header
Свято-Духов монастырь в Вильнюсе
"89753"
819
5
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Первая Пасха в Свято-Духовом монастыре в Вильно

Удивительный пример духовной стойкости

На Пасху, в Светлую седмицу люди радуются, забывая житейские проблемы. Однако политика то и дело вторгается в церковную сферу, натравливая одних людей на других. Православные белорусы и украинцы должны помнить о тех временах, когда даже в великий праздник Воскресения Христова в Речи Посполитой они не могли не опасаться католиков (латинян и униатов). Об этом говорит и случай с празднованием Пасхи в новоучреждённом виленском Свято-Духовом монастыре. 

Свято-Духов монастырь в наши дни

Свято-Духов монастырь в наши дни

В XVI в. в Вильно насчитывалось 14 православных церквей. Из них особым почитанием пользовался храм в честь Святой Троицы и монастырь при нём. Среди его жертвователей славную память оставили Елена Ивановна, дочь великого князя московского, выданная замуж за литовского князя Александра, и князь Константин Иванович Острожский. 

В Свято-Троицкой церкви хранились мощи трёх виленских мучеников – Антония, Иоанна и Евстафия. В Сретенском приделе этого храма совершали службу священники виленского братства, утверждённого в 1588 г. Константинопольским патриархом Иеремией. Здесь уже в начальный период подготовки церковной унии прозвучали грозные обличения этой затеи из уст братского проповедника Стефана Зизания. У братства были своя школа, типография и определённая степень независимости от местной духовной иерархии. Все это не могло не беспокоить сторонников унии. 

Троицкий униатский монастырь

 

Троицкий униатский монастырь
 
В 1596 г. король Сигизмунд III запретил братским священникам проводить службы в приделе Троицкого храма. Тогда братство использовало более ранний королевский декрет, разрешающий строительство собственной церкви. Место для этого было выбрано на земле двух сестёр, урожденных Волович, что служило гарантией от посягательств, так как шляхта пользовалась правом строить на своей земле любые храмы. Осенью 1597 г. новая деревянная церковь была построена и освящена.

Смелые действия братчиков имели следствием не менее решительное противодействие. Поскольку без специального плата с частицей мощей (антиминса) невозможно совершать литургию, униаты попытались представить братство собранием изменников и отнять антиминс. Был пущен слух, что один из виленских купцов, Иван Порошко, в бытность свою  в Москве обращался к царю Фёдору за милостыней, выпросил у него антиминс и при этом будто бы позорил польского короля. На сторону обвинителей стал литовский канцлер Лев Сапега, рьяный сторонник церковной унии и орудие польской политики, имя которого почему-то носит в наши дни одна из улиц Минска. Специальная комиссия не подтвердила доводов обвинения, убедившись в том, что антиминс в братской церкви не московский, а местный, подписанный митрополитом Киевским Онисифором.

Тогда в апреле 1598 г. в наступление против виленского братства перешли силы другого лагеря. В Великую субботу накануне Пасхи около пятидесяти студентов иезуитского училища (коллегиума) во главе с депутатом Главного литовского трибунала ксендзом Гелияшевичем сначала ворвались в братскую школу, где вызвали «на диспут» братского священника Никифора и педагога Фирса Ольшевского. 

Затем та же перед пасхальной всенощной толпа вломилась в алтарь церкви Святого Духа, где сбросила с престола Евангелие и крест, после чего учинила бесчинство на середине храма, где лежала святая плащаница. В насмешку над святыней студенты бросали её из рук в руки, толкали молящихся, кололи их шпильками, развязно держали себя с женщинами, подрались со служителями, которые пытались призвать их к порядку. Выйдя из храма, школяры избили на паперти нищего. 

Свидетельские показания об этом налёте представили впоследствии десять братчиков. В день Пасхи во время литургии те же воспитанники иезуитов дерзко протискивались между молящимися, мешали подойти к причащению, садились на постаменте, изображающем пустой Гроб Господень… Православные терпели всё это стойко, плотной шеренгой заслонив от налётчиков святой алтарь. На пасхальную вечерню гуляки вторглись в храм опять, производя те же смуты, нанесли побои дьякону, совершавшему каждение. Затем напали на братскую школу, ранили учителя; вскоре к ним присоединились другие иезуитские воспитанники, слуги католических панов, ремесленники, которые крушили всё в братском доме, принадлежавшем знатной покровительнице братства, супруге Смоленского воеводы. Об этих бесчинствах был составлен официальный акт с подтверждением сорока четырёх свидетелей из шляхты и мещан.

Братство подало на погромщиков в суд, но суд не состоялся. Более того, к братству были предъявлены встречные иски на братское имущество, священников, братчиков-мещан. Погром остался безнаказанным.

Терпение православных может вызвать удивление, но все понимали, что нападавшие ищут повод: открытое столкновение вылилось бы в вооружённую борьбу, что стало бы оправданием полного разгрома церкви и захвата братского имущества. За два дня до погрома в Вильно король Сигизмунд III, отправляясь в Швецию, чтобы предъявить там свои династические права на престол, издал «примирительную» грамоту, в которой приостанавливал все судебные процессы между униатами и православными в Речи Посполитой. Однако это не остановило противоборства.

Униатский митрополит Ипатий Потей сумел с помощью Льва Сапеги при сочувствии короля утвердить свою власть над православными храмами в Вильно. Троицкий монастырь остался за униатами. Православные же монахи в 1605 г. основали монастырь при братской Свято-Духовой церкви. В 1610 г. страшный пожар уничтожил значительную часть города и большинство храмов. Сгорела и деревянная церковь Св. Духа. На её месте была возведена новая, каменная.

Так и стоят до сих пор напротив друг друга униатский монастырь Св. Троицы и православный Свято-Духов. В базилианском монастыре сейчас обосновались немногочисленные украинские униаты, запустение пытаются поправить косметическим ремонтом стен. Православная обитель, наоборот, ухожена, посещаема и является живым уголком русского мира. 

Это зримое свидетельство духовной стойкости. Не саблей, не государственными законами достаётся победа в духовной борьбе, а нравственной силой. Её удивительный пример был явлен в 1598 году в первую Пасху в Свято-Духовой церкви города Вильно.

Заглавное фото: Свято-Духов монастырь, zarytsa.cerkov.ru

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.