Черногория – не Украина!

Хотя её тоже заталкивают в «светлое европейское будущее»

После отказа премьера Черногории Здравко Кривокапича подписывать Основное соглашение между правительством Черногории и Сербской православной церковью и признания в cкупщине законопроекта о признании мифического «геноцида в Сребренице», казалось, Черногория усмирена. Кабинет Кривокапича сербских патриотов к министерским портфелям не подпустил, отозвать признание независимости Косово и санкции против России отказался.

Однако лидеры черногорских сербов из Демократического фронта Андрия Мандича и Милана Кнежевича получили от сербского патриарха Порфирия благословение защищать интересы церкви. Они не раз заявляли, что Кривокапич и компания предали идеалы, во имя которых народ их избрал. В республике обозначились контуры противостояния.

Интронизация нового митрополита Черногорского и Приморского Сербской православной церкви (СПЦ) Иоанникия была назначена на 5 сентября в древней черногорской столице Цетине, на территории почитаемой святыни – в монастыре Рождества Пресвятой Богородицы. Обитель десятилетиями считалась резиденцией митрополитов СПЦ. И вдруг в июле некая «группа жителей» из Цетине направила петицию мэру города с просьбой передать древний монастырь раскольнической «Черногорской православной церкви» (ЧПЦ) с её предводителем Мирашем Дедеичем.

Пока Джуканович пытался при помощи «Закона о свободе вероисповедания» отобрать у СПЦ монастыри и храмы, расстрига Дедеич делал оскорбительные заявления в адрес Сербской церкви. После проигрыша партии Джукановича на выборах Дедеич сник, но тем не менее следом за «группой жителей» обратился в муниципалитет Цетине с просьбой разрешить ему и его адептам служить в древней обители. Муниципалитет в ответ на это отмолчался.

Однако дело не прекратилось.

«Патриарх Сербской церкви Порфирий в Цетинском монастыре – вековой резиденции черногорских епископов, будет возводить наместника чужой церкви Иоанникия в качестве представителя идеологии оккупантов (!? – Ред.), и мы сообщаем, что цетинцы и другие черногорцы… решительно предотвратят этот коварный и оккупационный акт», – заявила за полмесяца до интронизации некая инициативная группа.

«Никто не оспаривает, что интронизация сербского епископа должна произойти, но это нужно делать в местах, принадлежащих Сербской православной церкви, например, в Беране, Плевле или Плужине, где большинство жителей составляют сербы. Мы надеемся, что Порфирий поймет возмущение, выраженное гражданами Цетине по поводу этого решения, что он изменит его и таким образом предотвратит неизбежные конфликты, в которых сторонники Сербской православной церкви потерпят поражение», – поддержала «инициативников» организация Черногорская культурная сеть ЧКМ (Crnogorska kulturna mreža, СKM).

Подогрел ситуацию советник Джукановича Веселин Вельович, бывший глава МВД, который призвал полицейских не охранять церемонию интронизации от «народного гнева», провоцируя уличное противостояние. С тех пор в Цетине не знали покоя. То в городе пройдет слет местных нацистов-«комитов», по итогам которого Вельович заявит, что следует использовать опыт запрещённых в России талибов. То некая женская группа «Богоугодницы» проведет у стен Цетинского монастыря перформанс «Нет Евангелию ненависти!». То близкие Джукановичу СМИ запустят сплетню о том, что в страну прибыли сотрудники сербской спецслужбы БИА и бойцы полицейского спецназа «Кобры», чтобы противостоять вылазкам «комитов»…

Сербская православная церковь приняла в этих условиях разумное решение проводить интронизацию «при закрытых дверях», без обычного собрания мирян, но отказалась менять место церемонии.

«В 1614 году венецианский писатель-путешественник Марьян Болица опубликовал «Описание Скадарского Санджака», – было сказано в обращении Черногорско-Приморской митрополии. – В этом подлинном документе и важном историческом источнике Болица среди прочего описывает Цетине начала XVII века, и там он рассказывает о митрополите Цетинском, о том, как тот сидит в Цетинском монастыре и, являясь духовным пастырем черногорцев, признает власть только патриарха Печа (сербского патриарха. – Ред.)… В объявленной и запланированной Цетинской церемонии нет новых деталей, которые противоречили бы до сих пор освященной церковной практике в Черногории»…

Власти долго колебались: дозволить ли проводить церемонию в «обители раздора» или перенести ее в Подгорицу. И только приезд патриарха и позиция СПЦ, которая заявила, что ничего менять не станет, расставила точки над i.

Накануне интронизации в Цетине протестующие (фактически погромщики) под красными (черногорскими государственными) и зелеными (националистическими) флагами блокировали дороги к монастырю, возведя баррикады, взяли обитель в кольцо и «по-украински» зажгли покрышки.

Фото: REUTERS/Stevo Vasiljevic

Верные Сербской православной церкви не стали ждать распоряжения священноначалия, а мобильными группами, на тракторах и экскаваторах, чтобы сносить баррикады, выдвинулись к монастырю. Одну из этих групп возглавил мэр Будвы – серб Марк Бато Царевич, снеся укрепление «комитов» на дороге от Будвы к Цетине. И власти не решились допустить открытое противостояние. Когда «комиты» смели ограждения и напали на полицию, бросая в нее камни и коктейли Молотова, чтобы прорваться в монастырь, полицейские ответили им дубинками и слезоточивым газом, снося баррикады. Патриарх Сербский Порфирий вместе с будущим митрополитом Иоанникием прибыли в обитель на вертолете, передвигаясь под охраной вооруженных автоматчиков – бойцов черногорских спецподразделений.

Проведя церемонию полным чином, патриарх и митрополит отбыли в столичную Подгорицу, где сотни верующих встречали их скандируя: «Аксиос!», «Патриарх наш – сокол!», «Не дадим святыни!», «Косово – это Сербия!» Джуканович, поняв, что проиграл, поспешил скрыться из Цетине. Вельович и еще восемь зачинщиков беспорядков были арестованы.

Премьер Кривокапич заявил: «Ситуация вокруг событий в Цетине будет проанализирована и никого щадить не будем; все, кто каким-либо образом участвовал в беспорядках, понесут ответственность».

А дальше было самое интересное. Появилось совместное заявление посольств Франции, Германии, Италии, Великобритании, США и представительства Европейского союза, где было сказано: «Активистам (погромщикам. – Ред.) придется ответить за свои действия. Приоритетом в предстоящий период должно стать установление демократического, инклюзивного и конструктивного политического диалога с участием всех сторон, которые искренне привержены светлому европейскому будущему этой страны-члена НАТО, уважая основные свободы, особенно свободу выражения мнений, свободу мирных собраний и свободу религии».

А как же Джуканович, которому его западные покровители десятилетиями позволяли заниматься контрабандой? А никак. По-видимому, он повторит судьбу других брошенных фаворитов США. Вашингтону не впервой менять одного «своего сукиного сына» на другого. Можно вспомнить сидящего сейчас в Гааге под судом бывшего террориста Хашима Тачи из Косово; что-то похожее может произойти и с Кривокапичем. В то же время западные патроны черногорского режима, кажется, увидели на примере Украины, что афера с «томосом» для раскольников ожидаемого эффекта больше не приносит.

А пока в Черногории всё осталось как было: Сербская православная церковь – с верующими, политическое руководство – ориентированным на Запад. А Джуканович – за бортом.

P.S. Когда статья готовилась к печати, стало известно что мэр Никшича Марко Ковачевич стал первым сербом в Черногории, против которого возбуждено уголовное дело за публичное отрицание «геноцида в Сребренице»