Токио готовил удар по Перл-Харбору под уверения о стремлении к миру

«Если переговоры не будут завершены к концу ноября, войну следует начать незамедлительно, иначе будет поздно»

Статья первая

Американо-японские переговоры о нормализации двусторонних отношений начались в Вашингтоне 16 апреля 1941 г., вскоре после прибытия в США нового японского посла адмирала Китисабуро Номуры. Служивший ранее в США в должности военно-морского атташе при посольстве Японии Номура был лично знаком с президентом Рузвельтом и считался «сторонником политики примирения и уступок».

Весной 1941 г. позиции сторон сводились к следующему.

Правительство США в меморандуме государственного секретаря США Корделла Хэлла от 16 апреля в качестве основы японо-американского соглашения предложило для обсуждения четыре пункта: уважение территориальной целостности и суверенитета каждой нации; поддержка принципа невмешательства во внутренние дела других стран; поддержка принципа равенства, включая равенство возможностей торговли; ненарушение статус-кво в районе Тихого океана, за исключением случаев, когда статус-кво может быть изменён мирными средствами. При этом в обмен на вывод японских войск из Китая и образование в Китае единого правительства правительство США не исключало возможность признания марионеточного государства Маньчжоу-Го, созданного японцами на территории захваченного ими в 1931-1932 гг. Северо-Восточного Китая.

Японцы со своей стороны предложили США признать Маньчжоу-Го, отказать в поддержке правительству Чан Кайши, предоставить Японии неограниченные права на получение в юго-западной части Тихого океана необходимого ей военно-стратегического сырья, не допускать укрепления американцами Филиппин.

Как видно из заявленных сторонами условий, правительство США, ища компромисс с Японией, продолжали на Дальнем Востоке политику умиротворения. Американское правительство давало понять японцам, что при определённых условиях США могли бы поддержать Японию в случае её войны с СССР. Для этого японскому правительству предлагалось пересмотреть свои отношения с Германией и выйти из Тройственного пакта. В Вашингтоне и Лондоне Тройственный пакт Германии, Японии и Италии рассматривали как направленный не только против СССР, но и против США и Великобритании.

Президент США Франклин Рузвельт

Президент США Франклин Рузвельт. Фото: @BeschlossDC

Готовность США к компромиссам с Японией объяснялась всё большей вовлеченностью американцев в войну в Европе. Там события развивались так, что рано или поздно американцы должны были вмешаться в борьбу с Германией. Рузвельт в обращении к американскому народу 27 мая 1941 г. заявил, что нацисты «после завоевания Латинской Америки планируют далее задушить Соединённые Штаты и доминион Канаду». Президент США сознавал, что напряженные отношения с Японией и опасность вооружённого столкновения с этим государством чреваты тем, что флот США не сможет использовать все свои силы против Германии в Атлантике, его значительная часть будет прикована к тихоокеанскому ТВД. Это понимали и в Токио. Стремясь склонить США к дальнейшим уступкам и испытывая серьёзное давление со стороны Германии, японское правительство решило твёрдо отстаивать свои позиции на переговорах в Вашингтоне. Токио заявил, что рассматривает «Тройственный пакт в качестве оборонительного соглашения» и не собирается от него отказываться ни при каких условиях. Как писал Хэлл в своих мемуарах, согласно положениям японского проекта «над всем районом Тихого океана по существу устанавливалось своего рода совместное японо-американское государство, причём господство Японии простиралось над той его частью, где проживало 9/10 населения и было сосредоточено 9/10 богатств района. Права и интересы других стран почти совсем не принимались во внимание». Хэлл считал, что «этот проект почти не давал надежды».

Его настроения разделял и Рузвельт, который, не возлагая особых надежд на благоприятный исход переговоров с японцами, стремился оттянуть начало японо-американской войны.

Установление японского военного контроля над Индокитаем и введение Соединёнными Штатами экономических санкций в отношении Японии свидетельствовали о том, что перспектив договорённостей по поводу раздела сфер влияния в Восточной Азии и на Тихом океане, в первую очередь в Китае, практически не было. Япония претендовала на полное господство в этой части мира, а США не желали с этим мириться.

Дальний Восток и Тихий океан, 1941 г.

Дальний Восток и Тихий океан, 1941 г. Карта: emersonkent.com

6 сентября на Императорском совещании высшее военно-политическое руководство Японии приняло решение вступить в войну с Соединёнными Штатами, Великобританией и Нидерландами, закончив приготовления к войне к концу октября. Начать военные действия императорская ставка (дайхонъэй) предлагала в первой декаде ноября. С целью введения правительства США в заблуждение по поводу истинных намерений Японии было признано целесообразным не только не прекращать переговоры в Вашингтоне, но и создать впечатление о том, что японское правительство продолжает искать пути предотвращения войны.

В донесении руководителя советской разведгруппы в Японии Рихарда Зорге от 14 сентября 1941 г. сообщалось, что представитель флота и Тосио Сиратори (в 1941 году – посол Японии в Италии. – А.К.) сказали германскому послу в Японии Ойгену Отту и германскому военно-морскому атташе в Токио, что «переговоры с США есть последний эксперимент, чтобы доказать народу и крупным капиталистам, что прийти к пониманию с Америкой невозможно».

Рихард Зорге.

Рихард Зорге. Фото: russlovo.today

Хотя разработанные к началу ноября «новые предложения» (вариант А и вариант В) предусматривали некоторое смягчение японской позиции по спорным вопросам и даже предусматривали отвод японских войск из Китая «через два года после заключения мира», а из Северо-Восточного Китая, Внутренней Монголии и острова Хайнань – «через 25 лет», в действительности, как заявил на Императорском совещании 5 ноября министр иностранных дел Японии Сигэнори Того, «возможности достижения на переговорах соглашения, к нашему глубокому сожалению, невелики». При этом он указал, что «у Японии остаются весьма ограниченные возможности для дипломатического маневрирования».

Того, скорее всего, имел в виду то, что японские военные круги уже приняли решение воевать, а дипломатам отводилась лишь незавидная роль лжецов, в задачу которых входило попытаться убедить партнёров по переговорам в обратном. На том же Императорском совещании 5 ноября было принято следующее решение:

«1. Начать военные действия в первых числах декабря; армии и военно-морскому флоту полностью завершить подготовку к операциям.

 2. Переговоры с США проводить в соответствии с прилагаемым документом (вариант А и вариант В).

 3. Усилить сотрудничество с Германией и Италией.

 4. Непосредственно перед началом военных действий установить тесные связи с Таиландом.

В случае, если переговоры с США к 0 часам 1 декабря принесут успех, военные действия отложить».

План А предусматривал: Япония соглашается с принципом отказа от дискриминации в международной торговле на Тихом океане и в Китае, если этот принцип будет признан и в остальном мире; что касается Тройственного пакта, то японское правительство согласно не расширять сферы «самообороны» и желает избежать распространения европейской войны на Тихий океан; после заключения мира между Японией и Китаем японские войска останутся на 25 лет в Северном Китае, на границе с МНР и на острове Хайнань.

Если американцы отвергнут план А, им надлежало предложить план В, носивший характер модус вивенди. Япония обязывалась воздержаться от дальнейшей экспансии в обмен на ослабление американских ограничений на торговлю с ней.

О том, что предложенные японцами варианты А и В были «дымовой завесой», свидетельствует тот факт, что 1 ноября, ещё до Императорского совещания был отдан «приказ №1 по объединённой эскадре», в котором говорилось: «Великая Японская Империя объявляет войну США, Великобритании и Нидерландам. Указ об объявлении войны будет опубликован в день «Х». Довести до сведения данные приказа в «день Y» (секретным приказом №2 от 5 ноября «днём Y» было установлено 23 ноября, а 8 ноября секретным приказом №3 «днём Х» устанавливалось 8 декабря).

Бывший накануне и в годы войны старшим офицером Генерального штаба японской армии полковник Такусиро Хаттори писал после войны: «По поводу удара по Перл-Харбору в оперативном плане военно-морского флота указывалось: «Группе кораблей, основу которой составляет шесть авианосцев, под командованием командира 1-го авианосного соединения нанести внезапный удар по основным силам флота США в базах на Гавайских островах. Основная цель группы – за десять дней до начала операции выдвинуться в район островов Тисима (Курильских. – А.К.), а за один-два часа до рассвета в день «Х», находясь в районе 110 миль севернее Оаху, силами 400 самолётов нанести внезапный удар по авиации и кораблям в Перл-Харборе». «Таким образом, – свидетельствовал Хаттори, – можно считать, что 5 ноября на совещании в присутствии императора фактически было принято решение начать войну».

 Японский крейсер.

Японский крейсер. Фото: Pinterest

Командование военно-морского флота Японии не скрывало раздражения по поводу японо-американских переговоров и требовало скорейшего начала войны. Начальник Главного морского штаба адмирал Осами Нагано заявил 1 ноября на заседании координационного совета правительства и императорской ставки, что, «если переговоры не будут завершены к концу ноября, войну следует начать незамедлительно, иначе будет поздно. Если Япония не вступит на сей раз в бой с Англией и Америкой, она навсегда лишится благоприятной возможности сделать это и будет вынуждена капитулировать. И, напротив, если она решит сражаться немедля, это гарантирует ей совершенно определённый успех на начальной стадии военных действий, а дальнейшие перспективы будут зависеть главным образом от национальной мощи и событий на международной арене. Но при этом, поскольку командование ВМФ уверено в своей стратегии «перехвата» сил противника или «заманивания их в засаду», оно считает возможным посредством занятия стратегических пунктов в южных зонах создать неуязвимые позиции».

Стремление командования флотом начать войну как можно скорее в значительной степени было связано с прогнозами о том, что с марта 1942 г. соотношение сил японского и американского флотов изменится в пользу США.

Так как курс на войну был одобрен ещё 1 ноября, Того, не дожидаясь официального одобрения этого решения на запланированном на 5 ноября Императорском совещании, направил послу Номуре указание выдвинуть перед Рузвельтом «новые предложения» по варианту А, а в случае если они будут отвергнуты американцами, продолжить переговоры, используя вариант В. В телеграмме Номуре подчёркивалось, что «нынешние переговоры знаменуют собой наше последнее усилие, и вы должны понимать, что предложения А и В являются действительно окончательными. Если мы не сможем обеспечить скорейшее завершение переговоров, то, как это ни прискорбно, их крах станет неизбежным… Когда совещание у императора закончит работу, мы немедленно сообщим вам его результат, после чего вы встретитесь с президентом Рузвельтом и госсекретарём Хэллом и сделаете всё от вас зависящее, чтобы заставить их в полной мере осознать нашу решимость…» При этом было дано важное указание о том, что «в данных обстоятельствах соглашение необходимо заключить к 25 ноября». Это был установленный срок для отдачи приказа о выходе в море авианосного соединения с тем, чтобы, преодолев расстояние до Перл-Харбора, нанести по нему удар ранним утром 7 декабря (по гавайскому времени).

Как стало известно после войны, американские спецслужбы быстро расшифровали депешу Того послу Номуре, и Рузвельт и Хэлл прочли её до официального представления американскому президенту «новых предложений» Токио. Содержание депеши взволновало американских руководителей. Стало ясно, что японцы затевают что-то серьёзное после 25 ноября.

Американское командование считало, что США ещё не готовы к столкновению с Японией. 5 ноября начальник военно-морских операций ВМФ США адмирал Гарольд Старк и начальник штаба армии генерал Джордж Маршалл представили Рузвельту меморандум, в котором предлагали продолжать политическое маневрирование с целью оттянуть конфликт с Японией. «Соединённые Штаты, – указывалось в меморандуме, – должны избегать войны с Японией до того момента, пока не будут созданы достаточно сильные оборонительные позиции на Дальнем Востоке, или до того времени, когда Япония будет прямо угрожать или нападёт на территории, безопасность которых чрезвычайно важна для США». Под такими территориями подразумевались владения США на Тихом океане, страны Британского содружества, Голландская Индия (Индонезия).

(Окончание следует)

Заглавное фото: Военный альбом