header
Клаус Шваб
"75108"
Размер шрифта:
| 04.07.2022 Политика  | Экономика 
8114
4.91
5
1
43
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.91
logo

Вода как инструмент «новой нормальности» по Швабу

О потенциальных вооруженных конфликтах, предлогами для разжигания которых станет доступ к водным ресурсам

https://t.me/fsk_today

В конце июня во франкоязычном сегменте Интернета появилось ошеломляющее видео, где генеральный директор Nestlé Питер Брабек-Летмат утверждает, что вода не является правом человека и должна быть приватизирована и контролироваться элитой. П. Брабек-Летмат, являющийся председателем одной из ведущих глобальных корпораций и крупнейшего производителя продуктов питания в мире, считает, что ТНК должны владеть всей водой на планете. Никто больше не должен иметь свободного и бесплатного доступа к этой жизненно важной жидкости.

К заявлению главы Nestlé, особенно в контексте проектируемого «хозяевами дискурса» голода 2022-2023 годов, стоит прислушаться очень внимательно.

О том, что к 2030 году проблема питьевой воды может стать самой важной для человечества, говорится с высоких трибун в России и мире не первый десяток лет. По утверждению ОЭСР, к 2030 году 47% людей будут жить в зонах с дефицитом водных ресурсов. Согласно докладу американского разведсообщества, к 2040-му, водные ресурсы земли истощатся настолько, что человечество будет испытывать острую нехватку питьевой воды. Совет безопасности России предупредил о вероятности войн за пресную воду еще десять лет назад. Уже тогда глава Совбеза Н. Патрушев акцентировал внимание на том, что «вода, которой так богата Россия, является одним из главных резервов повышения ее конкурентоспособности на мировой арене и обеспечения национальных интересов. Для этого требуется выработать и рассчитанные на длительную перспективу меры по защите этого национального богатства».

О значимости воды для мирового сообщества достаточно сказать, что из всех запасов воды на Земле доступная пресная вода составляет менее 1%. При этом общий ее объем на нашей планете за время существования человечества не вырос, а население Земли уже приблизилось к 8 млрд.

Сегодня на планете львиную долю пресной воды «безвозвратно» потребляют и расходуют не сами люди (в процессе пищи, быту и т. д.), а сельское хозяйство (ирригация) и промышленность. Параллельно прогрессирует загрязнение воды, почвенных и подпочвенных слоёв литосферы от деятельности человека. Конечно, можно «добывать» воду со всё больших глубин, опреснять морскую, применять новые методы очистки, но всё это влечет немалые затраты. Ситуация с водой очень напоминает положение с энергоресурсами: потребление растёт, месторождения истощаются, растет стоимость добычи и себестоимость пригодного к употреблению продукта…

Исследователи вроде эксперта белорусского правительственного издания «Рэспублiка» Юрия Кравцова в начале 2000-х гг. с уверенностью констатировали, что доля чистой питьевой воды на планете неуклонно снижается и тенденция усиливается. По данным ООН, за последние полвека в пересчете на 1 человека доля питьевой воды уменьшилась более чем на 60%. В течение следующих 25 лет прогнозируется уменьшение еще вдвое. Более 80 стран мира (свыше 2 млрд. человек) испытывали недостаток пресной воды уже в начале XXI века. А ведь если без еды человек может жить недели, то без воды – считаные дни!

Ещё до того как проектируемый ныне по кальке «эпидемии короновируса» голод превратился в очередной инструмент формирования «новой нормальности» в духе Шваба, Брабек-Летмата и им подобных, многие конфликты и соглашения были обусловлены желанием некоторых стран «перераспределить» водные ресурсы в свою пользу – зачастую за счет соседей.

Характерный пример – рукотворная водная блокада проамериканским режимом Грузии столицы Южной Осетии, имевшая место задолго до событий августа 2008 года. Нехватка питьевой воды в 30-градусную жару стала тяжким испытанием для жителей Цхинвала, особенно детей и стариков. При этом грузинская сторона не пропускала ремонтников к проходившей с гор через контролируемые ею районы трубе, выдвигая неприемлемые для Южной Осетии политические требования.

С 2012 года о «водных войнах» заговорили в США. Это произошло сразу после того, как страна пережила сильнейшую засуху — сильнейшую за предыдущие полвека. Тогда в центре самых крупных споров за право на воду с соседями оказался после трёх лет засухи штат Техас, который начал судебную тяжбу против Нью-Мехико. В январе 2013 г. иск поступил в Верховный суд США. Речь в нём идёт о нежелании штата предоставить воду Рио-Гранде из водохранилища Elephant Butte.

Множество подобных примеров уже превращают в пороховую бочку планеты Ближний Восток. Например, Израиль, Иордания и Палестинская автономия очень сильно зависят от вод реки Иордан. Основной сток этой реки контролирует Израиль. Эта страна ввела ограничения на потребление воды палестинцами, что является одной из главных проблем «процесса ближневосточного урегулирования», дополнительно обостряя отношения между арабами и евреями.

Схожие проблемы возникают у Сирии и Ливана с Израилем и Турцией. Турки, контролирующие верхнее течение реки Евфрат, хотят строить плотину, что ведет к сокращению объемов воды, достигающей сирийской территории. В то же время сирийцы еще в прошлом веке соорудили на Евфрате плотину, которая испортила отношения между Дамаском и Багдадом (Ирак также сильно зависит от вод этой реки). Кроме того, Сирия требует от Израиля водоносные Голанские высоты (даже на условиях полной демилитаризации) и выхода к береговой линии Тивериадского озера с правом на долю в его водных ресурсах.

Интересный пример «принудительного водяного перемирия» в Афганистане 1988-89 годов описан очевидцем событий. Тогда под контролем советских войск находились 4 скважины – главные источники воды в Кабуле. После очередного обстрела со стороны душманских формирований скважины закрыли «на профилактику». На улице температура за 40 градусов… Уже через несколько часов пришли старейшины для переговоров с нашими военными. В результате мирным путём был достигнут компромисс, и обстрелы почти прекратились...

Вода напрямую и очень тесно связана с другим жизненно важным для каждого человека ресурсом – продовольствием. Ведь сельское хозяйство потребляет около 70% ежегодно получаемой людьми пресной воды! А почти 99% пищи люди получают от всего, что выращено на земле. В настоящее время под сельскохозяйственные угодья, леса и поселения занято уже более 95% земли, пригодной для обитания на планете. В докладах Всемирного банка об экологических угрозах мировому производству продовольствия говорится, что его подвергают риску сельскохозяйственные методы, вызывающие деградацию почв, иссушение водоносных слоев, загрязнение водоёмов и гибель биологических видов.

Одно из следствий этого – сельскохозяйственным угодьям становится трудно прокормить растущее население Земли.

При этом значение пресной воды многократно возрастает в засушливых регионах. Например, крайне проблематичной в плане обеспечения водой является Африка. По данным Всемирного банка, в Африке уже более 300 млн. человек лишены доступа к чистой воде. И климатические изменения лишь усугубляют плачевную ситуацию. По мнению министра обороны Великобритании (приводившего в свое время в качестве примера конфликт между Суданом и Чадом), эти изменения должны волновать не только географов или демографов, но также политиков и соответствующие международные организации.

Британское министерство обороны еще в начале XXI века сообщало, что в ближайшие десятилетия резко повысится вероятность войн, важнейшей причиной которых станет пресная вода, споры из-за которой разгораются (точнее поджигаются) почти на всех континентах. Среди потенциальных «горячих точек» выделяют: Йемен (в Сане острая нехватка воды может наступить к 2025 году); несходство интересов «верхних» и «нижних» стран Центральной Азии на трансграничных водных артериях – Амударье и Сырдарье, – грозящее вылиться в межгосударственный конфликт; контролируемая Израилем река Иордан, а также реки Евфрат (Турция – Сирия), Нил (Египет – Эфиопия), Окаванго (Ангола – Намибия), Вольта (Буркина-Фасо – Гана), Брахмапутра (Китай – Индия), Меконг (Таиланд/Лаос/Вьетнам/Камбоджа/Китай), Ганг (Бангладеш – Индия)…

Судя по заявлениям первых лиц «продовольственных» монополистов планеты и тенденциям, связанным с организацией голода и управлением им по модели «пандемии коронавируса», уже в ближайшем будущем эти проблемы могут перерасти в вооруженные конфликты, предлогами для разжигания которых станет доступ к водным ресурсам.

Фото: REUTERS/Denis Balibouse

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.