Россия – Китай: новые перспективы

На саммите G20 в Петербурге главы «Газпрома» и китайской CNPC Алексей Миллер и Чжоу Цзипин подписали соглашение об основных условиях поставок газа из России в Китай по восточному маршруту. В «Газпроме» отмечают, что согласованы все основные условия: объём и сроки начала экспорта, уровень «бери или плати», период наращивания поставок, уровень гарантированных платежей, точка сдачи газа на границе и т. д. 

Данное промежуточное соглашение аналогично тому, что было заключено еще три года назад. Вообще, Россия пытается договориться с Китаем о поставках газа с 2004 года. Однако пока компаниям не удаётся прийти к соглашению по цене поставок. Объективно Китай заинтересован в закупках российского газа. В последние годы китайский спрос на газ ежегодно увеличивался в среднем на 15-20%. Приводятся разные прогнозы роста потребления газа в КНР. Согласно докладу заместителя директора экономического центра Института энергетических исследований Государственной комиссии по реформе и развитию КНР Цзян Синьмина, в 2020 году потребление газа в Китае составит 400 млрд. м3, импорт – 200 млрд. м3. По данным главного экономиста Института исследований экономики и технологий CNPC Сюй Бо, потребление газа в 2020 г. составит 230 млрд. куб. м и импорт - 350 млрд. куб. м. Впервые в докладе Цзян Синьмина были оглашены плановые ориентиры на 2030 год: потребление – 500 млрд. м3, импорт – 250 млрд. м3. Обращает на себя внимание и названный Цзян Синьмином показатель зависимости Китая от импорта  -  50% уже к 2020 году.

Здесь важен сохраняющийся интерес китайской стороны к российскому газу, показывающий, что пока ниша для него на этом рынке есть. К тому же с точки зрения безопасности поставок общая граница – идеальный вариант для озабоченных вопросами энергобезопасности китайцев. В то же время существующая в КНР система регулирования цен на газ, когда импортирующие компании вынуждены закупать газ дороже, чем они могут перепродать его на рынке, существенно осложняет поиск ценового консенсуса. По оценкам Сюй Бо, в прошлом году потери компании от разницы цен импорта СПГ и трубопроводного газа и внутренних цен составили около $8 млрд. ($1,3 млрд. в 2010 году).

Отсюда и появление весьма экзотических требований со стороны потенциального импортера вроде привязки формулы цены российского газа к ценам американской биржи Henry Hub. Средняя цена спотовых контрактов на начало сентября там составляла $130-140 за 1 тыс. м3, в то время как предлагаемая «Газпромом» привязка к цене спотовых контрактов в Европе существенно выше - порядка $390-400 за 1 тыс. м3. 

«Газпром» неоднократно заявлял, что не намерен привязывать китайский контракт к индексу Henry Hub, и в новом соглашении закреплено, что такой привязки не будет. Что станет ценовым базисом контракта, пока не ясно. И стороны очень осторожно высказываются по этому вопросу. «Определенные подвижки в переговорах по цене есть, сейчас мы вырабатываем особую ценовую формулу, которая будет отличаться от используемых, - сообщил официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов. - Китайские коллеги называют ее инновационной». По его словам, цена будет определена отдельным соглашением.

Другим важным нововведением в основные условия поставок российского газа в Китай стал перенос сроков начала прокачки с 2018-го на 2015 год. Это означает, что здесь сыграла свою роль политическая воля руководства двух стран. Решили ускорить процесс начала поставок, что меняет ресурсную и логистическую схему и может отразиться на других проектах «Газпрома». Сергей Куприянов сообщил, что поставки должны начаться с 2015 года, речь идет о контракте на 30 лет, объемы поставок составят 38 млрд. м3 в год. Он отметил, что на начальном этапе газ пойдет через газопровод Сахалин — Хабаровск — Владивосток. По новой схеме сначала в Китай пойдет сахалинский газ. А это, в свою очередь, может усложнить (или отодвинуть по срокам) реализацию проекта расширения мощности Сахалинского завода СПГ, поскольку существующих объемов добычи на острове на всё не хватит. Правда, в дальнейшем основную часть поставок в Китай возьмет на себя газопровод «Сила Сибири», который пройдет из Якутии во Владивосток через Хабаровск. По нему в страны Азиатско-Тихоокеанского региона планируется поставлять газ с Чаяндинского и Ковыктинского месторождений (совокупные запасы – 3,7 трлн. м3). Общая мощность газопровода должна составить 61 млрд. м3 в год. Однако на сегодняшний день эта труба находится лишь на стадии проекта (инвестиционное решение было принято только в октябре 2012 года), а срок ввода в действие - 2017 год.

Азиатских участников рынка СПГ осень волнуют проблемы высоких цен на этот вид сырья и наметившийся его дефицит в мире. По данным на середину лета 2013 года, спотовая цена СПГ с поставкой в Северо-Восточную Азию с начала мая поднялась приблизительно на 0,45 долл./млн. бте, до 14,75 долл./млн. бте (521 долл./тыс. куб. м). В результате цена для Азии превысила цену для Европы на 3,20 долл./млн. бте (113 долл./тыс. куб. м). Тенденция превышения цены спота над ценой контрактов сохраняется, начиная с зимы 2013 г., и является отражением новой ситуации на рынке СПГ. Вывод из эксплуатации АЭС в ряде крупных стран-энергопотребителей, а также резкий рост потребления СПГ в Латинской Америке и на Ближнем Востоке начал создавать определенный дефицит на рынке сжиженного природного газа. Недостаток предложения будет сохраняться как минимум до 2015 г. По расчетам, прибавка в этот период составит около 20 млн. т, что явно недостаточно. Введение новых мощностей в Восточной Африке, Австралии и, возможно, в Северной Америке ожидается только после 2015 г. 

В настоящий момент рост премии в цене поставки в Азию уже приводит к уменьшению поставок СПГ в Европу и в целом перенаправлению объёмов на более дорогие направления, т.к. Европа располагает альтернативой в виде поставок газа по трубопроводам. Текущая тенденция явно подтверждает эту концепцию: по данным Argus, поставки СПГ в Европу сократились в сравнении с уровнями годичной давности на 39% в I квартале 2013г. и на 31% в 2012 г.

Данные тенденции учитываются «Газпромом» в его стремлении добиться ценового уровня, сопоставимого со сложившимся в Северо-Восточной Азии. При этом исходят из того, что стратегическое партнерство в энергетике – это одна из форм пакетной сделки. Так, в июне с.г. после Петербургского экономического форума китайцы получили серьезный «подарок» в виде значительных дополнительных объемов нефти. Кроме того, идут переговоры об участии китайских компаний в проектах добычи в Восточной Сибири (CNPC совместно с «Роснефтью» будет разрабатывать крупное Среднеботуобинское нефтегазоконденсатное месторождение на юго-западе Якутии). 

В ходе Петербургского саммита G20 российско-китайский энергетический пакет пополнился еще одной крупной сделкой. НОВАТЭК и СNPC подписали договор купли-продажи 20% акций в ОАО «Ямал СПГ». 

Согласование очередных основных условий поставок газа в КНР – не сенсация, но событие, безусловно, отрадное и вместе с тем обязывающее. Есть всё-таки надежда, что, как обещают (в очередной раз) переговорщики, к концу 2013 г. удастся выйти на подписание окончательного контракта на поставки газа по восточному маршруту. Для этого осталось «всего лишь» договориться о цене этих поставок. Без подключения бюджетов обеих стран здесь не обойдётся. России придётся идти на какие-то формы субсидирования китайского направления экспорта газа с учётом расходов на освоение отдаленных месторождений и стоимости инфраструктуры. Только стоимость газопровода «Сила Сибири» ещё до начала строительства (т.е. по минимуму) оценивается в 60 млрд. руб. В свою очередь, CNPC несет многомиллиардные потери от импорта туркменского газа за счет жёсткого регулирования внутренних цен в Китае, поэтому без дополнительных послаблений со стороны государства интерес компании к закупкам ещё и российского газа неочевиден.

Речь идёт о стратегическом партнёрстве России и Китая, и задача выстроить экономический фундамент такого партнёрства выходит за рамки интересов отдельных, даже крупных компаний. С российской стороны «Газпром», как и «Роснефть», выступают здесь операторами в решении важнейшей государственной задачи…

Вполне можно говорить об участии обеих сторон в крупном международном проекте государственно-частного партнерства. Обретение нового мощного рынка сбыта газа при ресурсно-инфраструктурном развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока открывает перед Россией такие перспективы, что любые издержки бюджета в этом случае, видимо, оправданны. Что, конечно, вовсе не означает, как отмечают в «Газпроме», субсидирования Китая, обладающего крупнейшими в мире золотовалютными резервами.

Игорь ТОМБЕРГ - руководитель Центра энергетических и транспортных исследований Института востоковедения РАН, профессор МГИМО МИД РФ