319

Руками суданских народов между собой воюют США и Китай

Самое молодое государство мира – Южный Судан – вновь погружается в гражданскую войну и стоит на грани массовой резни. Вполне типичный для континента межнациональный конфликт осложняется тем, что полномасштабная война выгодна главному международному игроку – Вашингтону, поскольку ослабляет позиции его главного конкурента – Китая.

Уже почти неделю в Джубе – столице Южного Судана – не прекращается стрельба. Улицы патрулируют танки. Некоторые кварталы обрабатывает артиллерия. Аэропорт блокирован, самолеты не могут ни взлететь, ни сесть. В центре города идут ожесточенные бои: повстанцами была атакована резиденция президента, в свою очередь, правительственные войска обстреляли из вертолетов и танков резиденцию вице-президента. Жители столицы тысячами бегут в лагерь беженцев, открытый ООН. Общее количество жертв, по ряду данных, уже превысило триста человек.

Воюют между собой все те же формирования, которые с 2013-го по 2015 год бились друг с другом в гражданской войне – повстанцы вице-президента Риека Мачара и правительственные войска президента Салвы Киира. Оба лидера уже приказывали своим солдатам прекратить огонь, однако солдаты не подчиняются. Мирные жители надеются, что уличные бои в столице вызваны невыплатой зарплаты военным и скоро прекратятся. В противном случае Южный Судан рискует вновь скатиться в пропасть кровопролитной гражданской войны, из которой сумел выбраться только в прошлом году.

Южный Судан – самое молодое государство мира. Оно получило независимость 9 июля 2011 года после того, как почти 99% его жителей проголосовали за отделение от государства Судан. Этому предшествовала кровавая борьба Северного и Южного Судана между собой, которая началась практически сразу после освобождения страны от английского управления в 1956 году. На севере заправляло арабское большинство, проводившее политику исламизации всей страны. На юге арабам противостояло чернокожее население, не желавшее изменять христианству и своим традиционным верованиям. Первая гражданская война длилась с 1955-го по 1972 год и обошлась стране в полмиллиона погибших. Югу тогда удалось завоевать себе право на автономию, и последующие десять лет страна наслаждалась перемирием и относительным спокойствием.

Вторая гражданская война, начавшаяся в 1983 году, шла 22 года и унесла больше двух миллионов жизней. Более четырех миллионов человек стали беженцами. Потенциально одна из богатейших стран Африки, Судан скатился в нищету и жил в состоянии непреходящей гуманитарной катастрофы.

Усилиями мирового сообщества непрестанную резню удалось притормозить. В страну были введены миротворцы ООН. Дипломатам ведущих стран, прежде всего США и Китая, удалось убедить воюющие стороны заключить в 2005 году Найвашское мирное соглашение. Южный Судан получил еще более широкую автономию, а также передышку в шесть лет, за которые кое-как сумел наладить на своей территории работу государственной машины. Но к 2011 году всем стало понятно, что развода все-таки не избежать. Европейские страны и США всячески приветствовали грядущий референдум по вопросу независимости Южного Судана и обещали поддержку новому государству. Референдум состоялся, Южный Судан получил независимость и был принят в ООН.

Казалось бы, жизнь налаживается. Новое государство получило в свое распоряжение территорию, примерно равную Франции, а также 75% от всех нефтеносных скважин Судана. Помимо разведанных и активно эксплуатирующихся запасов углеводородов, у новой республики также имелись богатые месторождения хрома, цинка, золота, серебра и алмазов. Однако со дня обретения независимости не прошло и двух лет, как Южный Судан опять погрузился в кровавые внутриэтнические разборки, на этот раз – на собственной территории. Прежде всего, друг на друга ополчились крупнейшие племена Южного Судана – динка и нуэр. Оказалось, что президент страны Сальва Киир, сам выходец из динка, тянет за собой во власть и в армейское руководство исключительно соплеменников. В декабре 2013 года президент отстранил от власти вице-президента Риека Мачара, принадлежащего к нуэр, обвинив того в попытке госпереворота. Армия раскололась примерно пополам: динка остались верны президенту, нуэр пошли за вице-президентом. Вслед за армией раскололась и страна – началась очередная гражданская война.

Впрочем, назвать войной это кровавое месиво не поворачивается язык. Геноцид целых племен (так, Белая армия нуэр пообещала стереть с лица земли племя мурле, чтобы «обеспечить сохранность своего домашнего скота»), сожжение деревень вместе с их обитателями, пытки и массовые убийства мирных жителей, каннибализм, изнасилования и грабежи – так с декабря 2013-го по август 2015-го выглядела повседневная жизнь молодого государства. Приверженцы Мачара назывались повстанцами, те, кто поддерживал Сальву Киира, – правительственными войсками, но неописуемую жестокость проявляли и те, и другие. Итогом их противостояния стали более пятидесяти тысяч убитых, более миллиона беженцев и перемещенных лиц, массовый голод и эпидемии.

Но дело не только в межэтнических противоречиях и трайбализме, типичных для Африки. По мнению многих аналитиков, кровавая история Южного Судана вызвана конфликтом крупных внешних игроков. Крупнейшим инвестором в нефтяной сектор большого Судана долгое время является Китай и его госкомпания China National Petroleum Corporation. С 1999 по 2007 год КНР вложила в экономику Судана как минимум 15 млрд долларов. Но нефтяные месторождения расположены в основном на юге, поэтому China National Petroleum Corporation построила трубопроводы с юга на север, и долгое время Судан был одним из крупнейших иностранных поставщиков нефти в Китай.

На этом фоне в США и активизировались лоббисты идеи референдума о независимости Южного Судана. По мнению американских стратегов, обретение Югом суверенитета значительно ослабляло позиции Китая в Судане, да и вообще – в Африке. Во-первых, все китайские инвестконтракты заключались с президентом Судана, а теперь большая часть нефти отходила Южному Судану. Во-вторых, трубопроводы, по которым Китай качал нефть, оказывались в соседней стране, что создавало знакомую нам по взаимоотношениям с Украиной проблему транзита.

Этим же целям – хаотизации обстановки, проблемам с добычей и поставкой нефти – послужила и гражданская война. Неслучайно США и европейские страны в этом конфликте явно поддерживали вице-президента Мачара, предусмотрительно захватившего нефтяные месторождения, в то время как КНР выступала на стороне президента Киира в надежде, что он обеспечит хоть какой-то порядок в стране. Особая деталь – в Совете Безопасности ООН американская сторона неоднократно блокировала попытки ввести эмбарго на поставки оружия воюющим сторонам.

Только в мае 2015 года Кииру и Мачару удалось договориться о перемирии и подписать соглашение об урегулировании межэтнического конфликта. Договор был обставлен множеством оговорок, неоднократно нарушался обеими сторонами, но некое подобие хрупкого мира все-таки возникло. Президент Киир остался президентом, вице-президент Мачар – вице-президентом. В апреле этого года Мачар вернулся в Джубу, чтобы исполнять свои обязанности, и пообещал стране избавиться от «порочной войны». Тогда встречавшие его люди выпустили в воздух десятки голубей – символов мира.

Сегодня в Джубе идут уличные бои. Убито уже около трехсот человек. Судьба голубей неизвестна.

По материалам: ВЗГЛЯД

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.