Япония наносит удар по южнокорейской экономике высоких технологий

В Республике Корея нарастает волна гражданского протеста

Начавшаяся в конце прошлого года торговая война Японии с Южной Кореей примечательна тем, что за спиной обеих конфликтующих сторон маячит Вашингтон – обе страны давно и прочно возглавляют список ближайших союзников США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (теперь американцы  «переименовали» АТР в Индо-Тихоокеанский регион).

Отношения Японии и Кореи никогда не отличались теплыми чувствами. Корейцев возмущает, что море, на берегах которого они живут, называется Японским. Японцы возмущаются тем, что после 1945 года их острова Лианкур отошли корейцам.

И, на первый взгляд, прав американский журнал Foreign affairs, утверждая, что два самых близких США азиатских союзника с конца прошлого года словно состязались в том, чтобы испортить свои отношения. «Последней каплей стало решение Верховного суда Южной Кореи о выплате компенсации истцам, подвергшимся насильственной эксплуатации японскими фирмами в годы Второй мировой войны», – пишет это издание.

Корни японско-корейских противоречий уходят в начало ХХ века (Япония захватила Корею в 1910 году, и только разгром Квантунской армии в 1945 году положил конец японской оккупации Китая и Корейского полуострова). В эти страшные для корейцев годы, когда японцы использовали их принудительный труд, когда корейских женщин делали сексуальными рабынями в борделях для японских солдат, созрели такие «гроздья гнева», которые по сей день возмущают корейцев и не только их. Однако… Однако ещё в 1965 году Япония выплатила 500 миллионов долларов Южной Корее в качестве компенсации за принудительный труд корейцев в годы войны. В соглашении, которое было подписано по этому поводу, сказано, что проблема «исчерпана». Для корейских жертв сексуального рабства у японцев был создан фонд в 8 миллионов долларов в качестве… отступных (после полувека споров по этому вопросу). Однако сам факт предложения «отступных» так возмутил корейцев, что от фонда отказались уже через 2 года.

Решение Верховного суда Республики Корея о компенсациях касается только двух японских компаний  – Mitsubishi Heavy Industries и Nippon Steel & Sumitomo Metal Corp, хотя в Корее в годы войны японских компаний, использовавших принудительный труд корейцев, было больше трёхсот, и сегодня живых жертв этой практики и их родственников набирается более 200 тысяч. Японские репарации могут потянуть на 20 миллиардов долларов…

Подсчитав, видимо, во что может обойтись японской стороне полный «компенсационный лист», в Токио решили перейти в наступление и удалили Республику Корея из так называемого белого листа – перечня стран, заслуживающих доверия в торговле высокотехнологичными материалами и на упрощённых условиях закупающих японскую продукцию, в том числе для военного производства. Журнал Foreign affairs  опасается, что это «разрушит глобальную сеть поставок в секторе высоких технологий».

Убрать из «белого листа» значит резко ограничить поставки в Южную Корею материалов, используемых в производстве электроники. Теперь, чтобы отправить наноматериалы двойного назначения через Корейский пролив, корейская компания должна получить разрешение, на что уходит 90 дней. Подсчитаем: дефицит Сеула в торговле с Токио составил в прошлом году более 24 миллиардов долларов;  22,4 миллиарда из них – это промышленные материалы и оборудование. Резкое ограничение поставок химических материалов больнее всего ударит по  производству чипов, микросхем, дисплеев крупнейшими  южнокорейскими компаниями – Samsung и SK Hynix. Обе компании связаны контрактами с американской Apple и китайской Huawei. В боксе это называется удар ниже пояса.

Сеул в ответ пригрозил, что выйдет из соглашения об обмене разведданными (General Security of Military Information Agreement, GSOMIA), скрепляющего сотрудничество в сфере безопасности союзников США. Агентство Reuters сообщило, что на трёхсторонней встрече в Бангкоке министров иностранных дел США, Японии и Южной Кореи такая идея уже высказывалась.

Правительство Мун Чжэ Ина срочно бросило 6,4 миллиарда долларов на освоение производства сотни наименований стратегически важной продукции, завозимой из Японии. Однако быстро поправить дело нельзя. Как пишет японская Asia Nikkei, «наполовину придушив поставки материалов – на Японию приходится более 90 процентов производства двух из них, – правительство Абе наносит удар по локомотивам южнокорейской экономики высоких технологий». Samsung Electronics – крупнейшая компания в стране – находится в худшей ситуации, чем когда бы то ни было. Вернувшийся недавно с переговоров в Японии вице-президент компании Ли Дже-ёнг (Lee Jae-yong) направил всем местным поставщикам письмо с просьбой срочно создать трёхмесячный запас японских материалов.

Сейчас в Республике Корея нарастает волна гражданского протеста. Корейцы возвращают авиабилеты в Японию, куда собирались ехать отдыхать, бойкотируют японские магазины, 23 тысячи корейских супермаркетов остановили продажу японских товаров, к ним подключились мелкие торговцы. Южная Корея перестала покупать автомобили, пиво, косметику – всё, на чём значится «Сделано в Японии». Эта единодушная обида за свою страну – явление ценное, далеко не у всех народов наблюдаемое. Однако не оно определяет будущие взаимоотношения двух стран. Правительство Синдзо Абэ решило примерить на себе новую американскую формулу внешней политики. Политическое откровение президента Трампа «все нации – враги» понравилось Токио. И, следуя за Белым домом, Абэ пытается «по-трамповски» вернуть позиции, которые Япония утратила в минувшие два десятка лет. Это те годы, в которые прогресс технологий и отзывчивость на него корейцев практически уравняли возможности Японии и Южной Кореи, сделав их на мировой экономической арене прямыми конкурентами. Введенные Токио ограничения отбросят южнокорейских конкурентов назад. Это примерно то же самое, что проделал Трамп с китайской Huawei.