Великая Октябрьская революция 2019 года в Ираке

Игнорировать проблемы этой страны недопустимо

Массовые беспорядки, охватившие 1 октября различные провинции Ирака и столичный Багдад, прекратились, но ненадолго. Хотя комендантский час отменён, а армейские части выведены в столице из района Мадинат ас-Садр, армия и полиция сохраняют режим повышенной боеготовности, а центральная площадь Багдада по-прежнему полностью блокирована. Сохраняется жёсткая цензура СМИ, работа Интернета возобновлена, но с минимальной скоростью трафика и запретом доступа к некоторым социальным сетям и сайтам. 

После того как появились данные о погибших и раненых – более 130 и около 6000 человек соответственно, в стране был объявлен трёхдневный траур. Президент Бархам Салех выступил с обращением, в котором осудил массовые убийства демонстрантов и призвал провести тщательное расследование. Министерство обороны заявило: «Была применена чрезмерная сила вне правил ведения боевых действий, и мы начали привлекать к ответственности тех командиров, которые совершили эти неправильные действия».

6 октября Совет министров Ирака обнародовал пакет срочных решений, направленных на удовлетворение требований вышедших на улицы городов людей. В течение месяца обещано начать выделение участков земли семьям, не имеющим источников дохода; предоставить безработным 175 000 иракских динаров в течение трёх месяцев, пока они не найдут работу; обеспечить 45 тыс. рабочих мест в малом бизнесе. Объявлено о национальной жилищной программе по строительству 100 000 единиц жилья;  в провинции Басра бедные семьи уже до конца года должны получить 17 000 жилищ. Непонятно, правда, откуда там столько свободного жилого фонда и почему это не сделали раньше.

В заявлении правительства говорится о подготовке и обучении безработной молодёжи, а также о предоставлении ссуд выпускникам и открытии в министерстве обороны возможностей для молодых людей 18-25 лет (намёк на призывные пункты). Заявлено о наборе учителей, обеспечении работой выпускников инженерных специальностей и ветеринаров. Погибших в ходе протестов власти обязались считать мучениками, и с 13 октября начались выплаты компенсаций семьям – по 10 млн динар (более 8000 долларов) за погибшего, по 5 млн – раненым, причём их лечение будет проводиться за счёт бюджета министерства здравоохранения.

Уступки властей беспрецедентны. Ситуация в стране также не имеет аналогов. Если в первые дни демонстраций 1-3 октября это было спонтанное выражение требований населения, то затем происходящее всё чаще стали называть восстанием. Сейчас известный клирик Муктада ас-Садр именует события начала месяца не иначе как Великая Октябрьская революция. Он заявил, что далее терпеть иракцы не намерены, и назначил на пятницу, 25 октября (день победы вооружённого восстания 1917 года в Петрограде), «день избавления». Под этим подразумевается изгнание коррумпированных чиновников изо всех органов власти и проведение досрочных выборов; уже названы три кандидатуры на пост главы правительства вместо Аделя Абдель Махди. Кандидатуры претендентов согласованы с лидером блока «Фатх», радикальным шиитским деятелем Хади аль-Амери, и тут не обошлось без влияния Тегерана, не упускающего ни одной возможности посильнее ударить по интересам США.

О неизбежных потрясениях впереди косвенно свидетельствует и то, что 8 октября  по решению парламента временно (до новых выборов) прекращена работа провинциальных советов и муниципалитетов. Нынешний премьер находится у власти всего около года, и это для него очень серьёзное испытание. В своей долгой политической карьере А. Абдель Махди неоднократно менял убеждения: начинал как коммунист, затем переквалифицировался в баасиста, потом стал радикальным шиитом, а правительство возглавил как прогрессивный технократ. Однако сейчас для него вопрос встал не о политическом, а, возможно, о физическом выживании. 21 октября в Интернете появилось заявление некоего «Фронта спасения Ирака», где утверждается, что высшие чиновники страны спешно покидают Ирак, вывозя семьи и по возможности материальные ценности.

Обстановка нагнетается слухами о прибытии в Ирак 7000 бойцов КСИР из соседнего Ирана и сообщениями о передислокации около тысячи американских военнослужащих из северо-восточных районов Сирии в иракскую провинцию Анбар в готовности к «трансграничным действиям и продолжению борьбы с ИГ [организация запрещена в РФ. – Ред.]». Нескольким днями ранее Министерство обороны Ирака заявило, что «не менее 10 тыс. военнослужащих регулярной армии, сотрудников службы безопасности и бойцов шиитского «народного ополчения» отправлены к западу от города Мосул» в районы, приграничные с сирийскими провинциями Дейр эз-Зор и Хасаке. Эти силы «должны быть готовы к любой чрезвычайной ситуации, связанной с возможным проникновением сторонников террористической группировки ИГ в Ирак».

Под иракским флагом, на американском Хамви и с портретом аятоллы Хаменеи

Под иракским флагом, на американском Хамви и с портретом аятоллы Хаменеи

А возможность такая существует. В середине октября в Ираке побывал глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан. Министр отметил, что наступление Турции и вывод американских войск являются факторами, способствующими дальнейшему кризису в регионе. Он подчеркнул, что в северной Сирии в охраняемых курдами тюрьмах и лагерях содержится 13 тысяч пленных боевиков ИГ, в том числе 2200 иностранных, включая граждан Франции, а также свыше 73 тыс. членов их семей. Ле Дриан выразил крайнюю озабоченность тем, что случаи побегов уже отмечены: 13 октября 785 иностранных террористов бежали из лагеря «Айн-Исса».

Франция меньше всего хочет их возвращения в метрополию, и министр пытался добиться от Багдада ясности относительно «способа реализации соответствующего судебного механизма», чтобы судить французских и других боевиков в Ираке. Глава иракского МИД Мохаммед Али аль-Хаким такую перспективу отверг, заявив, что его страна будет принимать из Сирии и рассматривать в судах дела только тех пленных боевиков ИГ, которые имеют иракское гражданство; страны происхождения других террористов должны принять аналогичные меры, репатриируя джихадистов. Впрочем, такая позиция не заинтересовала американцев, и 20 октября они приступили к эвакуации членов семей боевиков ИГ из сирийского лагеря «Эль-Хоуль» на территорию Ирака. Днями ранее туда уже были перевезены на американских вертолётах 230 пленных боевиков – видимо, у Вашингтона на них свои планы.

Визиту в Ирак французского министра иностранных дел предшествовал визит туда Сергея Лаврова. Очевидно, что поездка готовилась давно – предыдущий визит был в 2014 году, а на этот раз министр за один день успел не только в Багдад, но и Эрбиль (ранее столицу курдской автономии российские министры иностранных дел не посещали). Однако дата поездки совпала с кульминацией протестов, и спичрайтеры Лаврова это не учли: фраза «у нас вызывает удовлетворение, что завершены процессы формирования законодательных, исполнительных органов власти, избрания правительства, а также избрания одновременно руководства в Курдском автономном округе» вызвала в Ираке неоднозначные комментарии. Переговоры проходили за закрытыми дверями и завершились кратким заявлением, в котором многие комментаторы отметили лишь то, что Россия намерена продолжить поставки оружия в Ирак. К сожалению, некоторые местные аналитики пришли к выводу: «Трудно представить, что Москва, сыгравшая решающую роль в событиях в Сирии, не видит происходящее в Ираке. С учетом претензий на возрождение былого влияния в регионе, такой подход вызывает вопросы. Ирак был и останется ключевым игроком, и игнорировать его проблемы недопустимо».

Фото: The National