616

«Щит Евфрата»: США между курдской Сциллой и турецкой Харибдой в Сирии

 Операция, которую Турция начала 24 августа в Сирии, направив танки и подразделения спецназа на поддержку наступательной операции сирийской оппозиции в городе Джераблус, знаменует собой значительное отступление от недавней политики Анкары, пишет Генри Дж. Барки в статье для Foreign Policy.

Турция на протяжении долгого времени с беспокойством относилась — прибегая даже к бряцанью оружием — к укреплению союза между США и курдской партией «Демократический союз» (PYD), а также вооруженным крылом партии — курдскими «Отрядами народной самообороны» (YPG). Официальные лица Анкары, начиная с президента Реджепа Тайипа Эрдогана, подчеркивали, что PYD является таким же врагом Турции, как и террористическая группировка «Исламское государство» (запрещена в РФ), поэтому их нужно уничтожить.

Тем не менее неожиданностью стало заявление глава МИД Турции Мевлюта Чавуошглу о том, что операция вооруженных сил Анкары на территории Сирии была разработана при сотрудничестве с США — теми же самыми США, которых лидеры Турции обвиняют в том, что они причастны к попытке военного переворота 15 июля, а также поддерживают чаяния PYD на севере Сирии. В ходе этой операции, однако, авиация США предоставила помощь продвигающимся войскам Турции и их союзникам в Сирии.

Анкара не только направила свои сухопутные войска для установления контроля над сирийской территорией, но и пошла на риск дальнейшего обострения внутренней напряженности с курдским этническим меньшинством. С учетом непрекращающейся риторики правительства Турции, направленной против сирийских курдов, курды турецкие расценят эту операцию как направленную против курдов из PYD, которые им небезразличны.

Читайте также: Foreign Policy: Зачем Турция вмешалась в войну в Сирии?

Начало операции в Сирии совпало с визитом вице-президента в Анкару, целью которого было остановить значительно ухудшение американо-турецких отношений после неудавшейся попытки насильственной смены власти в Турции, ответственность за которую Анкара возлагает на находящегося в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Турецкие официальные лица требуют выдачи Гюлена и, кажется, не понимают, что Вашингтон должен соблюсти юридическую процедуру. В то же самое время обвинения в турецкой прессе в адрес США в том, что Вашингтон причастен к путчу, также навредили двусторонним отношениям.

С учетом сильных подозрений Турции относительно мотивов США в Сирии и в отношениях с правительством Эрдогана, как можно объяснить эти, на первый взгляд, противоречащие друг другу события прошедшей недели? Если вспомнить, какую роль играет город Джераблус со стратегической точки зрения, можно ответить на часть этого вопроса: город находится на сирийской стороне турецкой границы, играя роль ключевого пункта пересечения границы для боевиков, новобранцев и поставщиков террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Турецкий город Газиантеп, в котором недавно произошел организованный ИГИЛ (запрещено в РФ) теракт, унесший жизни по меньшей мере 54 человек, находится севернее. Он стал также важной точкой в действиях исламистов, осуществляющих свою деятельность не только в Сирии, но и в Турции.

Для Анкары же город Джераблус важен прежде всего потому, что, контролируя его, Турция может не дать сирийским курдам создать единое образование на севере САР, которое они могут назвать своей собственной территорией. Сегодня под контролем PYD находятся территории, простирающиеся от иракской границы до восточной части Джераблуса, а также еще один кантон на северо-западе Сирии. Захватив Джераблус, Турция поставит крест на том, что в Анкаре считают планом по созданию условий для объявления курдской автономии внутри Сирии, которая будет мало чем отличаться от автономии, объявленной курдами в Ираке.

Эрдоган рассматривает успехи курдов в Сирии как стратегическую угрозу Турции. Это связано с тем, что PYD является детищем Рабочей партии Курдистана (РПК) — курдской повстанческой группировки, которая на протяжении десятилетий ведет войну против турецкого государства. Когда Эрдоган попытался заблокировать действия США по защите города сирийских курдов Кобани в 2014 году, турецкие курды начали акции протеста, в результате которых погибло около 50 человек.

Связи между турецкими и сирийскими курдами носят очень глубокий характер. Автор отмечает, что для курдов в Турции очень большую важность имеет вопрос Рожавы — курдского названия Сирийского Курдистана, о чем автор узнал в ходе общения с турецкими курдами. Общение, как он сам подчеркивает, происходило тогда, когда столкновения между силами безопасности и сторонниками РПК в Турции достигли своего пика. Если многочисленные восстания курдов в Турции не принесли каких-либо значительных успехов, то в Сирии, напротив, PYD доказали, что они боеспособная сила, которая заручилась даже поддержкой США.

В действительности причина, по которой сорвались мирные переговоры между Анкарой и РПК, состояла в том, что Эрдоган настаивал на том, чтобы РПК перестала развивать PYD в Сирии. Тогда курды отказались, и глава Турции посчитал — и во многих смыслах справедливо — что благодаря успехам сирийских курдов в Рожаве у курдов турецких появится рычаг давления на переговорах.

Вашингтон сталкивается со сложной задачей сдерживания этой непримиримой борьбы. На первый взгляд, целью признания США операции на севере Сирии является демонстрация поддержки Анкары, однако, в то же самое время это способ, с помощью которого Вашингтон может более пристально приглядывать за поведением Турции. Белый дом не хочет того, чтобы произошла открытая конфронтация между союзниками США и PYD, которые доказали, что они являются единственной силой, способной наносить поражения боевикам террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) в ходе сухопутных операций. Армия Ирака, сирийские группировки и даже иракские курдские отряды Пешмерга показали себя неэффективными, столкнувшись с фанатично настроенными подразделениями ИГИЛ (запрещено в РФ). Недавно PYD — при поддержке авиации и спецназа США — захватили стратегически важный город Манбидж у боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ).

Битва за Манбидж оказалась намного тяжелее, чем предполагали PYD, подразделения которых понесли в ходе этой битвы значительные потери. Таким образом, у Вашингтона есть моральное обязательство перед PYD, США также нуждаются в этих курдах, даже если Белый дом и соглашается с Турцией, что силы PYD должны оставаться на позициях, расположенных южнее реки Евфрат, и не объединять под своим контролем территории на севере Сирии. Захват Манбиджа был необходим, однако это не окончательная цель. Следующим шагом должен стать захват фактической столицы террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) — города Ракки, где, как ожидается, вооруженные группы PYD также должны сыграть важную роль.

Понятно, что PYD и курды в Сирии и Турции будут с подозрением относиться к этой операции. Курды по всему региону испытывают сомнения относительно намерений Вашингтона из-за сложившегося у них мнения о США как о партнере, который в прошлом уже бросал их для того, чтобы налаживать отношения с существующими государствами. Сегодня опять PYD будут обеспокоены тем, что их союзник может оставить их. Так, находясь с официальным визитом в Анкаре, вице-президент Джо Байден, кажется, полностью исключил возможность появления единого курдского образования в Сирии.

Для PYD целью союза с США является не только захвата Манбиджа или Ракки — двух арабских городов, которые курды не хотят и не смогли бы контролировать без проблем для себя. Наоборот, партия «Демократический союз» надеется заручиться поддержкой США на послевоенных переговорах о будущем Сирии. Курды всегда, отмечает автор, относились к низшим слоям сирийского общества: им отказывали в элементарных правах, а самих их можно было лишить гражданства по любому, даже самому незначительному поводу. Они надеются, что благодаря патронажу единственной глобальной супердержавы такая ситуация может измениться. И официальные лица должны будут принять все меры, чтобы убедить курдов в том, что этот аспект их союза по-прежнему актуален.

Собственно же в Сирии Вашингтон ведет аккуратную политику, формируя понимание в Анкаре действий PYD, а также убедил Турцию принять тот факт, что руководство PYD сыграло решающую роль в освобождении Манбиджа. Если PYD и отойдет на позиции, находящиеся восточнее реки Евфрат, — что уже согласовано с США, то их место должна занять не столь боеспособная сила в лице арабских представителей оппозиции. Когда США обучат новую силу, только тогда PYD смогут отступить.

Тем временем Вашингтон должен вести эту партию по балансированию между курдами и Анкарой в Сирии очень осторожно. Белый дом позволяет Турции идти на те шаги, которые отвечают её собственным интересам, при этом гарантируя, что ситуация не приведет к эскалации между PYD и Анкарой. Если у администрации Обамы это получится, она заслужит поздравления в свой адрес.

По материалам: Regnum

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.