Харакири – не японский обряд

Почему российские власти сопротивляются признанию камчатских айну?

Статья первая
Статья вторая

В 1875 году правительство Российской империи за согласие Японии не претендовать на южную оконечность острова Сахалин передало в состав Страны восходящего солнца все входившие в состав России Курильские острова до полуострова Камчатка. После японско-русской войны 1904-1905 гг. японское правительство добилось отторжения в свою пользу южной половины принадлежавшего России острова Сахалин. В результате практически все айну, за исключением проживавших на Камчатке, оказались под японским господством: айну Хоккайдо, Южного Сахалина и Курильских островов. Началась их принудительная ассимиляция, насильственное превращение в «японцев». Хотя они по-прежнему рассматривались «нацией Ямато» как варвары, люди «второго сорта», оставаясь объектом эксплуатации.

Айну запретили носить национальные одежды, проводить айнские ритуалы и праздники, в частности, главный священный «праздник медведя». Мужчин принуждали брить бороды. Запрещалось использовать айнский язык.

Для начала айну давались японские фамилии, а затем и имена. Они приводились в японское подданство. Это обстоятельство сыграло важную роль в судьбе сахалинских и курильских айну при депортации японского населения на Хоккайдо после освобождения по результатам Второй мировой войны Южного Сахалина и Курильских островов и возвращения их в 1945 году России, в то время Советскому Союзу. Новая советская администрация не разделяла японцев и айну, рассматривая как первых, так и вторых подлежащими депортации гражданами Японии.

При этом около 200 имевших японское гражданство человек изъявили желание остаться на Сахалине. Большинство же айну покинули этот остров. Объясняется это тем, что в процессе японизации сахалинских айну многие браки были смешанные айнско-японские; кроме того, у согласившихся на депортацию были родственники на Хоккайдо. Большая часть айну свыше 1000 человек отбыли на Хоккайдо в 1947–1948 гг., и к 1949 на Сахалине их осталось не более 100 человек.

Оказавшись на Хоккайдо, айну, как и прежде, являли собой дискриминируемое меньшинство. К настоящему времени, по официальным данным, их насчитывается в Японии около 25 тысяч человек, хотя есть и указания на то, что в действительности их больше – до 200 тысяч человек. В настоящее время айну Хоккайдо и их культура используется как экзотика для развлечения туристов в «этнических деревнях». Популярностью у туристов пользуются изделия народных промыслов айну, особенно резные изделия из дерева. Непременным сувениром с Хоккайдо является фигурки различного размера медведя с лососем в пасти.

Работая в Японии, автор этих строк изучал состояние айну, их борьбу за официальное признание в качестве национального меньшинства и увеличение помощи государства. Айну создавали организации для борьбы за свои права и интересы, пытались иметь представительство в органах законодательной власти. Заявляя об этнической гомогенности японского государства, правительство не желало официально признавать наличие в стране дискриминируемого национального меньшинства. Лишь в 2008 году парламент Японии пошёл на такое признание.

Однако это ненамного изменило ситуацию с дискриминацией айну, которая продолжает существовать в японском обществе. Она проявляется в школах и других учебных заведениях, при заключении браков с японцами, при найме на работу. Поэтому многие имеющие в роду айну граждане Японии скрывают свое происхождение. Есть такие и среди моих знакомых, которые лишь «по секрету» сообщали о том, что в них течёт кровь аборигенов.

Хотя стыдиться принадлежностью к айну причин быть не должно. Ведь многое в японской культуре, чем гордятся современные потомки «нации Ямато», было заимствовано у айну. Взять то же самурайство. Многие боевые техники японцы переняли именно у айну. До сих пор самые известные самурайские роды имеют айнские корни. Считается, что к таковым относится, например, клан Абэ, к которому принадлежит бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ. То есть сословие японских самураев – это в действительности потомки айну. Хотя в многочисленных в Японии фильмах «про самураев» эти воины всегда имеют лица монголоидного типа, к которому айну не принадлежат.

Малоизвестно, что именуемый в Японии обряд сэппуку, за рубежами Страны восходящего солнца известный как харакири, заимствован японцами у айну. Послушаем рассказ бывшего руководителя общины «Айну» на Камчатке Алексея (Асира) Накамура:

«Мы, айну, или камчадальские курильцы, никуда не исчезали, просто нас долгие годы не хотели признавать. Самоназвание «айну» происходит от нашего слова «мужчина» или «достойный мужчина» и связано с военными действиями. Мы ведь 650 лет воевали с японцами. Единственный народ в мире, который сдерживал оккупацию, сопротивлялся агрессору – японцам. Я вообще считаю, что японцы паразитируют на нашей культуре, присваивая наши традиции. Примеров тому много. Японский самурайский меч называется «катана». В айнском языке это слово обозначает «поселение», «деревню» или «род». Меч называли так потому, что передавали от отца к сыну, от сына к внуку. Харакири – так называемое японское ритуальное самоубийство – вообще придумано айну! (То же можно сказать и о кодексе война-самурая «бусидо». – А.К.)

По нашим верованиям душа живет в животе. И висит она там на тоненькой верёвочке. Чтобы умереть и выпустить душу – иначе человек не возродится потом – нужно вскрыть живот и перерезать эту ниточку.

Или взять глубокие «японские» поклоны, от чего они произошли? В нашей мифологии есть дух воды, который называется Каппа кодзу (водяной. – А.К.). Принимая образ человека, он выходит на сушу, чтобы утащить кого-нибудь к себе под воду. На макушке головы у него есть углубление. В нем водичка. Если вдруг она вытечет, дух умрет… Дух этот очень вежливый. Иду я, например, по лесу, встречаю человека. Вдруг это Каппа кодзу? Я начинаю ему кланяться. Он мне в ответ. Чем глубже поклон, тем почтительнее ответ. И тем больше воды вытекает у духа. Так что на самом деле, это проверка – не водяной ли ты…

Мы никогда не были азиатами. Мы островной народ, и учёные до сих пор не выяснили, откуда среди безволосой Азии «шерстяные» (покрытые густым волосяным покровом. – А.К.) люди. Мой предок – выходец с южных Курил с острова Шикотан (Ясикотан по-айнски). Во времена последнего айнского восстания, примерно в 1725 году, преследуемый японскими войсками он уходил с семьей от погони на байдарах до самой Камчатки. Осел в России на Курильском озере…»

«Нас называют мохнатыми курильцами», – рассказывал Алексей в интервью изданию «Национальный акцент». «Но кроме антропологических особенностей, частично сохранился язык. Есть словарь курильского языка в «Описании земли Камчатки» Крашенинникова. На Хоккайдо наречие, на котором говорят айну, называется сару, На Сахалине – рейчишка. Наше (камчатское) вообще никак не называется. К сожалению, все разговорники, буквари изданы на японском или английском языках. В такой ситуации сложно сохранять язык. Нужны словари на русском, нужны центры по изучению и сохранению не только, кстати, айнского языка, но и ительменского, других языков Камчатки. На Хоккайдо есть объединение «Утари» в переводе – сотоварищество. У них 55 отделений по всем японским островам. Это учебные культурные центры. Там обучаются не только айнскому языку, но и культуре. Есть, например, японцы, которые не являются айну, но живут, как айну. И наоборот, есть айну, которые живут, как японцы.

Мы пытались через «Утари» наладить культурные связи с другими айну. Но объединение интересовала только политика, причем определенно антироссийская. Я спросил у одного из их руководителей, зачем же так делается. Он ответил честно: нам нужно на что-то жить, а политики выделяют средства на то, что интересно им… Поэтому сейчас мы с «Утари» почти не общаемся. Будем возрождать культуру камчадальских курильцев – айну своими силами».

Алексей Никамура

Могу подтвердить, что в свое время японские власти пытались использовать айну в кампании требований «возвращения северных территорий». Даже существовала идея образовать из южнокурильских островов мини-государство айну, конечно, под патронажем Японии. Однако, когда ещё во времена Советского Союза объединение «Утари» попыталось создать с курильскими организациями совместное предприятие, последовал окрик из Токио, и начинание было пресечено.

С Алексеем Накамура мы познакомились несколько лет назад по переписке, когда он обратился с просьбой помочь преодолеть бюрократические барьеры на пути признания его народа национальным меньшинством. По существующей информации, в России в той или иной степени принадлежащие к народности айну люди проживают на Сахалине, Курилах, Камчатке, в Хабаровском крае, на Командорских островах и даже… в Запорожье. Алексей Накамура сообщает, что в 2012 году в России насчитывалось 205 айну, и они, как и курильские камчадалы, борются за официальное признание. Пока айну не признаны, они считаются людьми без национальности, их записывают при переписи как этнических русских или камчадалов.

Есть и экономическая составляющая проблемы идентификации российских айну. Ибо в 2012 году и курильские айну, и курильские камчадалы лишены прав на охоту и рыбалку, которая есть у малочисленных народов Дальнего Севера.

В 2004 году айнское сообщество Камчатского края направило Владимиру Путину письмо с просьбой не допустить передачу Курил Японии. Авторы письма также просили признать японский геноцид айну. Сообщество утверждало, что их трагедия по масштабам может быть сравнима только с геноцидом коренного населения Америки.

В имеющейся справке говорится, что в ходе переписи 2010 года около 100 человек попытались зарегистрировать себя как айну, но правительство Камчатского края отклонило их претензии и записало их как камчадалов. В справке сообщается, что «в 2011 году глава Айнского сообщества Камчатки Алексей Владимирович Накамура направил письмо губернатору Камчатки Владимиру Ильюхину и председателю местной думы Борису Невзорову с просьбой включить айну в Список коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Запрос был отклонён».

Алексей Накамура сообщил, что президент РФ Владимир Путин знает об обращении российских айну. И даже прислал высказывание Путина по этому поводу.

Вопрос был поднят на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, которое прошло 11 декабря 2018 года. Член СПЧ Андрей Бабушкин обратился к Путину с просьбой дать поручение губернатору Камчатки, чтобы тот выступил с представлением о внесении айну в перечень коренных малочисленных народов России. Он подчеркнул, что айну осталось всего 105 человек. На что президент ответил: «Предложение по малым народам. Записать их в число коренных народов, в том числе айнов, – да, согласен, конечно, надо подумать, это правильно. Да, давайте это сделаем, я согласен».

Прошло ровно три года, но воз и ныне там…

Признание российских айну, кроме всего прочего, явилось бы дополнительным доводом против ложного утверждения японцев со времен переговоров с Е. Путятиным (1855 г.) о том, что якобы все айну и места их проживания принадлежат Японии. Хотелось бы верить, что борьба Алексея Накамура и его соплеменников, преодолев бюрократические препоны, уже в ближайшее время увенчается успехом.