Тони Блэр, «гуманитарные интервенции» в Югославии и Ираке и день сегодняшний

Типично английская история

Моложаво выглядящий 68-летний политик, певший в студенческую пору в ансамбле «Гнусные слухи» (Ugly Rumours), удостоился в начале года королевской милости. Елизавета II сделала его кавалером древнейшего и почетнейшего среди прочих Ордена Подвязки, основанного в XIV веке королем Эдвардом III, и тем самым возвела бывшего премьера Тони Блэра в рыцарское достоинство.

В числе критериев, позволяющих претендовать на приставку «сэр» к имени, помимо обязательного стажа на государственной службе и оказания услуг Её Величеству, значится: будущий рыцарь обязан был «внести конкретный вклад в жизнь общества» (contributed in a particular way to national life).

Похоже, именно масштаб и характер вклада Тони Блэра в то, как островная нация себя сегодня оценивает, побудили порядка миллиона британцев поставить подписи под петицией об отзыве титула. Автор петиции Ангус Скотт, актёр по профессии, объясняет свою инициативу тем, что Тони Блэр «нанёс невосполнимый ущерб» самой структуре и самосознанию британского общества, потому как «лично несёт ответственность за несчетное количество смертей невинных людей, гражданских лиц и военнослужащих в различных конфликтах. За одно это он должен быть привлечён к ответственности по статье военные преступления». С этого места можно подробнее…

«Гуманитарная интервенция» в Югославии

Патетика, с какой Тони Блэр, будучи второй год премьер-министром, ратовал за военное вмешательство НАТО в межэтнический конфликт в сербском крае Косово и Метохия, может быть приравнена только к цинизму, с каким Британия на протяжении веков сеяла разлад в других государствах.

Прикрывшись лукавым эвфемизмом о необходимости «гуманитарной интервенции» якобы ради спасения косоваров, Тони Блэр уламывал президента США Билла Клинтона обрушить силы НАТО на Сербию. Говорят, президент-саксофонист колебался, но соблазн доказать свое право сильного, выступающего в качестве международного жандарма, переборол сомнения американца.

Весной 1999 года Тони Блэр в своей речи в Чикаго сформулировал принцип, который, по его разумению, морально оправдывает нападение одного суверенного государства на другое суверенное государство, – принцип «либеральной интервенции» (liberal interventionism). Тогда же началась первая «гуманитарная война», создавшая для двух англосаксонских держав выгодный прецедент.

Бомбардировки натовской авиацией военных и гражданских объектов на территории Югославии, жилых кварталов, предприятий, железных дорог, в том числе и мостов через Дунай, длились 78 дней. За это время погибло 1 700 человек, не носивших военную форму, в том числе около 400 детей, а еще десять тысяч получили ранения разной степени тяжести. Натовцы, включая британских летчиков, сбросили тогда на Европу более 400 тысяч бомб, не считая запусков тысячи крылатых ракет «томагавк». Балканисты и военные аналитики называют общий вес боеприпасов, обрушенных на мирную, оболганную западной пропагандой страну: 22 тысячи тонн!

Когда вырос список погибших некомбатантов, стало сложно оправдывать смерть гражданских лиц и разъяснять, почему в натовских документах это именуется collateral damage (побочный урон). Как записал 2 апреля в своем дневнике Алистер Кэмпбелл, тогдашний пресс-секретаря Тони Блэра, «мы проигрываем сербам пропагандистскую войну». По утверждению Кэмпбелла, Блэр говорил по телефону с Биллом Клинтоном, критикуя «робость» военной стратегии, и настаивал, чтобы было громко объявлено об эскалации боевых действий против сербов.

Самым страшным примером этой бесчеловечной бойни стало использование западными налётчиками боеголовок с обедненным ураном. Подсчитано, что его количества хватило бы для создания 170 атомных бомб, сопоставимых с той, которой американцы испепелили жителей Хиросимы в 1945-м. Одним из последствий применения обедненного урана явился рост онкологических заболеваний у сербских детей. Рак «чаще всего фиксируется у детей, чьи родители появились на свет около 1990 года», заявил в мае 2018 года, открывая Онкологический институт, президент Сербии Александар Вучич.

«Гуманитарная интервенция» Тони Блэра против Югославии стала поворотным механизмом при выстраивании новых международных отношений в эпоху после холодной войны. Агрессия НАТО против Югославии нарушила 2-ю статью Устава ООН о недопустимости применения силы или её угрозы в разрешении международных конфликтов. А заодно статьи 24, 34, 42 и 48, закрепляющие исключительное право Совбеза ООН на принятие решений о применении силы в ситуациях, грозящих миру и стабильности. Более того, НАТО изменила собственному Уставу, где допускается вступать в войну только в оборонительных целях и только в виде помощи кому-нибудь из своих членов, подвергшихся нападению.

Может ли виновник онкологических заболеваний у сербских детей быть титулован «рыцарем»? Вопрос, не требующий ответа.

Британский след в иракском месиве

Бывший глава международных инспекторов в Ираке Ханс Бликс в интервью британской газете «Индепендент он Санди» в свое время объявил, что Тони Блэр допустил «фундаментальную ошибку», утверждая, что режим Саддама Хусейна способен осуществить доставку (на Британские острова?) оружия массового уничтожения (ОМУ) за 45 минут. Для не расставшихся с имперскими рефлексами парламентариями в Вестминстерском дворце, как тори, так и лейбористами, предлагаемый шанс поставить под контроль иракскую нефть смотрелся убедительно.

Речь Блэра была сродни пробирке с белым порошком, которую подымал в здании ООН Колин Пауэлл, тогдашний госсекретарь США, утверждая, что в ней содержатся споры «сибирской язвы», которой «багдадский бык» готов травить вскормивших его режим американцев.

Позднее, когда в палате общин потребовали отчёта, какие у премьера наличествовали свидетельства обладания иракским диктатором ОМУ, Блэр ссылался, как обычно, на засекреченные данные разведки и уходил в глухую оборону. «Я должен признать, что мы не нашли его (ОМУ), и теперь можем уже никогда не найти». Однако поскольку Саддам Хусейн отбился от рук и превратился для Вашингтона и Лондона в отверженного, он был приговорён к уничтожению. Как выразился Тони Блэр, «если это означает смену режима, значит так должно быть».

Эрик Хашер, бывший американский разведчик, ведущий аналитик, занимавшийся Балканами в 1992-1996 годах, объяснил, почему в тот момент авантюра с вторжением в Ирак выглядела привлекательно для неоконов (неоконсерваторов). Сверхзадачей было не столько физическое уничтожение багдадского правителя, сколько захват нефтеносных месторождений. Шеф Пентагона Дональд Рамсфельд прямым текстом заявлял, что таким образом они смогут оплатить все издержки вторжения и войны, напоминает Эрик Хашер.

Хашер предлагает поместить вторжение в Ирак в контекст «Нового американского века» (Project for a New American Century, PNAC), одноимённой организации, созданной Уильямом Кристолом и Робертом Каганом. Предназначением PNAC было «продвижение американского глобального лидерства».

После высокотехнологичного разрушения башен-близнецов в сентябре 2001 года глобалисты из PNAC наказали президенту США Джорджу Бушу предпринять «решительные меры для устранения Саддама Хусейна от власти в Ираке». Как пишет бывший разведчик Хашер, главная задача неоконов состояла в том, чтобы «установить неоспоримую американскую мировую экономическую и военную гегемонию, которая продлилась бы на протяжении всего 21 века» (their purpose was to establish an unchallengeable American world-wide economic and military hegemony that would last throughout the 21st century).

Итог американо-британской агрессии во имя «мировой экономической и военной гегемонии» таков, что с марта 2003-го и до середины 2006 года умерли насильственной смертью 151 тысяча не имевших в руках оружия иракцев (гражданских лиц).

Может ли соучастник уничтожения мирных жителей быть титулован «рыцарем»? Вопрос, не требующий ответа.

Бэмби с острыми клыками

На заре политической карьеры у Тони Блэра появилась кличка мультяшного оленёнка Бэмби, и политтехнологи удачно эксплуатировали этот образ. Как следствие, Блэр в возрасте всего 41 года, успев 11 лет побыть депутатом палаты общин, стал самым молодым в истории лидером Лейбористской партии и затем дважды переизбирался.

Блэр исповедовал зачистку антизападных режимов по всему миру, за что его окрестили «пуделем Белого дома». Не случайно Дэниел Уокер, компьютерный программист, оставил такой пост о нем на форуме одной из британских газет: «Он был довольно воинственным парнем и, казалось, чувствовал необходимость использовать британскую дубинку в мировых делах. Он вводил британские войска в бой в общей сложности пять раз (больше, чем любой премьер-министр до или после)».

В конечном счете это ему прощалось, но до момента, пока репутационные издержки и отсутствие материально-финансовых выгод от заморских авантюр не стали перевешивать дивиденды от войны. Расследование политики Британии по отношению к Ираку с 2001 по 2009 год, проводившееся под руководством сэра Джона Чилкота, расставило точки над “i” в отношении аморальности очередной «гуманитарной интервенции» англосаксонского Запада.

Вот ключевые тезисы доклада сэра Чилкота: «Великобритания решила присоединиться к вторжению в Ирак до того, как все мирные варианты разоружения были исчерпаны. Военные действия в то время не были последним средством... Вывод о серьёзности угрозы, создаваемой иракским ОМУ, был представлен с уверенностью, которая не была оправдана... Разведка не установила вне всяких сомнений, что Саддам Хусейн продолжал производить химическое и биологическое оружие».

Наконец, указывают авторы доклада Чилкота, «британское правительство утверждало, что действует от имени международного сообщества, чтобы подкрепить авторитет Совета Безопасности ООН, но при этом ему было известно, что большинство против военных действий».

Доклад сэра Джона Чилкота объёмом в пять раз больше «Войны и мира», потребовавший семи лет кропотливого исследования документов и допросов причастных к авантюре лиц, оказался обвинительным приговором для Тони Блэра. Тем не менее вот уже второй месяц он имеет право именоваться «сэр Тони» и ссылаться на свое рыцарское достоинство. Как показала популярность петиции за отзыв титула, не все с этим готовы согласиться. Однако дело бесперспективное: Орден Подвязки вручается королевой в качестве личного дара и не может быть отозван.

Мораль этой типично английской истории проста. В Британии имперские рефлексы, агрессия, ущемление чужих интересов, в том числе прав человека, включая право на жизнь, не могут быть осуждены публично. Это может создать пагубный прецедент. Ведь на повестке дня новые сверхзадачи: расшевелить фронду в Гонконге, чтоб уязвить Китай и по возможности втравить в войну с ним США; создать ось Лондон – Варшава – Киев, чтобы добавить головной боли Германии и Франции; подогреть гражданский конфликт на Украине, чтобы это ударило по России.

Сейчас бывший британский премьер с опытом «гуманитарных интервенций» в Сербии и Ираке пригодился бы. Впрочем, возможны варианты. Ведь «сэр Тони» – не только конкретный человек. Это типаж, архетип, явление.

Фото: stolitsa.ee