Что не сумел Эштон Картер в поездке к линии фронта у Мосула?
1537

Что не сумел Эштон Картер в поездке к линии фронта у Мосула?

Начавшаяся 17 октября наземная военная операция по освобождению Мосула продолжается. Армия Ирака и части курдского ополчения открыли два новых фронта к северо-востоку от города. Шиитские добровольческие отряды «Аль-Хашд аш-Шааби» во взаимодействии с курдскими отрядами пешмерга наступают на Мосул с запада. Наступающим удалось взять под контроль несколько десятков населённых пунктов. Мосул сейчас в полукольце, в его южных окрестностях начались уличные бои, но уже первые боестолкновения подтвердили, что лёгкой битва за Мосул не станет. 

Вокруг Мосула началась сложная геополитическая игра. Тон в ней опять же задают США. Не надо думать, что для Вашингтона иракский Мосул и сирийский Алеппо – одно и то же. Цели заявлены общие – борьба с терроризмом, но если в Сирии правительство США ещё силится переложить ответственность за гуманитарные последствия операции на Россию, Иран и правительство Башара Асада, то за Мосул отвечать придётся исключительно Белому дому. Других вариантов нет. 

Не потому ли администрация США упорно стремится не допустить прямого участия американских войск в мосульской операции? В Ираке сегодня американский военный контингент насчитывает более 4800 человек, а в районе Мосула в рядах иракской армии – всего около сотни военнослужащих сил специальных операций. Пентагону, впрочем, не привыкать воевать чужими руками. 

В Ираке только что побывал министр обороны Эштон Картер, пытавшийся оценить прогресс в боевых действиях по штурму Мосула. На встречах с американскими офицерами ему пришлось услышать серьёзные предупреждения о недопустимости форсирования военной операции. Успехи наступающих на окраинах Мосула не стоит преувеличивать. В городе остались до 5000 боевиков ИГ. Они не покинут Мосул ни при каких условиях. Они препятствуют выходу из города мирных жителей, прикрываясь ими как живым щитом, а работа ООН по строительству лагерей для заселения туда перемещённых лиц из Мосула мало что даёт.

Мосульской операции предшествовали воздушные удары, которые США и международная коалиция начали наносить ещё 15 октября, но их эффективность в борьбе с рассредоточенными отрядами обороняющихся невысока. Главные задачи возложены на сухопутные силы. Их численность превышает 60 тысяч человек, но многократный перевес в данном случае не гарантирует лёгкой победы. Как только бои дойдут до центральных кварталов города, защитники Мосула пустят в ход миномёты, реактивные снаряды, террористов-смертников, другие средства нетрадиционной вооружённой борьбы.

В качестве примера решимости террористов применить любые средства приводится пример преднамеренного поджога боевиками завода по производству серы к югу от Мосула; в результате от токсичных газов в рядах наступающих пострадали более 1000 человек; среди пострадавших были и американские военнослужащие. Командующий американской коалицией генерал-лейтенант Стивен Таунсенд предостерёг главу Пентагона: пока окраины Мосула обороняются пассивно, но это может измениться в любой момент.

Эштон Картер, похоже, к советам генерала не прислушался. Он пообещал премьер-министру регионального правительства Курдистана Нерчивану Барзани «воздушную поддержку», если курды пойдут вперёд. И самоуверенно заявил, что США «воодушевлены прогрессом» военной кампании. Более того: оказывается, американский министр обороны уже размышляет об «отчаянной потребности в стабилизации и реконструкции» Мосула. После американской воздушной кампании потребность и вправду может быть отчаянной – только не в реконструкции, а восстановлении города из руин.

Сугубо в военном отношении незапланированная поездка Картера на линию фронта у Мосула может лишь дезорганизовать наступление. Чем занят Пентагон? Вместо своего участия в операции пытается подтолкнуть наступающих к более скорым действиям в обмен на обещанную воздушную поддержку. Делает это американский министр обороны без оглядки на возражения правительства Ирака, которое, нужно признать, теперь к советам США стало прислушиваться реже. 

Ведь с первых дней у администрации Обамы многое не получается. Не получилось заблокировать участие в наступлении на Мосул шиитских отрядов. Не прошла идея о формировании отдельного фронта из курдских отрядов пешмерга; сегодня курды воюют вместе с иракской армией и шиитским ополчением. Не удалось добиться от Багдада согласия на привлечение к наземной операции турецких сухопутных войск, а ведь это было одной из главных задач Картера, прилетевшего в Ирак из Анкары.

Сегодня Турция заявляет о поддержке наступающих курдов огнём артиллерии и танков, а иракское военное командование отрицает участие Турции в мосульской операции. С этим Багдаду и Анкаре ещё придётся разбираться. 

Что же касается политики администрации Обамы, в ней слишком заметно стремление использовать сражение за Мосул в интересах предвыборной борьбы демократов за Белый дом. Только не выйдет ли всё наоборот: не похоронит ли Мосул шансы Демократической партии на президентских выборах? 

Кандидат в президенты США Дональд Трамп в ходе последних теледебатов с Хиллари Клинтон заметил: «Мы возьмем сейчас Мосул, и знаете, кто получит выгоду? Иран». По мнению Трампа, Иран захватывает Ирак, и из-за политики Обамы Америка не получит ничего, затеяв операцию по взятию Мосула.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.