Турция мечтает открыть Чёрное море для НАТО

Получится ли у Эрдогана воплотить в жизнь проект строительства канала «Стамбул»?

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в начале марта анонсировал проведение тендера на реализацию грандиозного проекта – строительство канала «Стамбул», который должен соединить Мраморное море с Чёрным в обход пролива Босфор.

Идея эта не нова – о строительстве канала говорил ещё в середине XVI века султан Сулейман Великолепный, а затем и все последующие султаны, дело доходило даже до проектов канала. Но только Эрдоган решил воплотить в реальность эту мечту семи султанов.

Предполагается, что ежегодно через новый канал будет проходить до 85 тысяч судов, причём Конвенция Монтрё от 1936 года о проходе судов через Босфор на новый канал распространяться не будет.

Канал «Стамбул» пройдёт через водохранилище и три озера в европейской части Турции, его длина будет 45-50 километров, ширина 150 метров при глубине в 25 метров, что сделает канал доступным для самых больших судов. Строительство канала планируется завершить уже к 2023 году. Причём маршрут канала утверждён правительством Турции ещё в 2018 году.

По мнению экспертов Analytical Network News Agency, основная причина строительства канала «Стамбул» – это «стремление обойти Конвенцию Монтрё (1936 г.), ограничивающую количество и тоннаж судов из нечерноморских стран, которым разрешено входить в Чёрное море через Босфор». В Анкаре хотят вывести из-под действия Конвенции Монтрё весь маршрут Босфор – Мраморное море – Дарданеллы, в связи с чем уже ведутся работы над проектом канала длиной 55-60 километров, который пройдёт параллельно Дарданеллам. В результате в Чёрное море смогут проходить военные корабли всех типов, которые в настоящее время не могут попасть в Чёрное море из-за действия Конвенции Монтрё.

А НАТО сможет включить новый маршрут в зону своей ответственности.

Можно предположить, что идея строительства канала будет поддержана «западными партнёрами» Турции, и не просто поддержана, а и частично профинансирована, поскольку функционирование такого канала явно в интересах альянса. Тем не менее экономическое будущее этого проекта пока выглядит противоречивым.

По мнению заместителя генерального директора грузинского порта Поти Андрея Кузьменко, канал «Стамбул» может стать причиной того, что Турция утратит свою привлекательность для прокладки новых нефтепроводов.

А заявленное строительство мостов через канал серьёзно увеличит расходы на реализацию данного весьма дорогостоящего проекта.

Сегодня нефтяные танкеры часами стоят в очереди для того, чтобы пройти через Босфор, поэтому и предполагалось, что именно они составят основной трафик нового канала. Но мировой энергетический рынок меняется на глазах, и сегодня уже появились сомнения в том, что частные инвесторы смогут вернуть свои инвестиции в этот проект, если, конечно, он не является чисто военно-политическим проектом, несущим долгосрочные негативные последствия для России.

По мнению российского посла в Турции Алексея Ерхова, появление нового канала между Чёрным и Мраморным морями не может изменить Конвенцию Монтрё, которая регулирует порядок прохода кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы, устанавливает ограничения по тоннажу военных кораблей и сроки пребывания военных кораблей нечерноморских государств в акватории Чёрного моря. Появление нового пролива или проливов не может изменить международно-правовой режим, установленный в 1936 году, уверен посол.

Для реализации такого мегапроекта Турции необходимо 25 миллиардов долларов. Но дело не только в том, чтобы найти достаточно большие деньги. У проекта есть противники, среди которых мэр Стамбула Экрем Имамоглу, который пообещал сделать всё возможное, чтобы оспорить этот проект в суде. Против проекта выступают и большинство жителей Стамбула, который оказался «потерянным городом» для правящей партии после прошедших год назад местных выборов.

«Мы будем использовать все имеющиеся в нашем распоряжении юридические средства, чтобы отстаивать права жителей Стамбула. Теория о том, что канал «Стамбул» собирается разгрузить заторы в Босфоре, мертва. А существующие подземные трубопроводы предлагают более эффективный способ транспортировки углеводородов»,

– уверен Имамоглу.

А без канала мечты Турции и её «западных партнёров» по отмене Конвенции Монтрё останутся мечтами.

Соб. корр. ФСК
На фото. Предполагаемая трасса канала «Стамбул», источник – «Российская газета»