Торговое перемирие в Осаке на фоне неопределённости

Потенциальная сделка между США и Китаем всё ещё далека

По итогам переговоров председателя КНР Си Цзиньпина и президента США Дональда Трампа на полях встречи G20 в Осаке между КНР и США установилось очередное торговое перемирие. Стороны договорились возобновить переговоры «на основе равноправия и взаимного уважения». Трамп объявил о начале переговоров на следующей неделе.

В Осаке американская сторона отмечала, что не станет вводить новые пошлины на оставшиеся 300 млрд. долл. китайского импорта в США, а американские компании могут поставлять комплектующие китайскому производителю телекоммуникационного оборудования Huawei. При этом, по словам экономического советника Трампа Кудлоу, Huawei остаётся в чёрном списке предприятий, производственные отношения  с которыми для американских компаний существенно ограничены.

Является ли торговое перемирие результатом изменения установки администрации Трампа на сдерживание Китая или это очередное тактическое отступление США перед новым взвинчиванием напряжённости? Скорее, второе – тактическое отступление с целью перегруппировки сил и поиска новых способов давления на Китай.

Переговоры продолжатся с тех позиций, на которых они были остановлены Трампом в мае, когда Пекин отказался уступать в принципиальных вопросах, касающихся всей китайской экономической модели. А эти позиции США формируются претензиями Вашингтона к Пекину по двум блокам вопросов: двусторонней торговли и структуры управления китайской экономикой, то есть экономического устройства КНР.

По обоюдному признанию сторон, было согласовано 90 % вопросов, но все они так или иначе касались двусторонней торговли и сводились к увеличению закупок американской продукции Китаем для ликвидации дефицита США в торговле с КНР. В 2018 г. этот дефицит составил 419 млрд. долл. Договорённости касались увеличения закупок, в первую очередь сельхозпродукции США.

Самыми сложными для решения оказались структурные вопросы. Максимум, чего здесь добились США и КНР, – это согласовали семь меморандумов о взаимопонимании по системным конфликтам между двумя странами, т. е. зафиксировали наличие конфликтов. Дальше этого переговоры не сдвинулись.

Структурные вопросы затрагивают принципы экономического устройства КНР, и здесь американские претензии к Китаю уходят за пределы экономики в область несовпадения идеологий двух систем.

Суть претензий США, если отвлечься от частностей, состоит в требовании к Китаю принципиально уменьшить роль государственного регулирования в экономике, открыть её для американских компаний и банковского капитала. На пресс-конференции после Осаки Трамп согласился, что Китай и США могут быть «стратегическими партнёрами» «при условии, что открытость Китая соответствует Америке». В Пекине же полагают, что выполнение этих американских требований (равнение на США) будет означать демонтаж конкурентоспособной китайской экономической модели.

Требования Вашингтона нацелены на то, чтобы оставить Китай на вторых ролях в научно-технологическом состязании, о чём официальные лица администрации Трампа (например, Питер Наварро) говорят, не стесняясь. В Пекине, однако, твёрдо заявили, что Китай не пойдет на уступки по принципиальным вопросам.

Стороны по-разному понимают, что такое открытость. Китай не откроется, по крайней мере так, как этого хотят США, ранее чем решит поставленные задачи в области экономического и технологического развития. Бесконтрольное открытие внутреннего рынка (чего хотят США) не позволит эти задачи решить, и поставленная Пекином цель догнать Америку по совокупной экономической мощи не будет достигнута.

Этот аспект является принципиальным для обеих сторон, и Осака ничего здесь не изменила. Как сказал 2 июля торговый советник Белого дома Питер Наварро, «торговые переговоры между США и Китаем, возможно, возобновились, но потенциальная сделка всё ещё далека».

Последние инициативы Пекина в области открытости, о которых председатель КНР Си Цзиньпин напомнил в Осаке, – это новый закон КНР об иностранных инвестициях, увеличение количества отраслей, доступных для иностранных компаний, открытие шести новых зон свободной торговли, снижение тарифов для стимулирования импорта. В такой обстановке Трампу надо как-то реагировать на растущее беспокойство части влиятельных политико-деловых кругов США, вызываемое продолжением линии американской администрации на конфликт. Возвращение к переговорам и стало такой реакцией.

В США нарастает количество «открытых писем» политиков, экспертов, представителей предпринимательских и отраслевых объединений, предостерегающих от продолжения конфликта с КНР. За последнее время руководители более 600 компаний, особенно пострадавших из-за ответных мер КНР, как, например, сельскохозяйственные производители, обратились к Трампу с призывом воздержаться от новых повышений тарифов на китайский импорт.

И здесь примечательно признание Трампа в Осаке, что в решении снять санкции с Huawei сыграли роль опасения технологических компаний США по поводу ущерба от прекращения поставок китайской продукции. При этом президент США подчеркнул, что вопрос с Huawei не закрыт.

Бывший председатель Morgan Stanley Asia, а ныне старший научный сотрудник Института Джексона Йельского университета Стивен Роуч, чьё мнение приводит китайская Сhina Daily, делает в связи с этим общий вывод о том, что «отраслевые и корпоративные санкции так и так останутся в арсенале средств политики США в отношении Китая».

Фото: Reuters