«Русские идут!» Европа бредит «российским информационным вторжением»
2501

«Русские идут!» Европа бредит «российским информационным вторжением»

И объявляет России войну. Пока – в Твиттере

Депутаты Европарламента приняли резолюцию о противодействии российской пропаганде в ЕС, сравнив влияние некоторых российских СМИ c пропагандой радикальных исламистских групп.

23 ноября в Европарламенте за этот документ проголосовали 304 депутата, против – 179, воздержались – 208 человек.

Польский парламентарий Анна Фотыга, представляя текст резолюции, назвала её шагом «по выявлению враждебной пропаганды и дезинформации», которую ведут против Европы Россия и исламские террористические организации. «После аннексии Крыма и агрессии в восточной части Украины многие страны полностью осознают, как Россия манипулирует и дезинформирует их», – заявила она. Более того, даже подготовка доклада, по словам польского депутата, была занятием очень опасным: «Этот доклад в ходе его подготовки также был мишенью враждебной пропаганды». 

Прямо дрожь пробирает. Так и вспоминается страшный рассказ об ужасной руке, которая бродит по городу. Только теперь это рука Москвы, и бродит она по Европе: «Девочка, девочка, брось готовить доклад! Рука Москвы уже идёт по Страсбургу! Она уже в коридорах Европарламента! А-а-а-а!!!!»

Так примерно.

Текст резолюции, которая носит название «Стратегические коммуникации ЕС по противодействию антиевропейской пропаганде третьими сторонами» на понятный язык можно перевести следующим образом: «Всем Евросоюзом – против СМИ России и ИГИЛ. НАТО нам поможет!» Словосочетание «стратегические коммуникации» означает, что перед лицом информационных угроз, раскачивающих европейскую лодку, Европарламент требует сплотить ряды стран-членов ЕС, укрепить связку с НАТО и создать единые центры управления борьбой с нежелательной для Европы информацией. 

Собственно, ИГИЛ подвязан к антироссийской резолюции с единственной целью – чтобы в глазах как правительств европейских стран, так и жителей Европы возникла связка «Россия - ИГИЛ» и, соответственно, война с «российской угрозой» имела право быть объявленной в той же степени, что и война с террористическими группировками, исповедующими радикальный ислам. 

Без упоминания об ИГИЛ подобная резолюция вряд ли вообще была бы принята в Европарламенте, поскольку, если отбросить витиеватые формулировки, её суть прямо противоречит одной из главных декларированных европейских ценностей – свободе слова. Принятый документ если эту свободу не отменяет, то  берёт под неусыпный контроль и ограничивает. Чтобы как-то оправдать необходимость подобной меры в Европе, где свободно себя чувствует даже Charlie Hebdo с карикатурами на пророка Мухаммеда и жертв терактов, понадобился веский аргумент вроде ИГИЛ. Будучи пристёгнутым к России, он как бы придаёт устойчивость всей конструкции «стратегических коммуникаций» – кто поспорит с тем, что с пропагандой терроризма и экстремизма в Европе нужно активно бороться? 

Вот только борьба с ИГИЛ никак не соотносится с борьбой с российскими СМИ. Объявляя «крестовый поход» против медиа, якобы манипулирующих европейским сознанием, депутаты Европарламента сами не побрезговали откровенной манипуляцией с ИГИЛ,  подвязав террористов к резолюции «по борьбе с антиевропейской пропагандой», во главу угла которой поставлена Россия. 

Обосновывая контрмеры, перечисленные в документе Европарламента, депутаты, не стесняясь, использовали формулировку «вторжение российских СМИ» и объявили, что «после аннексии Крыма и возглавляемой Россией гибридной войны в Донбассе,  Кремль пошёл на обострение конфронтации с ЕС, усилил пропаганду, стал играть более активную роль в европейском медийном пространстве, что подрывает единство ЕС в вопросах внешней политики». 

«Враждебная пропаганда», как подчёркивается в принятой Европарламентом резолюции, провоцирует раскол между ЕС и американскими партнёрами; парализует процесс принятия решений в ЕС; дискредитирует институты ЕС и в глазах и умах граждан Евросоюза и соседних стран; подрывает европейские ценности; разжигает страх и неуверенность в прочности ЕС.

Евродепутаты потребовали признать что «информационная война – не только внешняя, но и внутренняя проблема ЕС» и озаботились «количеством враждебной пропаганды, тиражируемой внутри Союза». Первым делом планируется силами представителей европейских медиа и экспертов из стран-членов ЕС разработать методичку с набором определений и общим анализом ситуации на информационном фронте. Поскольку бороться с влиянием российских СМИ придётся во всеоружии, пропаганда названа составной частью «гибридной войны»  (чтобы было понятно: à la guerre comme à la guerre).

Как же будет выглядеть эта «гибридная» информационная война Европы с Россией? Резолюция предполагает следующее:

– надо разработать стратегию борьбы (её ещё нет, хотя война уже объявлена): для этого институты ЕС, НАТО, ООН, государства-члены ЕС, а также всевозможные НПО, представляющие «гражданское общество», должны упрочить существующие многоуровневые связи и создать новые для более тесной координации процесса и обмена информацией;

– надо рассматривать коммуникационные усилия Евросоюза как приоритет и финансировать соответственно;

– надо представлять ЕС как успешную модель интеграции, которая остаётся привлекательной даже на фоне кризиса, чтобы поток желающих стать частью этой модели не иссякал;

– надо разоблачать дезинформацию и пропаганду войны, чем, по мнению Европарламента, занимается Россия в Европе;

– надо повышать осведомлённость европейцев «о преступлениях коммунистических режимов», в особенности в странах бывшего «советского блока»: авторы резолюции считают, что Россия «распространяет и навязывает альтернативное изложение» исторических событий. «Фальсификация истории является одной из главных стратегий» – записано в документе. 

Противодействовать «версии Кремля» собираются с помощью таких мер, как:

–  общественные акции, научные исследования  и образование;

– тесное сотрудничество с НАТО в вопросах выявления и предотвращения киберугроз («русские агрессивны в киберпространстве»);

– создание совместной структуры (также в связке с НАТО) по противодействию «гибридным угрозам» – некоего «центра оперативного командования», рекомендации которого обязательны к немедленному исполнению;

– мониторинг источников финансирования «антиевропейской пропаганды»;

– дополнительное финансирование «поддержки свободы СМИ в рамках европейской политики соседства»;

– переформатирование целевой группы, занимавшейся в ЕС «стратегическими коммуникациями», в полноценную единицу в структуре Европейской службы внешних связей (Strategic Communication Task Force) с полномочиями, штатом и финансированием (вплоть до дополнительного специального бюджета);

– тесное сотрудничество спецслужб стран-членов ЕС «с целью оценки влияния третьих сторон, стремящихся подорвать демократические основы и ценности ЕС»;

– использование аналитического аппарата Европарламента и информационных центров в государствах-членах для «стратегических коммуникаций» с Европейской службой внешних связей;

– поддержка мобильности и профессионального обучения журналистов, медиаисследований, аналитики, контент-платформ как в ЕС, так и в европейских окрестностях под флагами «плюрализма мнений», «объективности, беспристрастности и независимости СМИ»;

– поддержка преследуемых и арестованных третьими сторонами  журналистов и правозащитников;

– упрочение сотрудничества между ЕС, Европейским фондом за демократию, ОБСЕ, Советом Европы и государствами-членами ЕС с тем, чтобы избежать дублирования инициатив или какой-либо несогласованности;

– создание через Strategic Communication Task Force онлайн-пространства в Twitter с именем пользователя @EUvsDisInfo, «где можно найти различные инструменты для выявления дезинформации, с объяснением как они работают»;

– борьба с предрассудками местного населения (прямой контакт с народом, обсуждение действий ЕС на местах);

– законодательные инициативы, ограничивающие свободу выражения мнений в ряде случаев (проще говоря – цензура);

– целенаправленные коммуникации в конкретных регионах на местных языках (поскольку указан только один «местный язык» - русский, то и «конкретный регион» - это Россия);

– разработка правительствами стран-членов ЕС ещё и собственных «стратегических коммуникационных возможностей»;

– выпуск еженедельного дайджеста «дезинформации», а также обзоров в каждой стране ЕС;

– тщательная проверка эффективности отдельных масштабных медиапроектов, финансируемых ЕС, таких как «Евроньюс», в то же время оказание непосредственной поддержки независимых СМИ, аналитическим центрам и НПО, работающими с целевыми группами на их родных языках;

– адаптация законодательства ЕС к текущей ситуации: применение законодательных норм как к оффлайн-, так и к онлайн-источникам информации;

– пакет стипендий и программ обмена для студентов и молодых специалистов, возможно, безвизовый режим для молодёжи из третьих стран с целью демонстрации преимуществ ЕС;

– применение новых технологий, в том числе цифрового вещания, мобильной связи, интернет-СМИ и социальных сетей, в том числе регионального характера, «которые облегчают распространение информации и повышение осведомленности о европейских ценностях», при этом за онлайновыми инструментами закрепляется главная роль;

– поддержка Балтийского Центра медиатехнологий в Риге, Центра стратегических коммуникаций НАТО (StratCom), Radicalisation Awareness Network, укрепление аналитического потенциала – резолюция содержит призыв к странам-членам ЕС инициировать у себя такие же проекты, вкладываться в аналитику и сотрудничество аналитических центров с сетевыми СМИ и журналистами.

Наконец, целью ЕС ставится поддержка «свободных и независимых СМИ» в России как противодействие влиянию российских СМИ в Европе.

Это далеко не все меры борьбы ЕС с «российской информационной угрозой», которая подробнейшим образом описана в принятой резолюции. Как из неё следует, Россия «шатает» Европу не только с помощью медиа (здесь главными «шатунами» называются RT и «Спутник»), но и посредством «социальных и религиозных групп», фондов (назван «Русский Мир»), организаций (Россотрудничество), которым помогают блогеры и интернет-тролли. Даже встречи в странах ЕС, в которых участвует Россия, как утверждается в резолюции, используются «в целях пропаганды и ослабления позиций ЕС, а не для установления реального диалога». И это всё – чтобы «бросить вызов европейским ценностям» и (о, ужас!) разделить ЕС.

Такое впечатление, что документ, принятый Европарламентом в качестве руководства к действию, был надиктован теми же персонажами, которые навязывали соседствующей с ЕС Украине идею «российской агрессии». Риторика резолюции та же самая: «Российские стратегические коммуникации есть часть большого подрывного плана, чтобы ослабить суверенитет ЕС, политическую независимость лишить территориальной целостности как Союз, так и страны-члены ЕС».

Показательно, что за скандальную резолюцию проголосовали менее половины депутатов Европарламента: документ, вроде бы призванный укрепить единство Европейского союза, на деле спровоцировал раскол. Пора устраивать в Европарламенте новое голосование, чтобы постановить, что резолюция о «стратегических коммуникациях» тоже придумана российскими агентами влияния, дабы расшатать ЕС.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.