header
Женева-3. На поле боя и за столом переговоров
Размер шрифта:
| 03.02.2016 Политика 
582 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Женева-3. На поле боя и за столом переговоров

Политико-дипломатическая борьба вокруг формата начавшегося в Женеве третьего раунда переговоров по сирийскому урегулированию хорошо показывает, к чему стремятся противостоящие официальному Дамаску силы. Они делают всё, чтобы сорвать эту встречу. Сформированная Эр-Риядом делегация непримиримой исламистской оппозиции настаивает на предварительных условиях, добиваясь односторонней приостановки боевых действий сирийской армией без каких-либо обязательств противной стороны. Турция продолжает военные провокации на границе с Сирией и на земле, и в воздушном пространстве. В интервью Reuters после первого дня бесед с посредником от ООН Стаффаном де Мистура один из представителей просаудовского Высшего переговорного комитета (HNC) Monzer Makhous откровенно признал: «Мы здесь не для переговоров, а для того, чтобы выяснить намерения режима». Сам де Мистура назвал требования HNC обоснованными, но выразил мнение о том, что в отношении условий перемирия требуется «серьезная дискуссия».

На первый взгляд негативистское отношение HNC к переговорам выглядит нелогичным. С учетом успехов правительственных войск на фронтах непримиримая оппозиция, казалось бы, должна быть, в первую очередь, заинтересована в перемирии. Однако она не видит для себя шансов победить ни на поле боя, ни за столом переговоров. Перемирие, из которого по общему согласию должны быть исключены «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра» (официальный филиал «Аль-Каиды» в Сирии), может резко изменить общий баланс сил в стране. Приостановка под международным контролем войны на западе и в центре Сирии позволит Дамаску перебросить основные силы на восток для борьбы с ИГ. Неминуемый разгром исламистов при содействии российских ВКС повлечёт за собой переход под контроль правительства по крайней мере трёх четвертей территории страны с 80% населения и основными природными богатствами, включая нефть и газ. В результате удельный вес официального Дамаска в будущем послевоенном устройстве страны существенно возрастёт, что как раз и не устраивает опекаемую Эр-Риядом исламистскую оппозицию. Единственным выходом для себя она считает провоцирование военной интервенции западных держав, Турции и арабских монархий. А для этого надо выставить Дамаск виновным в срыве мирного процесса. 

Ещё до начала женевского раунда ряд членов HNC, включая назначенного главным переговорщиком Мохаммеда Аллюша, подписали заявление, в котором заранее объявили, что в «срыве предстоящих переговоров будут виноваты Дамаск и Россия». При этом некоторые мировые СМИ и западные политики, например министр иностранных дел Великобритании Ф. Хэммонд, подняли страшный шум вокруг начатого в день открытия конференции самого крупного за последнее время наступления правительственной армии в районе Алеппо. Утверждается, что оно наносит удар по мирному процессу, хотя эти бои идут главным образом на территории, занимаемой ИГ и «Джебхат ан-Нусрой». Сирийская свободная армия, считающаяся «умеренной», направила на помощь этим группировкам, которые официально объявлены террористическими, свои подкрепления. А ведь мирную конференцию по Сирии невозможно оторвать от задачи искоренения ИГ и других джихадистов, в противном случае «урегулирование» обернётся реабилитацией террористов.

Башар аль-Джаафари, посол Сирии в ООН и полномочный представитель на переговорах в Женеве, заявил, что поведение курируемой Эр-Риядом оппозиционной делегации свидетельствует о ее несерьезности и безответственности. Он также отметил, что совершенный в день открытия переговоров крупный теракт в Дамаске связан с этими оппозиционными группировками напрямую, поскольку уже имеются заявления  боевиков так называемого южного фронта о том, что они будут поддерживать «делегацию Эр-Рияда» «военными операциями на земле». И хотя ответственность за это преступление поспешило взять на себя ИГ (оно приписывает себе буквально все подобные действия, происходящие в мире), многие обстоятельства заставляют прислушаться к версии Джаафари. 

В отношении требования оппозиции о деблокировании населенных пунктов и пропуске туда гуманитарных поставок Джаафари резонно заметил, что в таком случае должны быть отменены все экономические санкции, введенные против Сирии странами, поддерживающими оппозицию, поскольку эти санкции представляют собой блокаду всего сирийского населения, осуществляемую без каких-либо на то правовых оснований. Оппозиция держит людей в качестве заложников и живого щита, используя населенные пункты как опорные точки, из которых она предпринимает атаки, нисколько не щадя мирных жителей. 

То, что составление списка оппозиционных организаций поручено Саудовской Аравии, является нонсенсом и, по мнению Джаафари, причиной многих проблем, возникающих вокруг переговоров. В сирийском кризисе Саудовская Аравия отнюдь не является нейтральной стороной. Джаафари обратил также внимание на поведение еще одного «покровителя» переговоров – Турции. Там по обвинениям в государственной измене, «выразившейся в форме раскрытия секретной информации о перевозке с турецкой территории оружия в Сирию» для джихадистов, арестованы сообщившие об этом военные, сотрудники прокуратуры и журналисты. Тем самым Анкара сама себя высекла, признав свои связи с террористами в соседней стране. О какой борьбе Турции с ИГ можно после этого говорить? 

В успехе конференции вынуждает сомневаться и тот факт, что от участия в ней отстранены основные движения сирийских курдов – Партия демократический союз (PYD) Салеха Муслима и ее Отряды народной самообороны (YPG), являющиеся той силой, которая наряду с правительственной армией борется с ИГ и контролирует значительную часть северной Сирии. До конца выступали за их присутствие на переговорах Москва и Дамаск, заявляя, что без этого переговоры могут кончиться провалом. Решительно против были, прежде всего, Турция и курируемый Эр-Риядом HNC. Даже Вашингтон высказывался в том духе, что пригласить курдов было бы полезным. США стремятся установить с курдами особые отношения, поддерживая их оружием и инструкторами. Однако при подготовке женевской встречи американцы не столько отстаивали права сирийских курдов, сколько боролись за то, чтобы не включать, как на том настаивала Москва, в список террористических организаций «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам», а вместо этого ввести их в состав оппозиционной делегации. Как пишет международное издание Al-Monitor, взаимодействие данных группировок с «Джебхат ан-Нусрой» неопровержимо доказывается обширной документацией из самых разных источников. Бороться с «ан-Нусрой» и одновременно благоволить к их ближайшим союзникам невозможно. Курды понимают, что, пожелай американцы предоставить им место в Женеве, они добились бы этого без особых затруднений. Теперь лидеры PYD задумываются, не отведена ли им в американских планах роль самого обычного пушечного мяса. Салех Муслим уже заявил, что «Джейш аль-Ислам» своей позицией ничем не отличается от «Джебхат ан-Нусры» и ИГ, а без возглавляемой им PYD «переговоры обречены на неуспех». И, похоже, что этот неуспех запрограммирован непримиримой оппозицией и её покровителями сознательно.

Конечно, всякая война рано или поздно заканчивается и альтернативы мирному урегулированию сирийского конфликта нет. Однако ход и исход урегулирования больше зависят не от того, что произносится в Женеве, а от того, что происходит в Сирии. Дамаск обретает уверенность в своих силах, а оппозиция, продолжая и дальше торпедировать мирные переговоры, может полностью лишиться всякой поддержки внутри страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.