Война в Эфиопии: побеждает Китай

Китайское военное присутствие там, где требуется защищать интересы страны, расширяется

События в Эфиопии, где власти северного штата Тыграй осенью 2020 года подняли мятеж и с оружием в руках выступили против федерального правительства, вновь высветили очевидный факт – Запад не упускает случая внести смуту и поддержать тех, кто готов утопить страну в крови, если это отвечает его интересам.

К середине ноября 2021 года передовые отряды «Народного фронта освобождения Тыграя» (НФОТ) находились от Аддис-Абебы на расстоянии всего 200 км. Одной из ближайщих задач был захват ключевой транспортной артерии Аддис-Абеба – Джибути, по которой идёт 95% импорта, и блокада коммуникаций штата Амхара с целью разделить его надвое и создать буферную зону. А главной задачей являлось свержение центральной власти; выдвинутый НФОТ список требований, включавший «переходное правительство», не предусматривал какого-то политического будущего для премьер-министра Абия Ахмеда. Федеративная Эфиопия оказалась перед лицом угрозы распада государства и крупномасштабной гражданской войны по принципу все против всех. У сепаратистов НФОТ нашлось немало ситуативных союзников среди подобных «борцов за свободу» (по сути, это пятая колонна): «Армия освобождения Оромо», «Армия освобождения Гамбеллы», «Освободительное движение кеманта» и прочие вооруженные группировки, выступающие за «самоопределение», то есть расчленение страны.

Деятельность этих «борцов» находит поддержку извне. Помимо давнишнего территориального спора с Суданом вокруг территории Эль-Фашга (Мазега), у Аддис-Абебы возникли острые разногласия с Суданом и Египтом из-за строительства на Голубом Ниле грандиозной плотины Великого возрождения Эфиопии. США открыто заняли в конфликте сторону мятежников и предприняли активные шаги в их поддержку. Администрация Байдена 17 сентября ввела санкции против Аддис-Абебы, а 12 ноября – против Эритреи (за помощь Эфиопии). Схожую позицию заняли в Брюсселе: формально призвав к прекращению огня, там тут же заявили, что «было бы гораздо эффектнее, если бы европейские страны собрались вместе и поговорили о последствиях». То есть о санкциях ЕС против законного правительства.

Одновременно ведущие западные СМИ (BBC, CNN, New York Times, Washington Post, Financial Times, The Economist и т. д.) развернули войну в информационном пространстве, подавая материалы в откровенно искаженном виде. Они игнорировали тот факт, что именно НФОТ начал боевые действия, всячески демонизируя при этом федеральное правительство и обвиняя эфиопскую армию в геноциде.

Как обычно, не обошлось без комиссий ООН по беженцам и правам человека. Их руководство базируется в Женеве, но складывается впечатление, что подчиняются они не штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, а напрямую Белому дому в Вашингтоне. В своих докладах о ситуации эти «правозащитники» зашли так далеко, что власти Аддис-Абебы были вынуждены лишить аккредитации и выслать из страны трех сотрудников ООН, особо отличившихся в дезинформации. В ходе боевых действий действительно были жертвы среди гражданского населения (по оценкам, погибло более 50 тыс. человек), отмечались также многочисленные случаи мародёрства. Командование эфиопской армии с этим борется – около 30 военнослужащих предстали перед трибуналом и получили тюремные сроки. При этом военные преступления, совершенные «повстанцами», остаются безнаказанными, и «международные эксперты ООН» их не замечают. Между тем только за один день 10 ноября в г. Майкадре были убиты 600 местных жителей, и сделали это бандиты из «Самри» – молодежного крыла НФОТ. Это не единичный случай, но на Западе упорно пытаются возложить всю ответственность на власти Аддис-Абебы даже при том, что гуманитарные конвои ООН, направлявшиеся для помощи населению штата Тыграй, были разграблены бойцами НФОТ.

Дипломатическую поддержку центральному правительству оказали КНР и РФ, не допустившие принятия в СБ ООН резолюций, подготовленных Западом, и в которых конфликт рассматривался совершенно однобоко. 1 декабря Аддис-Абебу посетил глава МИД КНР Ван И, который подчеркнул: «Китай выступает против любого вмешательства во внутренние дела Эфиопии». Принимающая сторона отметила, что приезд Ван И в это крайне непростое время «демонстрирует доверие Китая к Эфиопии». 19 декабря Постоянное представительство Российской Федерации при отделении ООН и других международных организациях в Женеве заявило, что в отношении Эфиопии «прослеживается политически мотивированное решение отдельных государств».

Премьер-министр Абий Ахмед, имея абсолютно законные полномочия (правящая «Партия процветания» имеет в парламенте 410 из 436 мест), обратился к народам многонационального государства с призывом защитить единство страны и заявил, что лично возглавит войска на фронте. Сплочению антитыграйских сил способствовали и зверства, которые творили мятежники в занятых ими районах соседних штатов Афар и Амхара. Массовая поддержка населения и личный пример главы государства заметно приободрили федеральную эфиопскую армию.

Важнейшую роль сыграла военно-техническая поддержка, оказанная правительству А. Ахмеда рядом дружественных стран. Так, на вооружении эфиопской армии появились дроны Mohajer-6 иранского производства, а 18 августа 2021 года было подписано соглашение об экономическом и военном сотрудничестве с Турцией, предполагающее, помимо прочего, поставки БПЛА Bayraktar Tb2 и Anka-S. Турция – один из крупнейших инвесторов в экономику Эфиопии, но лидирует здесь КНР. Пекин уже инвестировал в эфиопские проекты более 12 млрд долларов в рамках глобального стратегического проекта «Один пояс ― один путь» и ясно дает понять, что не намерен отказываться от своих планов.

Еще одним неприятным сюрпризом для США в Эфиопии стало то, что КНР изящно использовал в своих целях ОАЭ – страну, которую в Вашингтоне считают сателлитом. Между тем в Абу-Даби, похоже, просчитывают варианты на будущее. В ноябре 2021-го из ОАЭ было выполнено более 90 рейсов транспортных самолетов, которые доставили в Аддис-Абебу различные военные грузы, включая китайские ударные БПЛА Wing Loong.

В конце ноября федеральные войска завершили отмобилизование и после перегруппировки развернули мощное контрнаступление. Под их ударами формирования мятежников оставили все занятые ранее территории, правительственные силы восстановили контроль над более чем 40 населёнными пунктами в штатах Амхара и Афар.

В руководстве НФОТ поначалу заявили, что это было «тактическое отступление ради стратегической победы над правительством». Однако наступление армии Эфиопии уничтожило все планы и надежды мятежников. Ранее объявленный союз НФОТ с другими антиправительственными группировками также прекратил своё существование, а сами «борцы за независимость», опасаясь ударов правительственных войск, вновь ушли в подполье. К 22 декабря федералы взяли город Аламата на территории Тыграя.

Обстановка на фронте по состоянию на 6 декабря 2021 г.

Обстановка на фронте по состоянию на 6 декабря 2021 г.

Тональность и содержание заявлений руководства НФОТ кардинально изменились – там запросили перемирия и переговоров, а 19 декабря в адрес Генсека ООН было направлено письмо миролюбивого содержания. В частности, сообщалось о приказе отвести войска НФОТ в пределы провинции – после того, как их туда уже загнали силой.

Письмо НФОТ в ООН Письмо НФОТ в ООН

Эфиопские власти заявили, что полномасштабная военная операция на территории Тыграя в их планы пока не входит, однако вести переговоры с НФОТ, который в Аддис-Абебе считают террористической организацией, намерения не проявляют.

Военнослужащий эфиопской армии топчет флаг Тыграя

Военнослужащий эфиопской армии топчет флаг Тыграя

В начале января 2022 года правительство Эфиопии объявило, что плотина «Возрождение» готова на 82%, уже установлены турбины и в ближайшее время будет проведено тестовое производство электроэнергии. Это вызвало позитивные комментарии в китайских СМИ, и неудивительно – пуск этого крупнейшего в Африке энергетического объекта даст новый импульс развитию проекта «Один пояс ― один путь». А опыт событий в Эфиопии будет способствовать наращиванию китайского военного присутствия там, где требуется защищать интересы страны. Помимо введённой в строй в 2017 году военно-морской базы в Джибути, в Пекине рассматривают возможности размещения подобных обьектов и в других странах.

Заглавное фото: southfront.org