Что мешает Бишкеку и Душанбе принять миротворчество Москвы

Вакханалия на границе

На границе между Киргизией и Таджикистаном снова стреляют, снова льется кровь, но эти республики упорно делают вид, что способны остановить конфликт своими силами.

Май на киргизско-таджикском приграничье выдался горячим. 8 мая произошло столкновение возле местечка Чек Баткенской области, граничащего с Согдийской областью Таджикистана. По официальной версии, всё началось с конфликта селян за землю, в ходе которого около сорока человек начали швырять друг в друга камнями, пока не раздались выстрелы из охотничьего ружья….

Чтобы умерить пыл конфликтующих на место с обеих сторон прибыли пограничные наряды, которые разогнали горячие головы автоматными очередями в воздух.  Казалось, инцидент был исчерпан, но с территории Таджикистана в направлении возмущённых киргизов и сдерживавших их пограничников начался миномётный обстрел. В ответ киргизские пограничники открыли автоматный огонь по толпе таджиков, в результате чего два человека были тяжело ранены. Киргизская сторона заявила о трёх пострадавших военнослужащих.

Фото: News-front

Тот конфликт удалось загасить дипломатам, но ненадолго. По окончании Рамадана, 24 мая, в районе селения Пули Офтобруй произошли очередные инциденты. По киргизской версии, с территории таджикского анклава Ворух местные жители пригнали пастись скот на киргизскую территорию, но были изгнаны киргизскими пограничниками – в ответ пастухи якобы открыли по ним стрельбу, ранив двоих пограничников. Таджикская сторона утверждает, что это киргизские пастухи пригнали животных на их территорию, а когда местные жители велели тем убраться, позвали на помощь киргизских пограничников, которые стали стрелять. В итоге ранение в ногу получил прибывший с нарядом на место конфликта таджикский пограничник. 

Наконец, 27 мая произошёл совсем отвратительный случай: некто Бахтибеков, житель киргизского селения Куктош, относящегося к общине Осксой Соат, выстрелил в работавшую в поле вместе с односельчанами жительницу таджикской общины Чоркух Шукрону Шаропову. Пуля попала 25-летней женщине в предплечье, её госпитализировали. Таджикские власти предупредили киргизских соседей, что «если подобное повторится, будут приняты ответные меры», а Киргизия обвинила таджикскую сторону в распространении недостоверной информации.

Президенты Киргизии и Таджикистана не спешат обращаться за помощью к Москве

Налицо нагнетание напряжённости, которая при любом инциденте может перерасти в войну двух государств. В каждом из этих государств имеются, между прочим, российские военные базы: в Таджикистане – 201-я военная база, расквартированная в Душанбе и Бохтаре; в Киргизии – 999-я авиабаза в городе Кант, 954-я испытательная база противолодочного вооружения в Караколе и 338-й узел связи ВМФ «Марево» в поселке Первомайское. И Россия как исторический центр притяжения постсоветского пространства, как инициатор создания ОДКБ, куда входят и Киргизия, и Таджикистан, не может безучастно наблюдать за эскалацией напряжённости.

«Это уже не в первый раз, к сожалению, происходит такое обострение, – заявил по итогам онлайн-конференции глав министерств иностранных дел стран ОДКБ Сергей Лавров. – Мы призываем наших союзников к тому, чтобы они вступили в диалог, чтобы они максимально воздерживались от применения силы, и готовы предоставить свои посреднические услуги».

Как ни странно, обеспокоенность России, её готовность выступить посредником между странами – участницами конфликта была воспринята, мягко говоря, без энтузиазма.

«Благодарим российскую сторону за двустороннюю поддержку и заботу, – ответил отказом на российскую посредническую инициативу официальный представитель МИД Киргизии Улан Дыйканбаев. – Киргизская сторона считает крайне необходимым вести двусторонние переговоры, нацеленные на конечный результат, проведение информационно-разъяснительной работы среди населения приграничных районов для предотвращения эскалации ситуации на границе».

Ответ таджикской стороны был гораздо более резким: «Направлена нота Министерству иностранных дел России, в которой отмечено, что вышеуказанный вопрос не был предметом обсуждения в ходе заседания СМИД ОДКБ, – говорится в специальном сообщении МИД Таджикистана. – Был констатирован тот факт, что деятельность в области делимитации и демаркации государственных границ является внутренним делом государств-участников ОДКБ и ведется исключительно на двусторонней основе...  В ноте МИД Таджикистана особо подчеркнуто, что привлечение третьих сторон в переговорный процесс по разрешению приграничных вопросов между Республикой Таджикистан и Кыргызской Республикой считается нецелесообразным».

Казалось бы, могут без «третьей стороны» – и пусть. Однако история затянувшегося приграничного таджикско-киргизского конфликта показывает, что не могут. И не могут уже который год: только за последние 9 лет там произошли 159 столкновений. Самым щедрым на инциденты оказался 2019 год, когда с обеих сторон были убитые и раненые. Сайт ФСК писал о подоплеке территориальных споров Киргизии и Таджикистана, с тех пор ситуация не изменилась ни на шаг.

При этом нестабильностью в двух постсоветских республиках не прочь воспользоваться внешние силы. Так, в начале ноября 2019 года произошло нападение двух десятков боевиков на погранзаставу «Ишкбод» уже на таджикско-узбекской границе. Погибли один пограничник и один милиционер, пятнадцать нападавших были убиты, пятеро – взяты в плен. Поначалу рассматривалась версия о том, что атаковавшие пограничников были боевиками запрещённой в России группировки ИГ*, проникшими в Таджикистан из Афганистана. Спустя месяц появилась информация, что группировка была сформирована в самом Таджикистане из бывших сборщиков ферулы (дорогостоящее лекарственное растение), лишённых заработка местными монополистами и использованных мафиозными группировками. Те же группировки называют главными выгодополучателями от затяжного киргизско-таджикского конфликта, отвлекающего внимание от того, что через запад Ферганской долины в обе стороны идут потоки контрабанды и наркотиков.

Ряд экспертов по Центральной Азии говорят о заинтересованности в существующем положении властных элит Бишкека и Душанбе: пока есть напряжение на грани войны и ненависть между соседями, легче отвлекать внимание своих народов от их социально-экономических проблем. Если это так, то объяснимо и нежелание видеть Москву третейским судьей в споре: что в Российской империи, что в СССР, когда Москва была столицей и управляла своими восточными территориями, такую вакханалию с перестрелками между соседними сёлами, убийствами, контрабандой и полновластием криминальных кланов представить было невозможно.