Украинский агропроизводитель ликвидируется как класс

Закон об обороте сельхозугодий на Украине примут в самом либеральном, то есть диком, варианте

Владимир Зеленский, выступая на украинско-турецком бизнес-форуме в Стамбуле, заявил: «В этом году мы обязательно проведем земельную реформу, что уже в следующем году позволит создать рынок на 40 млн гектаров земли, которая является одной из лучших в мире по своему качеству».

На Украине много лет действует мораторий на продажу земли, введённый в 2002 году. С тех пор мораторий много раз продлевали, последний раз – до 1 января 2020 года. На его отмене постоянно настаивают западные партнёры, МВФ, либеральные экономисты. Отменить мораторий обещали все украинские президенты, начиная с Виктора Ющенко. Так, в скандально известной книге Виктора Януковича Opportunity Ukraine (можно перевести, как «Украина возможностей»), изданной в 2011 году, целая глава расписывает зарубежным инвесторам выгоды от скупки украинских земель.

Однако крайняя непопулярность такого шага заставляла «давить на тормоз» даже режим Порошенко, хотя справедливости ради нужно отметить, что при нём против отмены моратория выступало влиятельное аграрное лобби. Аграрные бароны, арендующие за гроши земельные участки у владельцев паёв, опасались, что земля уйдёт в другие руки.

Однако рассчитывать, что так же будет при Зеленском, не приходится. Особенностью «Зе-парламента» является не только абсолютное большинство у президентской партии, но и отсутствие заметного аграрного лобби, как и других групп влияния.

«Команда Зе», собранная из свадебных фотографов, «креативных менеджеров» и профессиональных «активистов», в большинстве своём смыслит в сельском хозяйстве не многим больше, чем «слушательница хореографических курсов имени Леонардо да Винчи, думающая, что творог добывается из вареников».

При этом местные аграрные бароны рассматривают Украину как свою вотчину и не желают запускать в неё конкурентов из транснациональных корпораций (ТНК). «Антиолигархическая кампания», которую ведут «активисты» и СМИ, преследования многих украинских олигархов на Западе, постоянные напоминания о «несправедливой приватизации» направлены вовсе не на то, чтобы вернуть приватизированную собственность народу.

Смысл в том, чтобы провести перераспределение собственности в пользу ТНК, как в 2005 году, когда Криворожсталь изъяли у Ахметова и Пинчука и перепродали индийско-британскому магнату Лаши Миталу. Тогда, однако, этот процесс развития не получил. Зеленский же, не был завязан ни на кого из украинских олигархов, кроме Игоря Коломойского, но, как мы уже отмечали, происходит его дрейф к Виктору Пинчуку, который, между прочим, является проводником интересов клана Клинтонов на Украине.

Следует ожидать, что усилия Зеленского и Ко будут направлены на то, чтобы окончательно превратить Украину в «страну мечты» глобального капитала. На развитие страны и благополучие её граждан новым хозяевам Украины глубоко плевать.

Рынок земли имеется в подавляющем большинстве стран, но практически везде для этого рынка существуют значительные ограничения. Практически во всех странах законодательно ограничено или вовсе отсутствует право покупки земли иностранцами, существуют ограничения на концентрацию земельной собственности в одних руках, часто для владения землёй требуется опыт ведения фермерского хозяйства. В Германии, например, на владельцев накладывается обязательство использовать земли по назначению и действует 10-летний мораторий на перепродажу земли новым владельцем с целью избежать спекуляции землёй.

Даже «младоевропейские» страны (Польша, Румыния и др.) сумели, хотя не во всём, отстоять свою землю. А глядя на то, как Зеленский агитирует турок и прочих скупать украинскую землю, видно, что он даже не планирует ограничивать рынок земли. Закон об обороте сельхозугодий будет принят в самом либеральном, то есть диком, варианте.

По словам главы секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрея Забловского, уже работает группа, которая ведёт консультации со Всемирным банком по модели запуска рынка земли. «Скорее всего, будет выбран наиболее либеральный вариант – с допуском к покупке украинских черноземов иностранных инвесторов. Что, собственно, и лоббируют международные кредиторы», – говорит Забловский.

Запад настаивает на ничем не стеснённом рынке земли не только из-за интересов ТНК, намеренных выращивать на украинских чернозёмах продукцию (ГМО, масленичные культуры, биотопливо), которой свои сельхозугодия они стараются не портить. Кредиторов интересует ещё возврат данным Украине кредитов. Делается расчёт на то, что наплыв «инвесторов», включая откровенных спекулянтов, позволит поправить платёжный баланс страны, снизить риск дефолта.

Земля осталась практически единственным ликвидным ресурсом на Украине, который ещё не растащили.

Между тем приток спекулянтов способен парализовать весь украинский агрокомплекс. Спекулянт – это делец, который не создаёт добавленной стоимости, в отличии, скажем, от торговца, покупающего дешевле и продающего дороже. Спекулянт покупает некий актив и ждёт, пока он вырастет в цене.

Даже крупнейшие транснациональные агрокорпорации не смогут за короткий срок «переварить» 41 млн. гектар украинских сельхозугодий. А значит, вместе с ними на рынок хлынут те самые спекулянты – международные структуры, оперирующие сотнями миллиардов долларов, которым всё равно, куда их вкладывать, лишь бы они приносили максимальный доход.

Сейчас практически все украинские средние и крупные агропромышленные структуры арендуют землю у владельцев паёв. Порой такая аренда является частью трудового соглашения, когда владелец пая работает у своего арендатора; часто сдают паи в аренду пенсионеры, а нередко и их наследники, давно потерявшие связь с сельскохозяйственным производством. Естественно, получив возможность продать свой пай, многие такой возможностью сразу воспользуются.

Действующие агропредприятия (от фермеров до крупных агрохолдингов) лишатся значительной части используемых угодий, они будут расчленены, что самым отрицательным образом скажется на их производственной деятельности. Можно ли рассчитывать, что новые владельцы, чьи офисы будут находиться в Нью-Йорке, Стамбуле и где-то ещё, станут сдавать свою собственность на прежних условиях? Практически исключено.

По меркам глобальных спекулянтов арендная плата за землю на Украине сейчас мизерная и не оправдывает организационных издержек. К тому же у арендатора, знающего, что через год-два-три он с этой земли уйдёт, нет причин заботиться об её сохранности. Зато есть интерес побыстрее выкачать из земли всё, что можно.

С введением рынка земли в таком варианте в ближайшие годы произойдёт резкое снижение площади обрабатываемых земель на Украине со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Наконец, скупка ныне арендуемых участков – отличная возможность рейдерского захвата работающих агропредприятий. Скупил часть их – и работа предприятия дезорганизована, кроме убытков оно ничего не приносит. Владельцу остаётся лишь продать хозяйство по принципу «сколько дадут», тут ни о какой «рыночной цене» речи нет – единственный потенциальный покупатель тот, кто раньше скупил паи.

По такой схеме и будет происходить экспансия агрокорпораций на Украине с перспективой ликвидации украинского сельскохозяйственного производителя как класса.

Фото: newsroom