Возвращаясь к спору о Гибралтаре
821

Возвращаясь к спору о Гибралтаре

Вопрос о совокупности политических последствий того выбора, который сделали жители Британии, проголосовав за выход страны из Евросоюза, будет проясняться не сразу. Однако уже сегодня видно, что британский референдум вернул в международную повестку целый ряд вопросов, остававшихся на протяжении лет и даже десятилетий в подвешенном состоянии, не имевших окончательного решения.  В их числе – проблема Гибралтара, которая является одновременно проблемой и для Великобритании, и для Испании, а может при определённых обстоятельствах стать проблемой Евросоюза и НАТО (на Гибралтаре расположена военно-морская база НАТО).

До сих пор обоюдное членство Испании и Великобритании в ЕС и НАТО сдерживало амбиции обоих государств в отношении этой стратегически важной скалы на юге Пиренейского полуострова, нависшей над проливом, который соединяет Средиземное море и Атлантический океан. С 1713 года Гибралтар является «заморской территорией» Великобритании, но этот его статус традиционно оспаривается Испанией. 

Гибралтар считается членом Европейского союза через членство Великобритании. Граждане Гибралтара являются гражданами Великобритании и ЕС. Постепенно Гибралтар обзавёлся такими  атрибутами суверенитета, как, например, членство в ряде международных организаций, в том числе в Европейском союзе футбольных ассоциаций (УЕФА). И вот теперь Испания, сама испытывающая возрастающее давление со стороны каталонских и баскских сепаратистов, увидела в намерении Великобритании покинуть Евросоюз средство обеспечить себе в спорах с Лондоном поддержку Брюсселя.

Ещё накануне британского референдума испанское правительство пообещало поставить вопрос о контроле над Гибралтаром «в самое ближайшее время». В свою очередь главный министр Гибралтара Фабиан Пикардо предупредил, что в случае успеха сторонников Brexit Испания может «наброситься» на британскую «заморскую территорию» и подчеркнул, что «для Гибралтара в плане обеспечения защиты и безопасности лучше оставаться в Евросоюзе». 

Жители Гибралтара на призыв «остаться в Евросоюзе» откликнулись довольно энергично. При высокой явке в 82%  свыше 19 тысяч человек (общая численность населения Гибралтара – 32 тыс. человек) высказались за то, чтобы Великобритания не покидала Евросоюз, и лишь около 900 человек поддержали Brexit.  Однако гибралтарским противникам Brexit это не помогло.

Сразу же после объявления результатов референдума исполняющий обязанности министра иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсия Маргальо сделал первый шаг к решению проблемы обретения контроля над Гибралтаром – упомянул о таких «новых возможностях», как введение режима «совместного суверенитета». 

В свою очередь министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд признал, что теперь у Лондона станет меньше возможностей защищать интересы Гибралтара. А любые проблемы в испано-британских отношениях, по его словам, «катастрофически скажутся на гибралтарской экономике».

Американское издание The National Interest назвало «спор между Великобританией и Испанией о суверенитете над Гибралтаром и стратегическом контроле над проливом» главным конфликтом, угрожающим единству Европейского союза.

«Это тот уголок Соединенного Королевства, где люди явно хотят остаться в ЕС, опасаясь, что из-за Brexit Мадрид ужесточит пограничный контроль и что они потеряют оговоренные в рамках Евросоюза  выгодные ставки налогообложения,  подчёркивает ещё одно американское издание Politico Каждый день эту границу пересекают тысячи испанцев, едущих на работу. Испания уже заявила, что, если Brexit состоится, она сохранит открытым доступ к своему рынку лишь в том случае, если Британия предложит ей совместное управление Гибралтаром,  что вряд ли произойдёт».

При всём своеобразии отношений Испании и Великобритании по вопросу о Гибралтаре следует отметить, что выход из состава Евросоюза отдельных территорий – в отличие от государств – уже имеет свою историю. В 1985 году был оформлен выход из ЕС на основе референдума Гренландии как самоуправляющейся территории Дании, а в 2012 году карибский остров Сен-Бартельми стал заморской территорией Франции, выйдя из состава французского департамента Гваделупа. В связи с этим можно вспомнить и Алжир, получивший независимость от Франции в 1962 году, уже после того как образовалось «ядро» нынешнего Евросоюза.

Изменение повестки дня Евросоюза под влиянием проблем, возникших вокруг членства Великобритании в ЕС и статуса Гибралтара,  может разморозить и другие конфликты в Европе. Уменьшившийся после победы сторонников Brexit политический ресурс ЕС уже, видимо, недостаточен для того, чтобы этому помешать. Как отметило на днях чешское издание Parlamentní listy, «ЕС получил пинок и будет получать пинки снова и снова»…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.