Афганистан под властью талибов и Иран

Трансформация «Талибана»* или обманный тактический приём?

Фиаско США в Афганистане, в результате которого 300-тысячная обученная и оснащенная американцами афганская армия рухнула в считаные часы, указывает на ограниченность американской мощи. Америка, несомненно, будет вынуждена отказаться от многих своих обязательств в регионе. Пришло время подумать, какие уроки следует извлечь из опыта американской оккупации Афганистана.

В мирном развитии событий в соседнем Афганистане, пожалуй, одной из самых заинтересованных сторон является Тегеран. В годы, предшествовавшие вторжению США, у талибов были напряженные отношения с Ираном. Конфронтация обострилась до такой степени, что иранское правительство и силы КСИР фактически помогли американским войскам после вторжения США в 2001 г.

Частично это объяснялось враждой между Ираном и запрещённым в России «Талибаном»*, но в большей степени − опасениями Тегерана обострить отношения с Америкой после терактов 11 сентября. Со временем, однако, иранская стратегия изменилась. Иран не стал мешать талибам усиливать давление на американские войска.

После появления в 2015 г. филиала запрещённого в России ИГ* в Афганистане («Вилаят Хорасан») Тегеран нашел еще одно направление для сотрудничества с талибами: сдерживание крайних сторонников джихада, служивших угрозой для иранских границ. В конце 2018 г. Иран впервые подтвердил, что принимал на своей территории делегацию талибов для переговоров. При этом афганское правительство было осведомлено о встрече.

После ухода президента Ашрафа Гани и захвата талибами Кабула несколько иранских официальных лиц приветствовали крах марионеточного правительства и продемонстрировали позитивное отношение к талибам. На данный момент Иран не исключает мирный исход событий в Афганистане и формирование в Кабуле правительства, с которым у него могут быть нормальные отношения.

Представители «Талибана» пообещали предотвратить превращение Афганистана в плацдарм для борьбы с любым из его соседей, что принципиально важно для Ирана, который имеет в Афганистане многочисленные интересы, тогда как талибам нужны союзники за рубежом.  

В Иране, где проживает 3 млн. афганцев, ожидают новую волну миграции. Иранские власти ввели особый режим на ряде участков ирано-афганской границы. В трех провинциях, граничащих с Афганистаном, созданы лагеря для мигрантов.

Многие живущие в Иране афганцы − как зарегистрированные беженцы, так и экономические мигранты − опасаются за родственников и друзей, остающихся в Афганистане. Более 1200 иранских и афганских активистов обратились с письмом к ООН, другим международным субъектам, главам государств и правительств, в котором просят «принять ответственные меры» для обеспечения мира в Афганистане, защиты прав его народа, особенно женщин.

Не следует забывать и о том, что шиитский Иран имеет перед шиитской общиной Афганистана моральное обязательство защищать её от любого сектантского насилия. На данный момент талибы пообещали не ущемлять права шиитов. 

Иранцы не упускают из виду и внешних союзников талибов, которые конфронтируют с Тегераном, прежде всего Саудовскую Аравию. «Талибан» финансировался в том числе Эр-Риядом, и саудовцы могут иметь целью в новом Афганистане разжигание конфликта талибов с Ираном.

Когда талибы находились у власти в Афганистане в первый раз (1996-2001), Саудовская Аравия была одним из трех государств, официально признавших правительство этой исламистской группировки. Двумя другими были Пакистан и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Все эти годы Эр-Рияд оставался одним из важнейших союзников «Талибана», особенно в плане финансирования. Королевство было также в списке стран, подозреваемых ООН в поставках оружия талибам в обход международного эмбарго на поставки вооружений.

Однако отношения не всегда были союзными. В 1998 г. саудовцы обратились к талибам с просьбой об экстрадиции Усамы бен Ладена, укрывавшегося в Афганистане. Талибы отказали. Это привело к значительному ухудшению отношений. События сентября 2001 г. ускорили распад альянса, Саудовская Аравия и ОАЭ разорвали все связи с Афганистаном, где правили тогда талибы.

Теперь Эр-Рияд будет опасаться, что «Талибан» позволит запрещённой в России «Аль-Каиде»* вести антисаудовскую деятельность с афганской территории. Боевики «Аль-Каиды» уже празднуют «историческое поражение» США.

Израиль, другой противник Ирана, надеется получить от победы «Талибана» «косвенную выгоду» в противостоянии с Тегераном. И, видимо, формирование правительства талибов суннитским движением с религиозно-фундаменталистской идеологией не сулит шиитскому режиму в Тегеране ничего хорошего.

Прогнозируется также рост наркотрафика из Афганистана, наплыв афганских беженцев в Иран, ухудшение там социально-экономической ситуации. В связи с этим Израиль допускает расширение сотрудничества с суннитскими государствами, такими как Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Кувейт.

Однако вполне вероятно, что рост нестабильности на Ближнем Востоке не пойдет на пользу еврейскому государству. Победа «Талибана» воодушевляет палестинские группы сопротивления, лидеры которых проводят параллели между борьбой талибов против марионеточного режима в Кабуле и своей борьбой против Израиля. Подобно поражению проамериканского правительства в Кабуле умеренные лидеры Палестинской автономии могут потерпеть поражение в противостоянии с исламистскими группировками внутри палестинского движения.

Многое зависит от того, как поведут себя талибы. Первоначальные их заявления отличаются определенным прагматизмом, готовностью к компромиссу, сознанием того, что страна, которую они потеряли 20 лет назад, изменилась. «Талибан» объявил амнистию всем государственным служащим и призвал солдат прежней армии присоединиться к его вооруженным силам. Лидеры талибов говорят о формировании коалиционного правительства, о разрешении девочкам ходить в школу, а женщинам оставаться на работе, если они закрыты чадрой. Является ли это свидетельством трансформации движения или обманным тактическим приёмом для выхода из изоляции, ещё предстоит узнать.

Заглавное фото: шиитская процессия в Кабуле, август 2021 г.