Турция и Большая игра в Африке

Турецкая Республика превратилась в одного из основных ньюсмейкеров мировой геополитики

Одной из причин обострившегося в последнее время экономического кризиса в Турции стало значительное превышение импорта над экспортом во внешнеторговом обороте. Большим подспорьем для Турции на фоне отрицательного внешнеэкономического сальдо является торговля оружием.

Согласно данным Ассамблеи турецких экспортеров за 2021 год, продажи оружия Турцией достигли рекордного уровня, при этом наибольший прирост экспорта оружия приходится на африканские страны. Побил рекорд и экспорт вооружений и военной техники (ВВТ) в США, составив одну треть от общего объёма турецкого военного экспорта, несмотря на введение в 2020 году США санкций против Турции за покупку российского ЗРК С-400.

За 11 месяцев 2021 года Турция экспортировала ВВТ на сумму $2,793 млрд, что на 39,7% больше, чем за тот же период прошлого года. Турецкая оборонка, установив экспортный рекорд в $2,7 млрд в 2019 году, готовится взять еще более высокую планку, закрыв 2020 год с экспортом более $3 млрд. При этом за первые 11 месяцев 2021 года Турция увеличила свой военный экспорт в Африку на 700% – с $4 млн до $328 млн. Эксперты прогнозируют, что в ближайшем будущем Африка станет третьим по величине рынком сбыта турецкого оружия.

У Турции подписаны двусторонние соглашения с Танзанией, Суданом, Угандой, Бенином и Кот-д'Ивуар о сотрудничестве в области промышленного производства, закупок и обслуживания военной и оборонной техники, технической и логистической поддержки, обмена информацией и проведения исследований в этой области.

Самой популярной у государств Черного континента военной продукцией Турции стали не беспилотники, а бронеавтомобили производства турецко-катарской компании BMC. Большинство африканских покупателей турецких вооружений – небогатые страны, власти которых ведут нескончаемые антипартизанские войны. У них нужда не в дорогостоящей тяжелой бронетехнике и комплексах ПВО, а в том, что позволяет проводить глубокие контртеррористические рейды и быстро засекать скопления боевиков. Для этих целей нужны легкая минозащищенная колесная бронетехника, средства разминирования и БПЛА. То есть именно то, что и предоставили турки африканским армиям.

Мы уже писали, что впечатляющее развитие турецкой военной промышленности достигнуто за счет ее превращения в сборочный цех западного ВПК. Практически все виды вооружений, выпускаемые в Турции, содержат комплектующие производства ведущих военных компаний Запада.

Без программируемых чипов американской компании Xilinx, которые управляют всеми системами «Байрактара», тот не опасней детского самолётика. В США сделаны также радиостанция, антенна, GPS-приемник и трансивер, контакты печатных плат, высотомер, топливный бак и даже колеса и тормоза «Байрактара». Так всё-таки турецкий это беспилотник или американский?

Турецкая бронемашина Vuran – лицензионная сборка израильского Hurricane. Турецкая БМП Tulpar и бронетранcпортер Hizir оснащены американскими двигателями и трансмиссией. Турецкие танки Altay оснащены немецкими дизельными двигателями. Столь же зависимо от западного ВПК турецкое военное кораблестроение.

Сегодняшняя Турция – это геополитический конструкт, созданный в основном англосаксами для экспансии по всему миру по принципу «загребания жара чужими руками». Курс на возрождение былой военной мощи потомков янычар был взят странами Запада в 1980-е годы, когда стратегическая обстановка потребовала резкого усиления военных возможностей на южном фланге НАТО.

Прямая накачка Западом турецкой оборонки длится уже около 40 лет. В 1985 году Турция стала участником межправительственной инициативы «Европа технологий» (программа «Эврика»), получив от союзников по НАТО буквально всё: от систем управления до подготовки кадров.

«Речь идет о многомиллиардных программах по становлению гражданской промышленности, обучению сотен студентов в вузах США, подготовке офицерских кадров, сотрудничеству и обмену технологиями в военно-промышленном секторе, продаже и даже безвозмездной передаче производственного оборудования, выдаче производственных лицензий и т. д. По программе «Эврика» работает целый ряд стран: США, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Нидерланды.

Ряд инноваций позволил туркам добиться успеха в локальных военных конфликтах на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, но до последнего времени в тени мировых СМИ оставалось впечатляющее продвижение турецкого военно-технического экспорта на Африканский континент.

«В течение десятилетий, последовавших за распадом Османской империи, Турция в значительной степени игнорировала Африку, а ее правители предпочли сосредоточиться на Европе. Тем не менее за последние 15 лет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган возглавил возрождение связей с континентом. С 2009 года Турция увеличила количество посольств в Африке с 12 до 42, где господин Эрдоган был частым гостем, запланировав поездки в более чем 20 столиц»,

пишет британская Financial Times.

С 2003 года товарооборот Турции с Африкой увеличился с $5,5 млрд до более чем $26 млрд.

Заявив, что туркам и африканцам «суждено стать партнерами», Эрдоган cосредоточил внимание на крупных государственных инфраструктурных сделках и контрактах по всей Африке – от олимпийского бассейна в Сенегале до крупнейшего зарубежного военного объекта в Сомали и большой мечети в Джибути. Экспансия Турции в Африке быстро развивается, «выходя за рамки экономической деятельности и охватывая бизнес, помощь, дипломатию, культуру и военную поддержку», – отмечает African Business.

Турецкие дипломаты не скрывают, что в лице Турецкой республики в Африку пришла преемница Османской империи. «Турция была построена на пепелище Османской империи, – говорит Элиф Комоглу Ульген, посол Турции в Южной Африке. – Только когда мы приблизились к концу 1990-х и с окончанием холодной войны, Турция по-настоящему открыла глаза, разум и сердце остальному миру».

Экспансия Турции в африканскую экономику развивается почти в геометрической прогрессии.

В 2012 году между Эфиопией и турецким строительным гигантом Yapi Merkezi (YMI) было подписано масштабное соглашение на сумму $1,7 млрд о строительстве 400-километровой железной дороги, соединяющей восточную, центральную и северную Эфиопию с портом Джибути.

Этот проект для турецкого холдинга, не имеющего необходимого оборотного капитала, был бы невозможен без финансовой поддержки Всемирного банка, который предоставил компании «пакет финансирования в размере $100 млн для поддержки расширения компании и стимулирования строительства транспортной инфраструктуры на сложных рынках», что «дало YMI оборотный капитал для завершения проекты транспортной инфраструктуры в странах Африки к югу от Сахары… и в Северной Африке».

Более трети всех турецких инвестиций в Африку к югу от Сахары направлены в Эфиопию, которая «быстро становится центральным элементом усилий Анкары на континенте». С населением более 100 миллионов человек и амбициозным лидером в лице премьер-министра Абия Ахмеда Эфиопия является воротами на Африканский Рог, стратегический регион, охраняющий стратегические мировые судоходные пути. Турция в настоящее время – второй по величине инвестор в Эфиопии после Китая.

Financial Times отмечает, что Эрдоган ведет здесь Большую игру (Erdogan’s Great Game), которая направлена на «противодействие влиянию соперников из Персидского залива, таких как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, а также США, Франции, Китая и России». При этом турецкое продвижение в Африке никоим образом не создает конкуренции англосаксам.

Если поискать истинных бенефициаров турецкой экономической экспансии в Африку, то это крупнейшие американские инвестиционные фонды. Так, в акционерном капитале турецкой строительной компании «Акса Энерджи», которая построила электростанции в Мали, Гане и на Мадагаскаре, – финансовые монстры The Vanguard Group, BlackRock, Allianz Global Investors GmbH, Dimensional Fund Advisors LP.

Крупнейший производитель бронетехники, экспортирующий свои бронемашины в Африку, компания BMC, была в свое время основана British Motors Corp., а затем национализирована. По данным шведского аналитического портала Nordic Monitor, её реальным владельцем, возможно, через своего дальнего родственника Талипа Озтюрка является Эрдоган, который недавно вернул компанию британцам, продав половину ее акций инвестфонду Вооруженных сил подконтрольного Британской Короне Катара.

Сопровождая свою африканскую экспансию антиколониальной риторикой, Турция прокладывает дорогу на Чёрный континент как раз тем самым колонизаторам, которых она осуждает.

Если учесть, что в Африке присутствуют и другие глобальное игроки, то можно заключить, что эпицентр Большой игры начал перемещаться с Ближнего Востока и отчасти из Центральной Азии в Африку.

России и Китаю нужно быть готовыми к этому.