The Wall Street Journal: патриоты Украины в Мариуполе ругают ВСУ и смотрят российское ТВ

Как у корреспондента WSJ едва не случился когнитивный диссонанс

Корреспондент одной из крупнейших деловых газет США The Wall Street Journal написал отчёт о поездке в прифронтовой Мариуполь. Точно по выданной «методичке» написал: все жители этого города – патриоты, они ненавидят и боятся Путина, ещё они боятся российских солдат и любят украинских военных. Однако в тексте его репортажа нет-нет, да и проскочит правда.

«Кремль продвигает в СМИ мысль о том, что русскоязычные украинские граждане будут рады возвращению на орбиту Москвы. Однако поездка на восток Украины свидетельствует о другом.

Мариуполь – это серый портовый город с населением примерно 450000 человек, и находится он в пределах досягаемости российской артиллерии и реактивных снарядов», – с места в карьер сообщает своим читателям Wall Street Journal.

При этом указывает, что «в городе полно архитектурных и индустриальных напоминаний о болезненном владычестве Советского Союза». Речь, вероятно, идёт о металлургических заводах-гигантах, которые, даже умирая, всё ещё кормят полумиллионный город? А «архитектурные напоминания» – это «сталинки», квартиры в которых самые дорогие, потому что несравнимы с более новыми многоэтажками? Впрочем, в Мариуполе вообще практически не существует архитектуры, не связанной с Советским Союзом, поскольку за все годы независимости Украины в городе не построили ничего, кроме ларьков и рынков. 

Почему-то многие жители Мариуполя винят во всех бедах своего региона Киев. Но автор статьи Адам О’Нил (Adam O’Neal) находит этому объяснение – происходит это под влиянием российских СМИ, ведь в Мариуполе население предпочитает смотреть запрещённое российское телевидение.

«Болезненная» для американской прессы архитектура Мариуполя

Мало того, у горожан сложилось стойкое мнение, что «российское ракетное нападение в 2015 году, из-за которого 30 мирных жителей погибли, а более 100 получили ранения, в действительности – дело рук украинских военных», искренне недоумевает автор. Но и это ещё не все разочарования, которые ждали Адама О’Нила на улицах приморского города: «За те несколько часов, что я ездил вместе с украинскими военными, местные жители дважды их словесно оскорбляли».

И всё же Мариуполь твёрдо остаётся украинским городом, причём без видимого принуждения, уверяет издание. И объясняет свою уверенность тем фактом, что в выборах президента приняли участие примерно 57 процентов жителей Донецкой области. «Это на несколько процентов ниже средней явки по стране, но всё равно неплохо для региона, где идёт война. Несмотря на обоснованные претензии к правительству страны, народ понимает, что его будущее вместе с Киевом, а не с Москвой». И не приходит в голову американцу, что мариупольцы шли на избирательные участки по той причине, что не было у них другого способа убрать Петра Порошенко.

«Мариуполь также демонстрирует всплески экономической активности. В местной экономике господствующее положение занимают принадлежащие олигархам сталелитейные предприятия. Но не они представляют будущее этого города. Росту способствуют малые и средние коммерческие предприятия, которые зачастую открывают ветераны. После начала войны в Мариуполе открылся центр «Халабуда», предлагающий курсы иностранных языков и компьютерное обучение. Некоторые мариупольские рестораны и бары не уступают мадридским и берлинским, а одна пиццерия даже доставляет еду солдатам на фронт», – расхваливает WSJ «всплеск экономической активности». Всерьёз уверяя своих читателей, что будущее города – не за прокатом стали, а за  курсами иностранных языков и пиццериями.

«Моко Пицца» – американская пиццерия в Мариуполе

«И вот такая свободная и экономически успешная (с пиццериями. – Ред.) Украина приводит в ужас Владимира Путина, потому что в будущем она покажет миллионам обнищавших россиян достойную альтернативу», – упорно не сдаётся автор WSJ, сам того не понимая, что его отчёт тянет разве что на юмореску.

И, вероятно, «от ужаса» Путин подписал указ о предоставлении гражданства жителям Донбасса по упрощённой процедуре.

«Зеленский назвал этот шаг контрпродуктивным, а Россию – «государством-агрессором». Если Путин почувствует слабость со стороны непроверенного в боях лидера, он пойдёт на ещё более смертоносные (именно так в оригинале. – Ред.) провокации», – пугает читателей Wall Street Journal.

И тут же напоминает, что администрация Трампа приняла в 2018 году правильное решение поставить Украине противотанковые ракетные комплексы «Джавелин», которые и остановили русские танки. Тем более что танки эти были мифическими.

«Но у Запада есть и другие возможности. Украинские солдаты рассказывали, что они получили бы дополнительные тактические преимущества, имея больше «Джавелинов», малокалиберных миномётов, прицелов ночного видения, современной аппаратуры связи и беспилотников», – намекает Wall Street Journal. И добавляет, что Украина вообще-то могла бы и сама что-то сделать, а не сидеть и ждать подарков.

«По имеющимся оценкам, Украина теряет 30 процентов ассигнований на военные закупки из-за коррупции. Страна никогда не присоединится к ценимым всеми западным демократическим институтам, если не покончит со взяточничеством и казнокрадством, а также не наведёт порядок в судебной системе», – отмечает издание.

«За пять лет пребывания Порошенко у власти Украина добилась прогресса. Крупной победой стали реформы в системе государственных закупок и в здравоохранении. Но президент не оправдал реформаторские надежды Евромайдана, который в своё время и привёл его к власти. Именно это стало одним из главных выигрышных аргументов Зеленского в ходе предвыборной кампании. Теперь Зеленский обещает назначить независимых руководителей и провести серию реформ в органах по борьбе с коррупцией, однако верят ему не все. Многие на Украине уже слышали это раньше и не ждут больших перемен», – как-то удивительно пессимистично констатирует Wall Street Journal. Видимо, не удалось автору публикации избежать когнитивного диссонанса, когда методичка велит писать об украинских патриотах, переполняющих Мариуполь, а патриоты эти ругают ВСУ и смотрят в сторону России.

А мы, как и прежде, продолжаем следить за деградацией мировой журналистики. В «болезненные» для Адама О’Нила советские времена его бы на порог и заводской многотиражки не пустили бы. Это в нынешние свободные можно без последствий втюхивать читателю туфту о том, что пиццерии приносят больше доходов, чем металлургия.

Соб. корр. ФСК