header
Что показал второй тур дебатов республиканских кандидатов в президенты США
Размер шрифта:
| 22.09.2015
654 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Что показал второй тур дебатов республиканских кандидатов в президенты США

17 сентября в Калифорнии в мемориальной библиотеке президента Р. Рейгана состоялся второй тур дебатов республиканских кандидатов в президенты США. В мире он привлек особое внимание, так как был посвящен преимущественно вопросам внешней политики. Ожидалось, что он внесет существенные коррективы в расстановку сил среди участников президентского марафона из лагеря «слонов», поумерив амбиции нынешнего лидера предпочтений республиканцев – не отличающегося серьезными знаниями международных проблем Дональда Трампа и вернув на первые роли фаворита партийной номенклатуры Джеба Буша. Однако этого не случилось.

Трамп и не пытался показать внезапно открывшиеся в нем таланты знатока мировой повестки дня, обезоруживающе признав, что не очень хорошо разбирается в этой сфере, что, впрочем, сближает его с большинством американских избирателей. Он пообещал им, что гораздо лучше изучит внешнеполитические проблемы к тому моменту, когда займет Белый дом. И ему, похоже, поверили. Зрительская аудитория трансляции дебатов (свыше 20 миллионов человек) была необычайно большой для Америки. Главное, что почувствовали в Трампе американцы, - это настрой на конструктивный диалог со всеми политиками мира, без всяких предубеждений, и категорический отказ от интервенционистских авантюр за рубежом. Трамп обещает восстановить былое величие США, ни с кем не воюя. Он, например, вновь заявил, что смог бы договориться с президентом России: «Я хотел бы поговорить с ним. Я бы поладил с ним. Я могу ошибаться, и в таком случае мне, наверное, следует избрать другую стратегию, но я мог бы поладить со многими мировыми лидерами, с которыми наша страна не ладит. Мы ни с кем не можем найти общий язык... Думаю, я найду общий язык с Путиным, с другими, и у нас будет гораздо более стабильный мир». Порою прагматизм Трампа просто поражает своей простотой и циничностью. Он, в частности, предложил собственную стратегию борьбы с «Исламским государством» и президентом Башаром Асадом: «Пусть воюют друг с другом, а мы соберем, что останется». И это тоже в духе Америки.

Лапидарность и лаконичность Трампа в содержательной части дискуссии с лихвой компенсировали его соперники. Они, за исключением, пожалуй, сенатора от Кентукки Рэнда Пола, как сговорились в демонстрации своей крутизны по отношению к «внешним врагам» и нападках на Трампа. Ему была задана четверть всех вопросов, с ним спорили, его обвиняли, по существу позволив солировать в ходе всех дебатов и выглядеть этаким обиженным миротворцем, хотя именно он успел до этого бесцеремонно пройтись и по внешним данным своих конкурентов, и по их семейному положению, и по «скрытым мотивам» поведения. Даже сами трехчасовые дебаты начались фактически с обсуждения остальными кандидатами того, что можно ли доверить Дональду Трампу кнопку «ядерного чемоданчика». Первым против Трампа выступил явный аутсайдер Бобби Джиндал, поставивший под вопрос консервативную позицию миллиардера и призвавший членов Республиканской партии перестать считать Трампа республиканцем. Джордж Патаки заявил, что Трамп не годится в президенты. Сенатор от штата Флорида Марко Рубио также заявил, что некомпетентность Трампа во внешней политике делает его неподходящим кандидатом на роль главы государства.

«Антитрамписты» почему-то посчитали, что чем воинственнее будут выступать, тем компетентнее выглядеть. Например, по иранской сделке, которую республиканцы выставляют как один из главных грехов Обамы и демократов в целом, Тед Круз заявил, что «если вы проголосуете за Хиллари Клинтон, то вы проголосуете за аятоллу Хаменеи с ядерной бомбой». Только Буш отказался поддержать идею о непременной отмене соглашения с Ираном, пообещав лишь уравновесить ее увеличением поддержки Израилю как противовесу Исламской Республике. Даже «голубь» Рэнд Пол, призвавший не торопиться с этим вопросом, сообщил, что он будет голосовать против иранской сделки.

Особенно яростные заявления большинство участников республиканских дебатов делали в отношении России. Журналист Стивен Коллинсон в своей статье, опубликованной на сайте CNN, отмечает, что для многих кандидатов, которые собираются в 2016 году побороться за место в Белом доме, Владимир Путин стал «идеальным антагонистом». Как указывает автор, во время недавних дебатов на канале CNN кандидаты в президенты США от Республиканской партии, казалось, стремились «выпалить» имя российского президента для того, чтобы оповестить о своём негативном к нему отношении, пытаясь показать себя сильными политиками, а Барака Обаму выставить слабаком. Имя Путина, отмечается в статье, прозвучало во время дебатов в общей сложности 18 раз, что напомнило автору времена, когда основой всех президентских кампаний в США были нападки на СССР. Журналист CNN сетует, что антироссийская риторика, звучащая в ходе американской предвыборной кампании, не только усугубит и без того сложные отношения между Москвой и Вашингтоном, но и может стать «находкой для пропаганды» Путина, что в свою очередь «приведет к еще более предвзятому отношению россиян к США».

Даже единственная женщина на дебатах, бывший исполнительный директор Hewlett Packard Карли Фиорина, очевидно, состязаясь заочно с Хиллари Клинтон в роли знатока внешней политики, заявила, что она бы попросту отказалась вести переговоры с российским президентом Владимиром Путиным. «Я бы начала с немедленной реорганизации 6-го флота, потом перестроила бы программу ракетной обороны в Польше и проводила бы регулярные активные учения в странах Балтии. И отправила бы еще несколько тысяч солдат в Германию. Владимир Путин тут же понял бы, что к чему» – такой незамысловатый рецепт решения «русской проблемы» предложила эта бизнес-леди.

Слова о диалоге с Россией, кроме Трампа, произнес лишь пока серьезно отстающий Рэнд Пол: «Мы продолжали разговаривать с русскими на протяжении холодной войны, и та ситуация была намного более серьезной, чем сейчас. Нам нужно работать с Россией. Это не значит, что мы позволим им или Китаю делать, что они захотят, но нужно работать в контакте, продолжать диалог». Увы, это едва ли не единственная точка соприкосновения двух кандидатов (Трамп и Пол), которые вместе могли бы составить перспективный тандем.

После второго тура дебатов предпочтения избирателей-республиканцев несколько изменились. По опросам, поддержка Трампа возросла с 33% до 36%. Симпатии к идущему на втором месте чернокожему нейрохирургу Бену Карсону упали с 17% до 12%. С учетом того, что шансы Карсона как афроамериканца на выдвижение его партийным съездом в качестве кандидата в президенты и без того крайне малы, лидерство Трампа на данный момент представляется безоговорочным. Третьей оказалась Карли Фиорина с 10%. Все трое, вместе набирающие 58% голосов, не являются профессиональными политиками, что говорит о продолжающемся кризисе партийной машины республиканцев. Ее фаворит Джеб Буш скатился на шестое место с 6%. Он явно не демонстрирует необходимых бойцовских качеств для борьбы с Трампом, чтобы стать Бушем-III. При таком раскладе шансы Трампа быть выдвинутым партийным съездом, несмотря на всю неприязнь к нему республиканской верхушки, значительно возрастают. По прогнозам, он может выиграть первый номинационный конкурс, выборы в штате Айова, а вслед за ним и второй, в Нью-Гэмпшире. Это явится серьезным преимуществом перед волеизъявлением республиканцев и в других штатах. Ветеран американской журналистики Элизабет Дрю пишет о Трампе: «Те, кто считал Дональда Трампа «шутом», не смогли предугадать, что он проницательно прочитал дух Республиканской партии и точно знает, в каких местах втыкать нож в конкурентов».

В то же время аналитики полагают, что одним из наиболее серьезных препятствий для выдвижения Трампа в качестве единого кандидата от республиканцев являются его слабые позиции в латиноамериканской общине, подпитываемые непрекращающимися выпадами миллиардера по адресу мексиканских иммигрантов. После переизбрания Обамы в 2012 году лидеры Республиканской партии заказали исследование, которое показало, что на следующих выборах, чтобы завоевать Белый дом, ее кандидат должен будет выиграть больше латиноамериканских голосов, чем когда-либо. Если партия все же изберет Трампа своим кандидатом, то почти наверняка от него потребуют в качестве потенциального вице-президента взять кого-то из нынешних оппонентов с латиноамериканскими корнями. Скорее всего сенатора от Флориды Марко Рубио либо сенатора от Техаса Теда Круза, оба кубинского происхождения. Это было бы нужно Белому дому и для того, чтобы после установления дипломатических отношений с Кубой попытаться включить ее в свою орбиту. Союз с умеренным Тедом Крузом представляется более естественным, поскольку крайне антироссийские убеждения Марко Рубио вошли бы в противоречие с позицией Трампа. Впрочем, от прагматичного Трампа можно ожидать и изменения характера высказываний в отношении латиноамериканцев. Например, он уже заявил CNN, что «любит мусульман, это великие люди».

В штабе сенатора от Кентукки Рэнда Пола полагают, что на дебатах только он показал себя зрелым государственным деятелем, в то время как его соперники демонстрировали свою «крутизну». На него нападали все, даже Трамп, возможно, видя в нем соперника. Опросы, однако, никакого прироста голосов Полу не дали. Он среди аутсайдеров. Американское общество остаётся в плену воинственной риторики и всё так же уверено в необходимости для Америки быть мировым лидером, даже если её об этом никто не просит. Воспринимать спокойный язык Рэнда Пола американцы, видимо, еще не готовы, хотя они уже воспринимают, пусть в несколько иной, более привычной для них форме, похожие высказывания Дональда Трампа.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.