Как живут на руинах Ливийской Джамахирии

Или за что убили Каддафи

Статья первая

В октябре 2011 года тогдашний генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, комментируя сообщение об убийстве Каддафи, заявил, что альянс и его партнёры «успешно выполнили мандат СБ ООН по защите гражданского населения». Мол, после убийства ливийского лидера «царство страха» закончилось и «Ливия может подвести черту под длинным темным периодом своей истории. Отныне ливийцы смогут сами определять свое будущее».

Тогда же президент США Барак Обама после встречи с премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом (нынешний генсек блока) торжественно объявил, что «НАТО эффективно выполнила в Ливии именно ту работу, которую и обещала проделать». Как подчеркнул Обама, «США всегда будут оставлять за собой право и обязанность защищать себя, своих союзников и свои интересы». И еще  из высказываний главы американской администрации: «Пример операции в Ливии свидетельствует также о том, что, когда мы способны работать вместе, это приводит к возникновению огромных благоприятных возможностей, аккумулированию более крупных ресурсов и возможности более эффективно и меньшей ценой решать целый спектр международных вопросов».

Любой юрист без труда обнаружит в этих высказываниях состав преступления, но Запад ведёт себя нагло и бесцеремонно, поскольку уверен в безнаказанности. В результате агрессии на Балканах с политической карты мира не просто исчезла Югославия, а большинство возникших на ее горящих обломках государств пополнили НАТО или стоят в очереди. Мощнейший удар был одновременно нанесен по когда-то очень влиятельной Организации неприсоединения, у истоков которой стояла СФРЮ. С уничтожением Ливийской Джамахирии не менее сильный удар получил Африканский союз, в котором М. Каддафи играл ведущую роль, поставив целью объединение континента вплоть до создания единой валюты, вооружённых сил и повышения роли на международной арене. Каддафи не просто призывал – он предпринимал конкретные шаги и этого ему тоже простить не могли. Как и знаменитого выступления на Генеральной Ассамблее, когда он публично порвал Устав ООН и потребовал расследования убийств лидеров стран, совершённых Западом. Вскоре он сам пополнил этот список – при попустительстве ООН, ставшей соучастником преступления.

Яркое выступление М. Каддафи на Генассамблее ООН в декабре 2009 года длилось полтора часа

Что происходит на руинах Джамахирии сегодня? По формальным признакам в «свободной и демократической» Ливии есть почти все, что должно иметь государство: правительство, парламент и вооруженные силы, флаг, нацбанк с национальной валютой и т.д. Однако если задать вопрос вопрос, а кто же там правит, ответ будет – никто. Точнее, «правящих» столько, что их не подсчитать, и находятся эти «представители власти» в очень сложных отношениях.

Есть Президентский совет (ПС), но нет президента. Есть переходное правительство национального единства (ПНЕ), но парламент вынес ему вотум недоверия. Высший государственный совет это решение законодателей отменил, ссылаясь на конституцию. Но конституции тоже нет: для её принятия должен был быть проведен референдум, но он не состоялся.

ПС и ПНЕ были созданы в феврале 2021 года в Швейцарии решением Форума ливийского политического диалога, проведенного под эгидой ООН. Глава миссии ООН в Ливии Стефани Уильямс тогда торжественно объявила, что «их главной задачей будет проведение 24 декабря 2021 года общенациональных выборов». Как известно, выборы не состоялись, а полномочия ПНЕ истекли 24 декабря 2021 года. Однако А. Дбейба, которого в Женеве на этот пост всемерно проталкивала С. Уильямс, своим решением продлил собственные полномочия, а С. Уильямс прокомментировала это в духе «на переправе не меняют...».

И главный момент – силовая составляющая. В Триполи есть министерство обороны, генеральный штаб и армия. Однако на другом конце Ливии, в Бенгази, тоже есть своя армия под командованием Халифы Хафтара со своим начальником генерального штаба. Обе армии называются ливийскими и используют одинаковые флаги, что не мешает им периодически воевать друг с другом и с другими группировками. А группировок этих несть числа – от мелких банд до крупных формирований с бронетехникой, ствольной и реактивной артиллерией и т.п. 

В регионе «Западные горы» с центром в городе Зинтан есть своя армия, которую называют «Зинтанскими бригадами». В городе Мисурате, к востоку от Триполи, полевые командиры тамошних отрядов разместили по периметру блокпосты, и «чужаки» (даже ливийцы) могут попасть внутрь только под личное поручительство местного жителя. Ещё восточнее, а также на юго-западе от Триполи расположены несколько нефтеналивных портов и других обьектов нефтегазовой отрасли, поменьше, находящихся под контролем так называемой «Гвардии защиты нефтяных объектов» со штабом в Адждабии. Численность этой «гвардии», по некоторым оценкам, превышает 15 тысяч человек.

Почти всю Киренаику контролирует Халифа Хафтар, который после неудачного «освободительного похода» на Триполи является непримиримым врагом для группировок Мисураты, Триполи и многих других на западе страны. В регионе Феццан на юго-западе Ливии вооружённых группировок не меньше, и они тоже готовы использовать оружие, как это случилось недавно против войск Хафтара. Феццан обьявил о своей автономии, и там имеет большое влияние Сейф аль-Ислам Каддафи, сын убитого лидера, проживающий в столице региона г. Себха.

С 2011 года в сообщениях из Ливии промелькнуло немало персонажей, которые считали себя новыми властями. Общим для абсолютного большинство из них был длинный шлейф криминальных деяний, начиная от банальной коррупции и воровства до деяний, за которые даже в самых демократичных уголовных кодексах предусмотрена высшая мера наказания. Предавший однажды предаст еще не раз – это аксиома, но в Ливии ее доказывают снова и снова. Биографии А. Дбейбы, Х. Хафтара, Ф. Башаги и других «руководителей» хорошо известны – о них в Интернете масса информации. Но действительно ли они являются теми, кто принимает решения? И кто в Ливии главный?

Для понимания происходящего в Ливии достаточно упомянуть события в Триполи в середине декабря 2021 года. 14 декабря по требованию Президентского совета был смещён со своего поста «командующий столичным военным округом» генерал Абдельбасет Марван, который открыто игнорировал распоряжения вышестоящего командования. Поступал он так потому, что был ставленником двух вооружённых группировок – «Бригады революционеров Триполи» и «Сил содействия стабилизации». Этим группировкам в борьбе за контроль за различными районами столицы противостоят «Специальные силы сдерживания» и другие банды типа «силы 444», которые опираются на поддержку ПНЕ. 15 декабря на должность был назначен другой генерал, в результате чего возник конфликт, был нарушен баланс, и «пострадавшая сторона» отреагировала быстро и жёстко. В ночь с 15 на 16 декабря в центре Триполи появилась бронетехника, под контроль боевиков были взяты все основные правительственные учреждения, включая штаб-квартиру ПНЕ. Нет, они не штурмовали здания и даже не перекрывали доступ сотрудникам, явившимся утром на работу сквозь строй боевиков.  Это было вежливое по ливийским меркам пожелание вернуть статус-кво. Вежливое, но доходчивое, и уже на следующий день Абдельбасет Марван вернулся к исполнению (или неисполнению) своих обязанностей. (В это время Стефани Уильямс находилась в Сирте на заседании Совместного военного комитета «5+5». Участники обсудили выполнение положений женевских договорённостей, прежде всего вывод наёмников и иностранных войск).

Координировал операцию глава бандформирования «Ас-Сумуд» («Стойкость») Салах Бади. Он же провёл накануне совещание с лидерами других вооружённых группировок, в ходе которых заявил, что Ливия не станет продолжать «фарс с выборами» и необходимо  действовать против «губительных для страны идей, которые продвигают предатели и иностранные агенты».

«Заклятые друзья» Салах Бади (слева) и Абдель Хамид Бейба

Кто такой Салах Бади? Его полное имя – Саладин Омар Башир Бади. Родился он 23 мая 1957 года в Мисурате, в 1980 году окончил военно-воздушную академию и служил лётчиком на истребителях «Мираж», затем преподавал в академии. В 1992 году был уволен из ВВС и вскоре попал под суд за подстрекательство к свержению власти и подготовку покушения на главу государства. Был приговорён к смертной казни, но приговор заменили на 25 лет тюремного заключения, а впоследствии он был помилован по амнистии, инициированной Сейфом аль-Исламом Каддафи.

В марте 2011 года Салах Бади вошел в состав «Военного совета Мисураты» и возглавил группу боевиков, которая выступала против правительственной армии. В октябре руководил процессом тайного захоронения в пустыне ливийского лидера и его четвёртого сына Муаттасима (летом 2021 года Бади передал племени аль-Каддафа останки убитых). В 2012-2014 годах Бади – член временного парламента (Всеобщего национального конгресса), затем присоединился к коалиции «Рассвет Ливии», основную часть которой составляли боевики-исламисты, том числе связанные с запрещенными в РФ организациями «Аль-Каида»* и «Братья-мусульмане»*. Принимал участие в боевых действиях сначала против зинтанских бригад, затем против армии Хафтара. В сентябре 2015 года в результате внутренних распрей коалиция распалась, и Салах Бади улетел в Турцию, где его немедленно взяли в разработку турецкие спецслужбы. Сотрудничество оказалось плодотворным, и когда летом 2018 года С. Бади вернулся в Ливию, за ним укрепилась репутация человека, которого поддерживает сам Р. Эрдоган.

Уже в августе 2018-го С. Бади приступил к реализации плана по установлению полного контроля над Триполи, причём заявил, что делать это намерен «калёным железом». Столица тогда была поделена между множеством мелких банд, и С. Бади сделал ставку на группировку «7-я бригада», сформированную в городе Тархуне. Интересно, что ПНС еще в апреле приказало её распустить, признав террористической.

«Седьмая бригада» насчитывала около четырех тысяч бойцов, а «Ас-Сумуд» – до шести тысяч, в основном из Мисураты. Всё это войско разместилось на окраине столицы, где стало готовиться к «операции по освобождению города  от экстремистов», в первую очередь от боевиков «Батальона революционеров Триполи». Эта банда входила в МВД ПНС, которое по большей части состояло из бывших членов запрещённых в РФ террористических организаций «Исламское государство»*, «Аль-Каида»* и «Джебхат ан-Нусра»*.

Вскоре начались ожесточённые бои, в которых, помимо десятков боевиков с обеих сторон, погибли 115 мирных ливийцев. Комитет Совбеза ООН по Ливии обвинил Салаха Бади в подрыве мира, стабильности и безопасности, а также нарушении прав человека. Его даже внесли в санкционный список ООН, США, Великобритания и Франция, запретив покидать страну.

Бойцы «302-го батальона» должны пройти тест – сьесть живую курицу или живого кролика

Когда в мае 2019 года силы Хафтара, развивая наступление на Триполи, установили контроль над международным аэропортом, С. Бади обьявил наступающим «джихад» и объединился с триполитанскими силами, в том числе с теми, с кем недавно воевал. Так глава «Ас-Сумуд» стал «защитником» Триполи и встал на сторону ПНС, которое ранее пытался свергнуть. Таких «революционеров», как Салах Бади, в Ливии тьма. И они погрузили страну во мглу.

Заглавное фото: longislandpress.com