На Украине находят прорехи в «хорватском сценарии» и настроены на войну с Донбассом
3882

На Украине находят прорехи в «хорватском сценарии» и настроены на войну с Донбассом

Украинский новостной ресурс «Хвыля» («Волна») пишет, что «миротворческий опыт Хорватии Украине не подходит».

Готовы к масштабным зачисткам, не готовы отвечать за военные преступления

К теме «хорватского опыта» на Украине сегодня возвращаются часто – и политики, и военные, и фэйсбучные «патриоты», требующие немедленного перенесения сценария хорватской военной операции на территорию современного Донбасса. Немногие из них знают, что происходило в Республике Сербская Краина (РСК) в 90-х на самом деле и какую роль в её уничтожении сыграли миротворцы ООН. И почти ничего на Украине не знают об ответственности хорватских военных за преступления, совершённые на территориях РСК и о мирном урегулировании конфликта с одной из частей Республики – Восточной Славонией. «Хвыля» открывает украинцам глаза и делает вывод: «хорватский сценарий» – не для Донбасса.

Главная задача миссии по поддержанию мира UNPROFOR (United Nations Protection Force) в Хорватии состояла в том, чтобы «создать условия мира и безопасности, необходимые для ведения переговоров о всеобъемлющем урегулировании югославского кризиса». Однако в реальности никакого поддержания мира в Хорватии не было, боевые действия и этнические чистки не прекращались. Хорваты нарушали обязательства перед ООН, а представители организации рапортовали о том, что миротворцы действуют успешно.

Пример действительного положения дел – военная операция хорватской армии на Мильевачском плато 21-22 июня 1992 года в районе города Дрниш. Воспользовавшись объявленным перемирием по инициативе хорватской стороны, две хорватские же бригады атаковали сербские войска. Зона боевых действий распространилась на семь населённых пунктов. Уже 22 июня хорваты взяли под контроль Мильевачское плато и закрепились на позициях, изменив  линию фронта. Хорватской армией были совершены военные преступления – убийства сербских военнопленных. Впоследствии эти действия были осуждены ООН, от хорватов потребовали вернуться на исходные позиции, но резолюция Совбеза ООН хорватским руководством не была выполнена. А что миротворцы? Они не смогли помешать захвату хорватами новых позиций и совершению ими военных преступлений.

«Всех желающих перенимать опыты с миротворцами должны настораживать подобные формулировки – миссии по поддержанию мира в то время, как ни о каком мире речь не ведётся и близко», – пишет «Хвыля».

«А что делать с комбатантами? – задаётся вопросом автор статьи Мария Кучеренко, эксперт Центра исследований проблем гражданского общества. – Причём речь идет не о высшем руководстве, а о средних звеньях командования, которые уполномочены принимать решения на местах».

По её словам, Украине придётся предъявить обвинения в совершении военных преступлений и своим комбатантам, может быть, даже выдать их международному суду. Готово ли украинское общество к такому шагу? Ответ эксперту «Хвыли» можно дать без раздумий: та прослойка общества, на которую опирается украинская власть, даже мысли не допускает, что «героев АТО» могут на международном уровне обвинить в совершении военных преступлений, случись «хорватский сценарий» в Донбассе. Миротворцев ООН, которые не мешают ВСУ и карательным батальонам устанавливать «новый порядок» на территории ДНР и ЛНР, президент Украины, Генштаб, Совет национальной безопасности и обороны, украинский парламент и национал-радикалы видят, а вот возможного международного суда над военными преступниками представить не могут. Отсюда вывод: переносить хорватский опыт на украинскую почву нельзя, «последствия будут непредсказуемы».

Украине подходит только военное вторжение в Донбасс, но не мирное урегулирование «по-хорватски»

Статья того же автора в украинском издании «Зеркало недели» на ту же тему ещё более откровенна.

На Украине почему-то уверены, что в Хорватии всё было легко и просто, а падение Республики Сербская Краина воспринимают как победу над всеми сепаратистами, что подразумевает восстановление хорватского контроля над всеми территориями, пишет «Зеркало недели». И рассказывает о неизвестной стороне реинтеграции Восточной Славонии (часть РСК) – мирной. Сами хорваты, подчёркивает эксперт издания, об этом говорить не любят.

«В своем интервью «Украинской правде» Весна Шкаре-Ожболт, в прошлом глава администрации президента Туджмана и руководитель процесса мирной реинтеграции хорватского Подунавья, утверждает, что главное, чего удалось достигнуть Хорватии на территориях Восточной Славонии, – это прощение. И здесь г-жа Шкаре-Ожболт выдаёт желаемое за действительное, ни словом не обмолвившись о беспорядках в Вуковаре в 2013 году, когда по требованию ЕС в городе были размещены кириллические таблички, дублировавшие все написанные латиницей названия государственных учреждений, городов, указателей, которые нещадно громились хорватскими ветеранами и националистически настроенной молодёжью. Не были упомянуты и постоянные инциденты в Сербии, связанные с Вуковаром, как то: погром выставки в Нови-Саде, посвященной трагедии этого города, или инцидент весны нынешнего года, когда во время Вечного Дерби Белграда футбольные фанаты вынесли баннеры с кириллической надписью: «Вуковар» на фоне сербского флага. Очевидно, что и для сербов, и для хорватов вопрос принадлежности Вуковара остается открытым, провоцируя все новые и новые стычки на межэтнической и религиозной почве», – пишет «ЗН».

Хорватия не смогла решить вопрос с территорией Восточной Славонии военным путём, пришлось решать дипломатическим. Военное возвращение частей Сербской Краины, особенно Книнской Краины, превратило этот район в один из самых «патриотических» (ведь оттуда бежали практически все сербы, и хорватам никто не мешал установить свои порядки). На территории Восточной Славонии всё было по-другому. Там сербское население смогло вернуться в свои дома, была принята широкомасштабная амнистия, именно её Весна Шкаре-Ожболт называет «прощением». 

Что касается миротворческих успехов ООН в Восточной Славонии, они, утверждает эксперт «ЗН», были спорными:«Например, создание полицейских патрулей, в которых один из полицейских должен был быть сербом, второй – хорватом, третий – наблюдателем от ООН, в итоге полностью нивелировало доверие к полиции, которая к тому же в первые месяцы своего функционирования была экипирована формой югославской милиции, что вызывало отторжение у хорватов Вуковара». 

Украинскую сторону напрягает и тот факт, что «сербские войска и просербская самооборона оставались в городе уже после подписания мирных соглашений, и представители Временной администрации ООН лишь робко надеялись, что они покинут территории Восточной Славонии, Браньи и Западного Срема как можно скорее». «Зеркало недели» видит успех миротворцев ООН в Хорватии в «прекращении вооруженного противостояния и мирном восстановлении хорватского управления на спорных территориях». Оказывается, для Украины этого мало: «...конфликтогенность региона не исчезла – сербы и хорваты Вуковара все так же ненавидят друг друга, и эти настроения подогреваются политикой исторической памяти двух стран – власти Сербии лелеют обиду и мечтают о реванше, хорватские политики позволяют себе заигрывать с Албанией и «ковырять»  сербскую травму поражения». А всё потому, с точки зрения автора публикации, что «Восточная Славония, реинтегрированная дипломатическим путем, остается «головной болью» на длительный период и может стать очагом нового конфликта». Вот разгромили бы её, как Книнскую Краину и Западную Славонию, вытеснили бы сербов путём этнических чисток – тогда бы у хорватов голова бы не болела!

Украинские эксперты подводят общество к простой мысли: единственный правильный путь решения проблемы «сепаратистов» Донбасса – зачистить территорию военным путём, иначе в будущем не оберёшься проблем. Что до миротворцев, от них может быть как польза, так и вред. Особенно, если искать рациональное зерно в российском предложении: Украина не желает подчёркивать внутренний характер конфликта в Донбассе размещением миссии ООН вдоль линии разграничения воюющих сторон. «Интерес Украины в том, чтобы присутствие международных сил по поддержанию мира… на оккупированных Россией территориях, и особенно на украинско-российской границе, усложнило политику Кремля по продвижению мифа о внутриукраинском конфликте, поспособствовало прекращению обстрелов и создало стимулы для демилитаризации и деоккупации региона», – сообщает «ЗН». 

То есть первая задача миротворцев в украинском понимании – создание мифа о том, что Украина воюет с Россией, а вторая – стимулирование украинской армии на военную расправу с ДНР и ЛНР. Причём среди миротворцев не должно быть ни России, ни стран-членов ОДКБ, «особенно Беларуси». Следует ожидать, что Украина рано или поздно скатится к требованиям ввести в Донбасс миротворцев только из тех стран, которые не состоят ни в каких союзах с российским государством!

Чем дальше, тем глубже проявляет себя нежелание киевского режима идти на какие-либо компромиссы ради установления мира на неподконтрольных территориях Донбасса. «Согласие на миротворческую миссию — это всегда компромисс с внешними партнёрами и с собственным обществом. При этом внешние партнеры не особо углубляются во внутренний контекст, а сама миссия не только не решает проблемы государства, где её размещают, но может нести и определенные риски. Для государства более важно достичь понимания и согласия в чувствительном вопросе размещения и деятельности миротворческой миссии с собственным населением, особенно с патриотично настроенной его частью», – заключает «ЗН». 

Иначе говоря, главное для нынешнего украинского руководства – договориться не с населением Донбасса, не с международным сообществом, не с ООН и ОБСЕ, а с доморощенными национал-радикалами. А они настроены проливать чужую кровь.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.