К 100-летию восстания чехословацкого корпуса в России Прага создаёт культ белочехов

«Чехи были мастерами грабить всё, что подвернётся под руку»

В 2020 году власти Чешской Республики намерены провести на территории Российской Федерации ряд мемориальных мероприятий с связи со 100-летием восстания чехословацких легионеров в годы Гражданской войны. Не важно, что «юбилей» мятежа миновал два года назад.

В начале марта (никакой коронавирус не помешал) делегация Союза чехословацких легионеров (Československa obec legionárská –  ČsOL) при поддержке чешского правительства и парламента посетила в Красноярском крае и Иркутской области захоронения чехословацких легионеров и реконструкцию Великого Сибирского ледяного похода Белой армии. 

ČsOL объявляет своей миссией передачу памяти о чехословацких легионерах в России современному поколению чехов и словаков. Эта организация выступает за включение данной темы в школьную программу по истории в рамках поддерживаемого Министерством обороны Чехии проекта Legie 100 («Легион 100»), рассчитанного на 2014-2020 годы, проводит выставки и памятные акции, издаёт тематическую печатную и видеопродукцию.

Так, в 2018 г. (аккурат к 100-летнему юбилею) была организована реконструкция движения восставших белочехов по Транссибу через Златоуст в 1918 г. При этом ни слова не было сказано о массовых казнях, которые творили здесь восставшие легионеры.

55-тысячный Чехословацкий корпус (легион) был сформирован из военнопленных германской и австро-венгерской армий чешской и словацкой национальности для участия в войне против центральных держав. На его вооружении состояли бронепоезда, броневики, пушки, пулемёты. В 1918 году при поддержке Антанты легион был объявлен автономной боевой единицей в составе французской армии и двинулся по Транссибу во Владивосток, чтобы оттуда отплыть во Францию для продолжения войны против Германии и Австро-Венгрии за независимое чехословацкое государство. Эшелоны с чехословаками растянулись от Пензы до Владивостока.

Чехословацкий бронепоезд на Транссибирской магистрали

Чехословацкий бронепоезд на Транссибирской магистрали

Начались стычки с военнопленными немцами и венграми, к которым у чехословаков имелись давние претензии. На контрмеры советского правительства легионеры ответили повсеместным захватом власти в городах и станциях вдоль Транссиба, захватом почты и телеграфа, расстрелами большевиков, чехословацких и венгерских коммунистов, грабежами и убийствами мирных жителей, воровством и экспроприацией русского имущества с дальнейшей его перепродажей по спекулятивным ценам. Так начался чехословацкий мятеж.

О зверствах чехословаков до сих пор помнят в городе Топки Кемеровской области, откуда родом автор этих строк. На месте городского стадиона раньше находилась роща, в которой белочехи устраивали расстрелы. Останки расстрелянных, пока в городе была власть чехословаков, растаскивали по улицам бродячие собаки. В городском парке, разбитом в 1930-е годы, стоит скромный памятник двум венгерским коммунистам, казнённым чехословацкими легионерами.

Стелла в городе Топки (Кемеровская область)

Стелла в городе Топки (Кемеровская область)

Участник Белого движения генерал Константин Сахаров в книге «Чешские легионы в Сибири» (Берлин, 1930) писал:

«Чехи были мастерами… грабить всё, что подвернётся под руку… уносили всё, начиная с медикаментов и кончая библиотекой в Перми…Чехи были асами мародёрства… Прибывающие на фронт офицеры и солдаты рассказывали о захвате чехами эшелонов с обмундированием, следовавшим на фронт, об обращении в свою пользу запасов оружия и огнестрельных припасов, о занятии ими лучших квартир, а на железных дорогах лучших вагонов и паровозов… Толпы их бродили на всех станциях железной дороги, держась кучками в 10-15 человек. В одиночку они ходить боялись… Это банды распущенной солдатни… Зато население Сибири и [Белая] армия ненавидели чехов с каждым днём всё сильнее. Прикажи тогда русская власть расправиться с ними – вся Сибирь пошла бы охотно как один человек».

Сахаров приводит цитаты из книги «Чешскiе аргонавты в Сибири» (Токио, 1921): «Расправа чехов со своими противниками была короткая. Попавшийся им в руки немец или мадьяр расстреливался на месте. Такая же участь ждала каждого русского красноармейца, имевшего в кармане какие-либо ценности».

В «Песне алтайских партизан» (1919 г.) поётся: «…на нас напали злые чехи, село родное подожгли. Отца убили в первой схватке, а мать живьём в костре сожгли. Сестру родную в плен забрали, а я остался сиротой».

В 2019 году Прага не стала перечислять €57,5 тыс. евро на ремонт и восстановление могил чехословацких легионеров в России. Причина – нежелание местных жителей и российских региональных администраций видеть на своей земле памятники мародёрам и убийцам русских людей. Хотя что сказать? На территории Российской Федерации уже разместились около двух десятков мемориальных объектов, памятников и захоронений чехословацких легионеров.

Поклонники легионеров из Чехии на Урале

Поклонники легионеров из Чехии на Урале

Москва долго шла навстречу чехословацкой стороне, содействуя проведению памятных мероприятий в России. Так, в прошлом году многочисленная делегация ČsOL (88 человек!) объездила всю Челябинскую область, встречалась с местными чиновниками, с представителем МИД РФ в УрФО.

Однако сейчас всё более заметны старания Праги перевести историю чехословацкого мятежа в идеологическую плоскость. Комитет по делам военных ветеранов Министерства обороны Чешской Республики заявляет, что легионеры сражались в России «за свободу чехословацкого народа», факты массовых расправ чехословаков над русским населением категорически отрицаются.

Мятеж приравнивается к «борьбе народов Чехословакии против тоталитарного советского строя», а советский строй – к нацистскому режиму. Проводятся искусственные хронологические параллели между нахождением послевоенной Чехословакии в социалистическом лагере и мятежом как отчаянной попыткой спасти страну от «русского медведя». Пребывание Чехии и Словакии в НАТО подаётся как торжество справедливости, за которую сто лет назад легионеры отдавали жизни в далёкой Сибири.

Активизация Праги и Братиславы на таком историческом фронте – часть скоординированной пропагандистской кампании против России. Той кампании, которую не остановила и не остановит никакая пандемия –  ни настоящая, ни индуцированная средствами массовой информации. И об этом надо помнить.

Заглавное фото: легионеры в Иркутске, 1920 год