  ВМФ РФ планируется завершить строительство (построить) 78 надводных кораблей и подводных лодок. ВМФ России должны пополнить 8 ракетных подводных крейсеров, 16 многоцелевых подводных лодок, 54 надводных корабля разных классов. Однако простые подсчеты свидетельствуют о том, что даже при выполнении этих планов к 2020 году ВМФ России с большим трудом сможет осуществлять постоянное присутствие группировок кораблей даже в ограниченном количестве районов дальней морской (океанской) зоны. Это значит, что задачи дальних походов в ближайшие 3-4 года будут решать ныне существующие корабли, спроектированные и построенные еще в «брежневское» и даже «хрущевское» время. Понимание этого, в свою очередь, ставит задачи поддержания их технической готовности и проведения модернизации.

Приведенные цифры отражают лишь часть существующих проблем. Их решение требует огромной работы, включающей и улучшение российско-украинских отношений, и глубокий пересмотр программ вооружения, кораблестроения, судоремонта, военной науки и т.д., и т.п. И тем не менее как моряк, более двух десятков раз проходивший Черноморскими проливами, в общей сложности проведший в море несколько лет, могу сказать: решение российского военно-политического руководства страны о восстановлении постоянного присутствия ВМФ России в Средиземном море с одобрением, энтузиазмом, если не сказать с восторгом, воспринято и моряками, которые служат сегодня, и ветеранами. Такое решение ждали давно. Конечно, работа предстоит колоссальная. Но российские военные моряки никогда ее не чурались. И сегодня они к ней готовы - в надежде на то, что планы укрепления  морской мощи государства, сохранения за Россией статуса великой морской державы будут выполнены. Не хотелось бы в этих надеждах обмануться…

Сергей ГОРБАЧЕВ, капитан 1-го ранга, кандидат политических наук, ученый секретарь Военно-научного общества ЧФ, участник 11 дальних походов в Атлантический и Индийский океаны, Средиземное море

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.