Шотландский пасьянс для Европы (II)

Часть I

Результаты состоявшегося 9 ноября в Каталонии неофициального референдума по вопросу о независимости этой провинции от Испании не оставляют сомнений в том, что игра только начинается. Активность каталонских сепаратистов вынуждает власти Испании реагировать на стремительно развивающуюся ситуацию. А за исходом противостояния Мадрида и Барселоны внимательно наблюдают в других «сепаратистских» регионах Европы.

Развернувшаяся в последние два месяца борьба сторонников и противников плебисцита в итоге привела к определенному компромиссу. Вместо полноценного референдума лидеры каталонских сепаратистов согласились провести неофициальный опрос. Правда, центральные власти Испании, подключив Конституционный суд страны, дали понять, что не признают и его результаты. Предложенные каталонцам вопросы гласили: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала государством?» и «Хотите ли вы, чтобы это государство было независимым?» По предварительным данным, в опросе приняли участие 2,25 млн каталонцев из 5,4 млн, имеющих право голоса. Из них более 80% ответили утвердительно на оба вопроса. То есть более полутора миллионов из семи с половиной миллионов жителей Каталонии хотят жить в независимом государстве, а еще 10% участников опроса хотят жить в государстве, которое останется под юрисдикцией испанской короны. 

Много это или мало? Цифры здесь не главное. Глава каталонского правительства региона Артур Мас уже охарактеризовал результаты плебисцита как «всеобъемлющий успех». [1] Главное здесь – историческая глубина и острота каталонской проблемы, демографический фактор, поступательное развитие сепаратистского движения в экономически самой развитой испанской провинции.

Население Каталонии составляет около 16% общеиспанского, но провинция дает 23% национального ВВП. По оценкам европейских экспертов, ВВП Каталонии по абсолютной величине аналогичен показателям Дании и Финляндии, а по уровню на душу населения почти достигает германского. Показатели каталонского экспорта – почти как у Финляндии и выше, чем у соседей португальцев. [2] При этом лидеры каталонских сепаратистов, требуя выхода из состава Испании, намерены и дальше взаимодействовать с Мадридом, но уже в качестве равноправных субъектов Европейского союза.

Вне зависимости от результатов нынешнего плебисцита и решений Конституционного и прочих испанских судов Мадрид и Барселона обречены на трудный диалог со взаимными уступками. Мадридская газета El Pais пишет, что финансовые вопросы и процесс перераспределения полномочий станут главными в ходе предстоящего переговорного процесса. В редакционной статье под заголовком «Возвращение за стол» газета отметила, что игнорировать факт мобилизации столь многочисленных сторонников независимости в рамках акции не позволяют принципы демократии. [3] «Количество участников этого мирного волеизъявления достаточно велико, и об этом нельзя забывать. Проблему Каталонии правительству Испании предстоит решать не судебным, а политическим путем. Необходимо сесть за стол переговоров и выработать решение, от которого выиграют все. Если единственными итогами этого дня станут молчание, безразличие или пренебрежение, то вопрос может утратить какие-либо перспективы решения», - соглашается газета La Vanguardia

И теперь от предстоящих дискуссий будет зависеть позиция лидеров каталонского сепаратистского движения, а заодно и развитие ситуации в других районах Европы со схожими проблемами. Впереди напряженные дискуссии о пересмотре основ взаимоотношений Лондона и шотландского Эдинбурга. Не останутся в стороне от предъявления жестких финансово-экономических требований к центральным властям лидеры итальянского региона Венето, где в марте 2014 года почти 90% участников общественного опроса высказались за создание независимой «Республики Венето». Серьезные экономические козыри имеются у такого региона, как датская Гренландия. Лидеры тамошнего движения за самоопределение претендуют на контроль над урановыми разработками на острове, и одно это заставляет отнестись к их деятельности серьезно.

Перспективы европейского сепаратизма напрямую связаны с состоянием экономики Евросоюза. А тут всё обстоит не лучшим образом. Обнародованное на днях решение Европейского центробанка (ЕЦБ) оставить неизменной рекордно низкую учетную ставку (0.05%) и туманные обещания главы банка Марио Драги пойти на «нетрадиционные» шаги наподобие выкупа долговых обязательств, если состояние европейской экономики продолжит ухудшаться, не удовлетворили инвесторов. «Драги имеет тенденцию порождать истерику на рынках даже тогда, когда он не хочет этого», - заметил аналитик по вопросам рынков финансовой компании Alpari Крейг Эрлам. [4] 

В различных регионах Европы сейчас разрабатывают свои антикризисные модели. И хотя лидеры движения за самоопределение «Республики Венето» пока заявляют о желании остаться в зоне единой европейской валюты, кто-то уже требует отказаться от евро и вернуться к национальным денежным единицам. Председатель «Национального фронта» Франции Марин Ле Пен убеждена, что ее страна «должна вернуть свою национальную валюту, как 95% стран мира», поскольку «десятки тысяч предприятий погибают из-за евро». Такую же позицию занимает лидер итальянской партии «Братья Италии - Национальный альянс» Джорджиа Мелони. «Откажемся от евро, этой больной валюты, и вернемся к самостоятельному контролированию собственной экономики», - призывает она. 

Экономические проблемы, с которыми сталкивается Евросоюз, и рост сепаратистских настроений в Европе - две стороны одной медали.

[1] dw.de
[2] cidem.com
[3] El Pais, 10.11.2014
[4] AP 061411 GMT Nov 14