285

Варшава открывает «боевые действия» на нескольких исторических фронтах

В Кракове открылся судебный процесс против создателей ленты «Наши матери, наши отцы». Этот немецкий трехсерийный фильм был показан телеканалами ZDF и ORF в марте 2013 года и вызвал большой скандал в Польше и России. МИД РФ отметил неприемлемость попыток поставить на одну доску «массовые зверства нацистских войск и отдельные эксцессы со стороны советских военнослужащих, строго каравшиеся военным руководством». Не меньше критики, и практически сразу же, вызвал в Польше показанный образ «кровожадных» польских партизан». Но до практических действий дело дошло только сейчас. Иск подан от имени 90-летнего солдата Армии Крайовой и Всемирной ассоциации солдат Армии Крайовой. От немецких производителей и задействованных в создании фильма телеканалов требуют публичных извинений и денежной компенсации. «Ожидаем сложное рассмотрение, — заявил президент Фонда «Редут Доброго Имени» (Reduta Dobrego Imienia) Мачей Свирский, — поскольку речь идет не о документальной ленте, а о произведении искусства, что подразумевает множественность интерпретаций. Однако фильм имеет антипольский характер, даже расистский».

Краковский процесс — это один из эпизодов нового «фронта», точнее «фронтов», которые Варшава открыла после победы партии «Право и Справедливость» (PiS) на президентских и парламентских выборах в 2015 году. PiS активизировала и задействовала «историческую политику», решив создать такой образ Польши, который позволит не только в выгодном свете представить страну и государство в ее прошлом, но и решить актуальные партийные задачи в настоящем. В ноябре прошлого года польский президент Анджей Дуда говорил об этом в ходе заседания по выработке Стратегии исторической политики Польши. Дуда напомнил, что из-за специфического географического положения страны ослабление нации ведет к исчезновению государства. Вспоминая дискуссии начала 1990-х годов, президент подчеркнул, что сильные игроки «вокруг нас ведут очень активную историческую политику». В качестве негативного примера он указал на все еще присутствующие в публичном пространстве понятия «польские концентрационные лагеря» и фильм «Наши матери, наши отцы». Как сказал Дуда, «у меня нет сомнений в том, что Европа есть и будет Европой национальных государств… Вопрос в том, как именно в этом сложном и специфическом положении, в котором Польша пребывает в Европе, мы должны действовать, чтобы усилить патриотические основы?».

Правящая партия работает по нескольким направлениям. Помимо президентского дворца, вперед пошло министерство иностранных дел. В середине июля этого года глава МИД Витольд Ващиковский подписал приказ о создании Совета исторической дипломатии (RDH),который займется продвижением истории Польши за рубежом, и одновременно ликвидировал Научный совет по делам истории при МИД Польши. Предполагается, что RDH будет вести разработку рекомендаций для польских заграничных представительств, поддерживать деятельность МИД, направленную на противодействие «неправильным кодам памяти» в иностранной прессе, стимулировать создание и укрепление кафедр польской истории в зарубежных университетах, и так далее. Возглавил Совет заместитель министра иностранных дел Ян Джеджичак. Позитивной программой Джеджичак считает то, что «Польша никогда не сотрудничала с тоталитарными режимами, и, конечно, не убивала, а спасала евреев во время Холокоста». Это первое. Второе, о чем заявил заместитель министра, «мы также хотим показать миру, какое создали массовое движение «Солидарность», самое крупное в истории общественное движение наряду с тем, что сделал Махатма Ганди». Такой образ должен вызвать симпатию к полякам со стороны «хотя бы наших партнеров в Европейском Союзе и НАТО».

В свою очередь министр культуры Петр Глиньский объявил конкурс на создание сценария фильма об истории Польши, который должен представить комплекс «важных исторических событий, формирующих современную идентичность поляков». Из числа присланных заявок отберут 50 самых интересных. На втором этапе конкурса — пять работ, победителя среди которых определят 19 июня следующего года. Всем номинантам будет выплачена стипендия. В качестве варианта того, о чем могут быть сценарии, Глиньский привел историю о польских женщинах, которые после Второй мировой войны остались во Львове, чтобы «свидетельствовать о польскости», хотя имели возможность уехать в Польшу. Необходимость такой работы министр обосновывал на примерах патриотизма в американских фильмах и исторической политике Германии. По его словам, немцы «производят очень популярные военные сериалы, где представлены те их сограждане, которые ставят под сомнение политику Гитлера, а поляки подаются позорным образом, стереотипно, как непримиримые враги евреев, антисемиты».

Новая историческая политика для Варшавы имеет не просто общеобразовательный, но и во многом прикладной смысл. Что бы не говорили политики о защите евреев во время Второй мировой войны, далеко не все согласны принять польскую интерпретацию этих событий. Особенно — и что более всего болезненно, отзываются о Польше — в США, где различные еврейские ассоциации периодически призывают Варшаву разобраться, наконец, с вопросом выплат компенсаций наследникам тех польских евреев, которые лишились всего в период оккупации страны нацистами и после, уже в Польской Народной Республике. Помимо того, еврейские организации раздражает нежелание властей Польши признать ответственность за случившиеся в ходе и по окончанию Второй мировой войны погромы. Буквально на днях, выступая в программе одного из телеканалов, министр образования Анна Залевская ушла от ответа на вопрос, кто же виноват в трагедиях в Едвабне (10 июля 1941 года) и Кельцах (4 июля 1946 года),где пострадало немало евреев. Союз общин религиозных евреев в Польше выступил по этому поводу с протестом, подчеркнув, что заявлением министра «удивлен и шокирован», и пригласил ее посетить Музей истории польских евреев, где «она сможет узнать, что виновниками этих преступлений были поляки».

По мнению президента Фонда «Редут Доброго Имени» Мачея Свирского, к таким обвинениям нельзя относиться несерьезно, так как «если поляков будут в других странах НАТО воспринимать как наследников убийц из Освенцима, если на современных поляков падет тень ненависти Холокоста, то очевидно, что статья 5 Североатлантического Альянса перестанет по отношению к Польше работать». На наш взгляд, возможность подобного остается невысокой. Ведь, как показал саммит НАТО в Варшаве, лидеров блока ничуть не смущает политика этнократических прибалтийских режимов по оправданию сотрудничавших с нацистами местных коллаборационистов. Тем более что для правящей партии «Право и Справедливость» есть более актуальные задачи в связи с исторической политикой. Президент PiS Ярослав Качиньский неоднократно заявлял о желании отказаться от III Республики и постсоветской элиты эпохи «круглого стола 1989 года» и заново учредить IV Республику с новыми лицами и новыми героями. Для этого необходимо дискредитировать все, что было хорошего в ПНР, чтобы затем протянуть связующую цепь от «коммунистических злодеев» к нынешней оппозиции, выступающей против «Права и Справедливости».

По сути, в современной Польше, в итоге, переписывание истории «сопротивления» в Польской Народной Республике должно оставить двух братьев Качиньских, Ярослава и Леха, и аффилированных с ними лиц. И вот уже даже легендарный президент Лех Валенса в рассказах Ярослава Качиньского предстает как подручный его брата Леха. Этой же цели служит и линия на создания культа «смоленской катастрофы», в которой погиб Лех Качиньский вместе с сопровождающими лицами. Сделаем оговорку — безусловно, эта трагедия стала огромным ударом для президента PiS и нам, не пережившим потерю младшего брата-близнеца, трудно понять в полной мере чувства Ярослава. Однако, вместе с тем, нельзя не сказать, что эксплуатация «смоленской катастрофы», настойчивое подвязывание ее к знаковым историческим датам начинает вызывать беспокойство даже у родственников жертв крушения в апреле 2010 года. Так, по сообщению польского таблоида Super Express, дочь Леха Качиньского, Марта, выступила против инициативы министра обороны Польши Антония Мачеревича привязать поминовение пострадавших в «смоленской катастрофе» к дню памяти жертв Варшавского восстания 1944 года, которое отмечается 1 августа. «Герои каждой из этих важных дат заслуживают отдельных праздников», — прокомментировала Марта Качиньская.

Но вряд ли ее дядя откажется от прочерченного курса. Президент правящей партии выступает за то, чтобы нанять PR-агентства, которые бы создали позитивный имидж Польши за рубежом. Правда, по данным портала Fakt24. pl, в эффективность подобной меры верят не все. Даже среди польских дипломатов, отмечает издание, бытует мнение, что с помощью проплаченного пиара «может немного измениться в лучшую сторону мнение о нас, но не стоит рассчитывать на то, что сразу после трудоустройства иностранных пиарщиков все станут писать о нас только хорошее». Варшава открывает действия на нескольких фронтах — немецко-американском (Вторая мировая война и Холокост),украинском (Волынская резня) и российском («смоленская катастрофа»). Но сопряженно с этим начинают постукивать косточки скелетов в шкафах самой польской истории.

Станислав Стремидловский, по мтариалам: regnum.ru
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Польша  Россия 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.