Нефтяной вопрос и переживания белорусской оппозиции

На прошлой неделе состоялся телефонный разговор президента Беларуси Александра Лукашенко с президентом России Владимиром  Путинымсообщает пресс-служба президента Беларуси, во время которого стороны обсудили вопросы двусторонних отношений, после чего президент России «озвучил новые предложения по урегулированию ситуации в нефтяной сфере».

Президент России предложил рассчитать формулу, сколько теряет Белоруссия от уменьшения таможенной пошлины в 2020 году к уровню прошлого года. Также Владимир Путин пообещал, что Россия компенсирует эти потери, «в том числе за счёт премий компаниям» – так прокомментировал телефонный разговор Александр Лукашенко на встрече с губернатором Архангельской области России Игорем Орловым.

После встречи с российским губернатором Александр Лукашенко встретился с чрезвычайным и полномочным послом Беларуси в Российской Федерации Владимиром Семашко, с которым также обсудил разговор с российским президентом.

«Теперь позиция наша по нефти и по поставкам природного газа из России, по ценам абсолютно прояснилась. И в этом направлении мы должны работать», – подвёл итог встречи с послом глава государства.

Что касается природного газа, президент уверен, что газ для Белоруссии должен стоит около $90 по мировым ценам, потому что сегодня в мире нет цены на газ $127.

Однако уже в понедельник стало известно, что Минск не собирается пересматривать российские цены на газ, утверждённые в середине февраля, до конца текущего года. Агентство «Интерфакс-Запад», ссылаясь на свой источник, сообщает, что «цена $90 – это на перспективу, на этот год цена установлена и пересматриваться не будет».

При этом всё, что связано с нефтью вдруг оказалось тайной. Так, ещё накануне телефонного разговора двух президентов стало известно о том, что в Клайпеду направляются два танкера с нефтью для Белоруссии, в каждом танкере – 85 тысяч тонн нефти. В Минске об этом упорно молчат, хотя о предыдущей поставке нефти из Литвы по железной дороге писали все СМИ, комментируя каждый этап – нефть задерживается, нефть привезли, погрузили, отправили и т. д. Теперь же – тишина. Где-то просочилась информация о том, что нефть эта российская, но купленная у трейдеров. Цена нефти – секрет, хотя раньше из цены тайны не делали.

Да и по телефонному разговору президентов возникают вопросы – слишком демонстративно Александр Лукашенко рассказывал Архангельскому губернатору подробности этого разговора, а вечером того же дня пресс-секретарь российского президента  Дмитрий Песков пояснил, что каждая сторона «делает свои собственные калькуляции», а о компенсации он ничего сказать не может.

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, была предложена новая формула ценообразования, согласно которой премия будет снижаться на $2 за тонну каждый год, что будет  пропорционально снижению экспортной пошлины.

Однако, по мнению заместителя главного директора по энергетическому направлению фонда  «Институт энергетики и финансов» Алексея Белогорьева, заявление министра энергетики РФ Новака было процитировано с ошибкой, потому что в таком случае вообще невозможно понять, откуда взялась цифра компенсации в $300 млн, о которой рассказал Лукашенко.

Всем происходящим больше всего недовольна белорусская оппозиция.

«Ни слова о «дорожных картах» в этом разговоре мы не слышим. Мы не знаем, на каких условиях достигнут этот компромисс. Может быть, что-то взамен пообещал Лукашенко: или по «дорожным картам», или в плане продажи каких-то активов. Иными словами, неизвестна закулисная часть этой договорённости»,

– предупреждает оппозиционный белорусский политолог Александр Класковский.

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич не исключает, что Лукашенко что-то мог пообещать Сечину, ведь «никто не знает закулисной стороны нефтяного компромисса».

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков также считает, что не обошлось без компромисса. По его словам, Белоруссия давно уже не демонстрирует политическую лояльность, поэтому Россия не видит смысла в поддержании белорусской экономики. И вряд ли эта позиция могла измениться. Следовательно, Лукашенко должен был сделать какой-то шаг, считает эксперт, а вот какой – пока загадка.

Пока же Минск решил делать запасы нефти и планирует к 2023 году увеличить ёмкость нефтяных резервуаров до 1 млн тонн.

«В стране, кроме альтернативных источников, должны быть и ресурсы для хранения нефти – резерва для безопасности. К 2023 году планируется увеличить объём резервуарного парка страны до 1 млн тонн»,

– заявил 24 февраля главный инженер ОАО «Гомельтранснефть Дружба» Андрей Вериго.

По его словам в настоящее время идёт масштабная реконструкция резервуарного парка и насосных станций на белорусском участке нефтепровода «Дружба».

Соб. корр. ФСК
На фото. Нефтеперерабатывающий завод, источник – Sputnik Беларусь