«Голос Армении»: комиссия по апрельской войне вызывает много вопросов

Среди получивших доступ к секретным документам вполне могли оказаться завербованные разведкой Турции и Азербайджана

«Всегда рассматривал комиссию, расследующую военные действия в апреле 2016 года, в качестве николовского инструмента для давления на высокопоставленных военных и некоторых представителей прежних властей. После поражения в войне и сдачи Арцаха врагу сидящий во мне параноик не спит по ночам и твердит: "А может, это была блистательная разведывательная операция, замаскированная под инструмент политического давления?"»,

– цитирует газета «Голос Армении» координатора специализированного сайта Razm.info Карена Вртанесяна.

«Голос Армении»: Комиссия по апрельской войне вызывает много вопросов

По его мнению, вызывает беспокойство тот факт, что все члены этой комиссии за время её работы получили допуск к секретным сведениям, например к данным по оборонной системе, о вооружённых силах, а также подробный анализ слабых мест вооружённых сил и Армении, и Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха. - Ред.).

Вртанесян уверен, что он не преувеличивает, поскольку есть документальное подтверждение того, что члены комиссии изучали «обеспечение вооружённых сил, тыловое вооружение, боевую подготовку, дополнительное комплектование войск, войсковые службы, состояние разведывательной деятельности, а также оценку соразмерности оперативных решений командования, направленных на предотвращение и пресечение наступательных действий противника…».

При этом, по словам координатора Razm.info, члены комиссии имели право получать (и получали) такие документы, как «…приказы, распоряжения, материалы служебного следствия, рапорты, справки, отчёты коллегии и военного совета… и пр.».

Среди этих документов был и строго секретный доклад МО и ГШ ВС РА, в котором анализировались упущения и уроки апрельской войны, о чём свидетельствовал экс-президент Армении Серж Саргсян, а также глава комиссии Андраник Кочарян. По словам последнего, этот строго секретный доклад был доступен членам комиссии, которые его подробно изучали. Кроме того, несмотря на секретность, с этим документом дали ознакомиться и родителям погибших.

Кроме всевозможной секретной документации, доступной членам комиссии, много сведений было ими получено во время опросов высокопоставленных военных и чиновников.

Карен Вртанесян утверждает, что лично знает случаи, когда эта секретная информация была доступна третьим лицам, которые не входили в состав комиссии. Также, по его словам, есть много вопросов и к самим членам комиссии относительно их связей и их молчания о секретных сведениях.

«Можно ли доверить Сипану Пашиняну секретные сведения о вооружённых силах и системе обороны Армении? Можно ли доверить государственные и военные тайны Кристине Погосян из «их шага»? Можно ли доверять Арену Мкртчяну, который годами работал в соросовских проектах? Кстати, я слышал, что именно Арен является автором известного фильма о «тушёнкагейте», который нанёс смертельный удар по Союзу добровольцев «Еркрапа», при этом генералу Манвелу Григоряну так и не было предъявлено обвинение в воровстве тушёнки, то есть это была клевета»,

– отмечает Вртанесян.

Он не сомневается в том, что среди всех этих людей, получивших доступ к секретным документам, вполне могли оказаться завербованные разведкой Турции, Азербайджана или любой другой недружественной Армении страны. И обращает внимание на тот факт, что, проработав целый год, комиссия так и не обнародовала никакого обобщающего документа, «не говоря уже о промежуточных отчётах».

«Представляете, что значит накануне войны получить все сведения о вооружённых силах и системе обороны противника (Армении), включая информацию о сильных и слабых сторонах, процессе принятия решений и даже иметь возможность задать уточняющие вопросы относительно всего этого. Кстати, комиссия завершила работу аккурат перед началом войны»,

– констатирует Карен Вртанесян.

Соб. корр. ФСК