header
Сирия и французская колониальная матрица
Размер шрифта:
| 11.11.2015 Мнение эксперта 
671 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Сирия и французская колониальная матрица

Первые следствия нью-йоркской речи президента РФ В.В. Путина, операции российских ВКС в Сирии и контрнаступления воспрянувшей духом сирийской армии просматриваются уже очень хорошо: США сняли требование об отставке Башара Асада, канцлер Меркель заявила, что Запад «должен разговаривать «со многими участниками, включая Асада», НАТО в лице генсека альянса Столтенберга приветствовала планы Москвы по борьбе с «Исламским государством» (ИГ) в Сирии.

Наметились контакты правительства Асада с действительно умеренной сирийской оппозицией. Российские ВКС помогли выяснить, что скрывалось под этим ярлыком - «умеренная сирийская оппозиция». Скрывались финансовые вливания США, попадавшие прямо в руки террористов ИГ. Возникали подозрения, что сирийские «умеренные» — это вообще миф, всё-таки неудобно Вашингтону напрямую финансировать аль-Багдади. Однако выяснилось, что какая-то умеренная оппозиция в Сирии действительно есть.

Один из основателей Свободной сирийской армии (ССА), координатор «Группы национального спасения», объединяющей военных и политических лидеров сирийской оппозиции Фахд аль-Масри выразил готовность сотрудничать с Россией в борьбе против ИГ. Он же потребовал, чтоб ИГ, «Джабхат ан-Нусра» и другие группировки, пришедшие в Сирию извне, покинули территорию страны.

На фоне этих примечательных сдвигов непримиримой по отношению к Дамаску остаётся позиция Франции. «Комментарий Меркель, - сообщает агентство Франс Пресс, был сделан на фоне смягчения позиции лидеров западноевропейских стран по отношению к Башару Асаду… Однако подобную позицию не разделяет Франция. Президент Франсуа Олланд заявил, что в будущей Сирии нет места для нынешнего главы государства Башара Асада».

«Особая позиция» Франции по Сирии встаёт в цепь драматических событий: операция российских ВКС, «месть» российскому гражданскому авиалайнеру, единственному, до которого «смогли дотянуться», и … паскудные карикатуры «Шарли Эбдо». Возник дуэт двух «бескомпромиссных парижан». Главный редактор «Шарли Эбдо»: не потерпим каких-либо ограничений в выборе тем! Франсуа Олланд: не потерпим Башара Асада!

Всё это заставляет задуматься об исторической ответственности Франции за трагедию Сирии.

Отчасти верный тезис о «европейских сателлитах США» порой мешает разглядеть важные нюансы. Например, колониальные амбиции Франции, которые, казалось, давным-давно похоронены (поражения во Вьетнаме, Алжире). Сегодня Сирия показывает, что у Франции есть ещё «колониальный порох» в пороховнице.

Сами обстоятельства рождения Сирии как государства в 1941 году можно трактовать по-разному. (За день до главного мирового события этого политического года, речи президента России 28 сентября на Генассамблее ООН, незаметным прошло другое событие – 74-летняя годовщина независимости Сирийского государства).

Сейчас стало популярным изображать рождение Сирии как стечение случайностей. Державы-победительницы в Первой мировой поделили Ближний Восток на подмандатные территории. В 1918 году англичане сделали королем Сирии Фейсала. В 1920-м в Сирию вторглись французы, сместили Фейсала, и французский генерал Анри Гуро разделил Сирию на шесть псевдонезависимых государств — по признаку доминирующего этнического элемента. В 1936 году французы упразднили эти политические образования и вновь объединили Сирию. Затем, в 1941 году, Франция предоставила Сирии независимость.

Из этого можно понять специфику отношения французских политиков к Сирии: «Мы сами слепили – сами и разобьем…» Например, вдоль линий трубопроводов, качающих нефть в Европу и так некстати национализированных отцом «неприемлемого Башара» Хафезом Асадом.

То есть, если Сирия погибнет из-за западных экспериментов, надо показать, что и само её рождение было таким же экспериментом! Израильская Haaretz, например, пишет: «В 1936 году была совершена ошибка…французы объединили Сирию, несмотря на опыт, который говорил, что, если в стране живут различные группы, не желающие допустить возвышения одной над другими, власть возможна лишь диктаторская. В результате всякий раз при ослаблении власти начиналось кровопролитие…»

Сегодня история накладывает свой отпечаток на колониальную матрицу политики Франции в Сирии.

Французский журналист Тьерри Мейсан в статье «Почему Франция стремится свергнуть власть в Сирийской Арабской Республике?», опубликованной 12 октября на портале Réseau Voltaire, сообщал, что ещё до начала «арабской весны», а именно 2 ноября 2010 года, Франция и Англия подписали серию документов, известных как Соглашения Дома Ланкастеров. В открытой части этих соглашений речь шла о совместном использовании дислоцированных за рубежом вооружённых сил, в закрытой части Париж и Лондон предусматривали 21 марта 2011 года осуществить нападение на Сирию….

Одним из «промежуточных» пунктов англо-французского взаимодействия стала Ливия, а 29 июля 2011 г. Франция запустила новый проект под названием «Свободная сирийская армия» (ССА).

«Вопреки официальным заявлениям из окружения полковника Рияда аль-Асада, главы ССА, - писал Тьерри Мейсан, - первыми её членами были не сирийцы, а боевики из ливанской Аль-Каиды». Рияд аль-Асад был во французском проекте лишь прикрытием.  Свободную сирийскую армию с самого начала возглавили французские легионеры, а в 2012 г.  3000 боевиков ССА провозгласили Хомс (бывшая столица французской колонии) «столицей революции».

Париж по сей день действует в Сирии по колониальной матрице. Поэтому Франсуа Олланд позволяет себе заявлять, что в Сирии «кровавая диктатура», а его  министр иностранных дел Лоран Фабиус договаривается до того, что законный президент Башар аль-Ассад «не заслуживает быть на Земле». Так что не будем забывать: тугой узел сирийских проблем был завязан не только гегемонизмом США, но и колониальным рефлексом французских политиков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.