Мировой экономический кризис – вторая ступень плана Великой перезагрузки

Весь малый и средний бизнес должен быть уничтожен

Объявленный в 2020 году план «Великая перезагрузка» предусматривает строительство «дивного нового мира», который в работах Клауса Шваба и его единомышленников называется «инклюзивным капитализмом», «капитализмом стейкхолдеров», «новым капитализмом», «пост-капитализмом» и т.п.

Первый этап осуществления плана продолжается с весны 2020 года. Его условно можно назвать «пандемия COVID-19». Шваб в книге «COVID-19: Великая перезагрузка» признавал, что локдауны, строгий полицейский режим, усиленная цифровизация всех сторон личной и общественной жизни – важнейшие условия успешной реализации плана «Великой перезагрузки».

В некоторых документах ВОЗ, Всемирного банка и МВФ датой окончания первого этапа называется 2025 год. Но это окончательная дата. А в основном задачи первого этапа должны быть выполнены к середине 2022 года. На саммите G20 в Риме в сентябре этого года была поставлена задача к указанной дате обеспечить вакцинацию от COVID-19 не менее 70% населения планеты.

Между тем, мировая элита готовит следующие этапы реализации плана. Ближайший из них – организация мирового экономического кризиса.

Да, кризисы возникают из-за диспропорций в экономике, присущих капитализму. Прежде всего, речь идет о так называемых кризисах перепроизводства, когда платежеспособный спрос отстаёт от предложения товаров и услуг. Такое отставание – имманентная черта капиталистического способа производства. Однако благодаря частному кредиту, государственному финансированию, активной внешнеэкономической экспансии корпораций кризис можно отсрочивать на годы. И есть рычаги, с помощью которых можно ускорять приближение объективно неизбежного кризиса. Такое «планирование» кризисов хорошо просматривается на примере Великой депрессии, начавшейся с паники на фондовой бирже Нью-Йорка в октябре 1929 года.

Последний мировой кризис имел место в 2008-2009 гг. Он начался с ипотечного кризиса в США. По окончании кризиса мировая экономика вошла в фазу стагнации. За ней, согласно канонам экономической науки, должны следовать фазы оживления и экономического роста, но настоящего оживления не наступило. По сути, все второе десятилетие XXI века мировая экономика находилась в состоянии стагнации.

В целом по миру активы всех Центробанков на конец 2009 года составили 15,1 трлн. долл. против 10,1 трлн. в конце 2007 года, т.е. за время мирового кризиса увеличилась в полтора раза. Особенно наглядно политика искусственного «оживления» экономики видна в США. Там в разгар последнего кризиса ФРС стала проводить политику количественных смягчений – быстрого наращивания денежной массы (деньги вбрасывались в обращение путем покупки казначейских и ипотечных бумаг). Если в 2007 году объем продукции печатного станка ФРС США был немного более 800 млрд. долл., то к концу 2014 года он вырос почти до 4,5 трлн. долл. Рост денежной массы происходил на фоне снижения процентной ставки по кредитам и займам. Та же ФРС снизила ключевую ставку до уровня 0-0,25%. Деньги стали почти бесплатными.

В течение примерно пяти лет Федеральный резерв пытался разгрузить свой баланс от покупавшихся на протяжении 2008-2014 гг. бумаг – казначейских и ипотечных. Предпринимались осторожные попытки поднимать ключевую ставку, но результаты были весьма скромные.

В целом по миру после кризиса 2008-2009 гг. денежная масса медленно, но неудержимо нарастала. Если в конце 2009 года активы всех Центробанков мира оценивались в 15,1 трлн. долл., то к концу 2019 года они более чем удвоились – до 30,5 трлн. долл. Основной вклад в прирост денежной массы обеспечивали Центробанки ведущих экономик мира. Центробанкам периферии мирового капитализма (в том числе Банку России) МВФ, Банк международных расчетов и другие международные финансовые организации при этом настоятельно рекомендовали проводить не мягкую, а жёсткую денежную политику.

В США все эти скромные попытки были перечеркнуты с объявлением «пандемии». В марте 2020 года ФРС США для спасения экономики от последствий «пандемии» опять включила печатный станок (покупка казначейских бумаг на сумму 80 млрд. долл. и ипотечных бумаг на 40 млрд. долл. в месяц). Американский Центробанк вернул ключевую ставку в исходную позицию – 0-0,25%. Если в начале 2020 года активы ФРС США составляли около 4 трлн. долл., то в ноябре того же года они подскочили до 8,7 трлн. долл. В такой же пропорции увеличилась денежная масса.

Аналогично поступили другие Центробанки. Европейский центральный банк (ЕЦБ) имел в начале 2020 года активы в размере 4,4 трлн. евро. А в ноябре 2021 года – почти 8,7 трлн. евро. Активы всех Центробанков мира с конца 2019 года по конец прошлого года увеличились, согласно оценкам, с 30,5 до 41,9 трлн. долл.

До осени 2021 года руководители ведущих Центробанков мира (ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии, Народный банк Китая, Национальный банк Швейцарии и др.) не делали даже намёков на то, что они собираются прекращать сверхмягкую денежную политику. Мол, времена тяжёлые, исход борьбы с ковидом не ясен. И вдруг как гром среди ясного неба – заявление ФРС США в ноябре 2021 года. Суть его в том, что надо бы притормозить работу печатного станка, снижая каждый месяц закупки казначейских бумаг на 10 млрд. долл., а ипотечных – на 5 млрд. долл. Затем ещё одна сенсация. После заседания Комитета по операциям на открытом рынке (КООР) ФРС США 15 декабря американский Центробанк объявил, что вдвое увеличивает сокращение ежемесячных закупок бумаг (т.е. до 30 млрд. долл.). И к марту 2022 года планирует полностью остановить печатный станок. Кроме того, почти все члены КООР высказались в пользу того, чтобы в следующем году произвести три последовательных повышения ключевой ставки, которая может вырасти до 0,75-1,00%.

Возникает вопрос: куда направлялись (и продолжают направляться) миллиарды и триллионы «свежих» долларов? Очевидно, что не на товарные рынки, иначе там была бы уже давно сумасшедшая гиперинфляция. Они направлялись и продолжают направляться на фондовый рынок, где надуваются гигантские пузыри. В октябре 2008 года, сразу после кризиса Lehman, акции США прошли листинг с общей капитализацией всего лишь в 13 триллионов долларов. Сегодня он составляет более 50 триллионов долларов, что почти в четыре раза больше чем в разгар тогдашнего кризиса и более чем вдвое превышает общий ВВП США. Только Apple Corp. стоит почти 3 триллиона долларов.

Гиганты американского бизнеса, имея доступ к дешевым (почти бесплатным) деньгам ФРС США, использовали получаемые деньги для выкупа собственных акций, обращающихся на рынке. Известный американский аналитик и исследователь Уильям Энгдаль (William Engdahl) в статье Will Fed Crash Global Financial Markets for Their Great Reset? (Сможет ли ФРС обрушить глобальные финансовые рынки из-за их Великой перезагрузки?) приводит интересные цифры. За последние четыре квартала (с конца 3 кв. 2020 г. по конец 3 кв. 2021 г.) компании S&P 500 выкупили собственных акций на 742 миллиарда долларов. С начала 2012 года компании из списка S&P 500 выкупили около 5,68 триллиона долларов собственных акций. Это не мелочь. То ли корпоративные руководители не обратили внимание на последние заявления ФРС США по сворачиванию «мягкой» денежной политики, то ли они полагают, что у них ещё есть некоторое время продолжить скупку своих бумаг, а их распродажу перенести на следующий год. Однако уже есть такие бизнесмены, которые решили нажать на тормоз. Например, Microsoft в ноябре 2020 г. заявила, что продолжит выкуп своих акций. И при этом ее генеральный директор Microsoft Сатья Наделла за один день выбросил более 50% своих акций MicrosoftИлон Маск из Tesla только что продал свои акции на 10 миллиардов долларов. Инсайдеры знают, что рынок вот-вот рухнет.

Уильям Энгдаль и целый ряд других аналитиков делают примерно одинаковые оценки последствий решения ФРС США о сворачивании мягкой денежной политики.

Во-первых, все они уверены, что данные решения неизбежно приведут к обвалу американкой экономики в 2022 году.

Во-вторых, даже несмотря на то, что руководители ЕЦБ, Банка Англии, Банка Японии и других ведущих Центробанков мира не делали никаких заявлений о возможных сворачиваниях количественных смягчений, экономики «золотого миллиарда» также рухнут. Сработает принцип домино. Даже если Центробанки ведущих стран ускорят работу и без того накалившихся печатных станков, это не спасет их экономики. И уж не приходится говорить о том, что крах американской экономики спровоцирует немедленный кризис в экономиках периферии мирового капитализма (в том числе российской).

В-третьих, кризис и в США во всем мире по своей разрушительной силе наверняка превзойдет Великую депрессию 1929 года.

В-четвёртых, решение ФРС о сворачивании количественных смягчений явно увязывается с планами «Великой перезагрузки». При желании Федеральный резерв мог бы тянуть еще год или два. Можно было бы продолжать наращивать объемы денежной массы и надувать пузыри на фондовых рынках. С экономической точки зрения, это вполне возможно. Однако в решения ФРС привносятся дополнительные внеэкономические соображения, связанные с намерением дать импульс Великой перезагрузке.

Экономический кризис должен стать второй ступенью плана. Он должен довести до конца задачи, обозначенные в книге Клауса Шваба «COVID-19: Великая перезагрузка», а именно уничтожить весь малый и средний бизнес. Уничтожить полностью или передать его активы крупнейшим корпорациям. Кризис, по замыслу его организаторов, должен также привести к уничтожению национальных валют. Даже таких, как доллар США, британский фунт стерлингов, японская иена, канадский доллар, швейцарский франк, евро. На смену им должна прийти мировая цифровая валюта.

«Все готово для того, чтобы центральные банки разрушили раздутую долгами систему и подготовили Великую перезагрузку мировой финансовой системы», – резюмирует Уильям Энгдаль. И уточняет: «В отличие от того, что нам говорят, это сделано преднамеренно и является управляемым процессом».

Фото: REUTERS/Brendan McDermid