Налог на ТНК, или 15 процентов транснационального раздора

G7 как инструмент манипулирования мировой экономикой

«Семёрка» едва успела столковаться по поводу введения единого 15%  налога на транснациональные компании, а «младшие партнёры» уже жалуются. Хотя большинство западных СМИ иначе как «историческим»,  несущим процветание всему миру это решение не называют, согласны с этим далеко не все.

Много ли тут «исторически ценного», оценила и гонконгская Asia Times. Она считает, что дело не в том, что семь крупнейших западных экономик производят сегодня треть мировых товаров и услуг. «Встреча в Корнуэлле стала в лучшем случае неловким спектаклем, представленным посредственной труппой, выдающей себя за «лидеров», позирующих для фотосессий на частной вечеринке с 95-летней британской королевой, где все весело вертятся без масок в апофеозе «общих ценностей» и «прав человека». Карантин по прибытии, маски и социальная дистанция, конечно, только для плебеев».

Не будем столь строги, ведь в Корнуэлле стартовала новая инициатива Build Back Better World (B3W). Судя по названию «Восстановим снова лучший мир», это инициатива глобальная. G7 (Великобритания, Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, США) договорились помогать развивающимся странам совершенствовать их инфраструктуру и собираются потратить на это примерно 40 триллионов долларов. Благородно? Не очень, если учесть, что B3W нацелена не столько на то, чтобы помогать, сколько противодействовать КНР. Кому-то по обе стороны Атлантики не даёт спать пекинский «Один пояс – один путь»…

Общие ценности сразу затрещали по швам, когда Англия, поддержанная Канадой, попыталась в заключительном коммюнике заставить ЕС и Японию открыто обвинить Китай в нарушении прав уйгурского меньшинства в Синьцзяне. У Макрона, Меркель, Драги, то есть лидеров Франции, Германии, Италии, и примкнувшего к ним премьер-министра Японии Есихидэ Суги свои планы на отношения с Пекином. И закрывать себе дверь на крупнейший рынок мира они не хотят. Объём торговли Евросоюза с Китаем за прошлый год составил 586 миллиардов евро, то есть Китай для ЕС –  партнёр номер один. Он главный торговый партнёр и для Японии.

Уоррен Баффет

Уоррен Баффет

Отдельно следует разобраться и с «историческими» 15 процентами единого налога на транснациональные корпорации. Никто не спорит, такая мера может положить конец давним проблемам мировой экономики – «налоговым гаваням», перетеканию прибылей в офшоры, обнулению налога с прибыли в собственной стране, как это делает, к примеру, миллиардер Уоррен Баффет (Warren Buffett), состояние которого с 2014 по 2018 год выросло на 24,3 миллиарда долларов, а налогов при этом он заплатил 23,7 миллиона. То есть 0,1 процента прибыли, как подсчитал Newsweek. Точно так же минимум налогов платили в казну миллиардеры Джеф Безос (Jeff Bezos), Илон Маск (Elon Musk) и Майкл Блумберг (Michael Bloomberg). Безос вовсе ничего не платил в федеральную казну в 2007 и 2011 годах, Маск – в 2010-м. Европейская независимая организация Tax Observatory сообщает, что «революционное решение» G7 будет приносить Великобритании 200 миллионов евро налога в год только с Вritish Petroleum Corp., которая, как и все остальные ТНК, прячет свои доходы вдали от британских берегов. Корпорации будут обязаны платить 15 процентов с прибыли в той стране, где они «делают бизнес», несмотря на то что их штаб-квартиры с парой скучающих клерков зарегистрированы где-нибудь на Кайманах или Бермудах. Одним словом, G7 гарантировала идее полный успех, и теперь дело за G20 и Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD), 37 членов которой должны дружно проголосовать за как можно скорее.

Однако министр финансов Эстонии (член OECD) Кейт Пентус-Розиманнус (Keit Pentus-Rosimannus) заявила, что согласованный G7 налог «вреден для предпринимательства, международной конкуренции и создания рабочих мест». Эстония категорически против, несмотря на то что единый налог будет приносить ей дополнительно в казну 10 миллионов евро в год. Потому что в Эстонии облагаются налогом только дивиденды корпораций, а не прибыль, если она реинвестируется внутри страны.

Логично считать, что единый налог добавит в казну там, где он ниже 15 процентов. В Узбекистане, где он равен 7,5 процента, Парагвае (10) Молдавии (12), Ирландии (12,5). Но с чего бы радоваться бизнесменам Африки, где корпоративный налог на прибыль составляет от 25 до 35 процентов? Да и в Европе тоже: в Германии такой налог составляет 50 процентов, в Греции – 49%, Франции – 42%, Бельгии и Ирландии – 43%, Италии – 36%, Великобритании, Нидерландах, Испании, Португалии – 35%, Люксембурге – 34% процента. С чего веселье? А с того, что понижение налога станет мощным стимулом для привлечения инвестиций именно в эти страны.

Байден на саммите G7 в Великобритании

Фото: REUTERS

Если сейчас развивающиеся страны состязаются в привлечении инвестиций, понижая им корпоративный налог, то гармонизация налогообложения по Байдену отнимает у них главный стимул для инвесторов. Вот почему «многие развивающиеся страны будут осуждать глобальный минимум как необоснованное ограничение, которое будет препятствовать их способности привлекать инвестиции», пишет Project Syndicate. Когда страны сильно различаются по уровню развития, то уместное в одной стране может стать препятствием для роста в другой, пишет издание.

Главное состоит в том, что G7, осчастливившая мировой бизнес единым налогом, попросту переманивает инвесторов к себе. Нельзя сбрасывать со счетов и тот непреложный факт, что США «глобальным налоговым минимумом» ограждает свои корпорации от возможного налогообложения в других странах по гораздо более высокой ставке. Ведь то, что именно Apple, Facebook, Google и ещё около сотни крупнейших, в основном американских, компаний получают 15-процентный карт-бланш в момент, когда Европа готовится вводить собственный корпоративный налог для «иностранцев», ни у кого не вызывает сомнений.

«G7, решившие в конце концов привести в гармонию международную систему налогообложения с XXI веком, только бесстыдно принесли выгоду самим себе»,резюмирует американское некоммерческое издание Common Dreams.

Очевидно, что манипулировать международными налоговыми правилами так, как это делает G7, это значит провоцировать конфликт интересов государств в мировом масштабе. Международные правила налогообложения следует формулировать не в Белом доме, а в Конвенции ООН по налогообложению, от которой так настойчиво открещиваются США.