С.Ф. Шарапов об экономике без головы

https://t.me/fsk_today

Я уже не первый раз пишу о русском экономисте и общественном деятеле Сергее Федоровиче Шарапове (1855-1911). Его мысли о правильном устройстве хозяйственной жизни в России сегодня звучат не менее актуально, чем в конце XIX – начале XX вв. Серьезнейшим тормозом экономического развития дореволюционной России была бюрократия, засевшая в государственном аппарате. Сергей Шарапов подвергал ее резкой критике за неповоротливость, непрофессионализм, отсутствие патриотизма, оторванность от народа, коррумпированность…

Как же всё это похоже на чиновничество демократической России!

Шарапов смело нападает на бюрократию, требуя заменить ее народным самоуправлением и земством: «Бюрократия отжила свой век, опозорила и разорила Россию и вызвала к себе такую ненависть, с которой нам с вами не справиться. Нужно вступать на иной путь. Иной, кроме Царской и Самодержавной, верховной власти в России быть не может. Но под нее нужно подвести совсем иной фундамент. Этот фундамент – широкое самоуправление, которое должно всецело заменить бюрократию. Все будущее России – в земстве, поставленном как первооснова государственного здания».

О необходимости наведения порядка в государственном управлении народным хозяйством России говорили во времена С. Шарапова многие русские патриоты. Так, генерал А.Д. Нечволодов в своей работе «От разорения к достатку» (1906) обращает внимание на недостаток самоуправления в сфере промышленности и сельского хозяйства, зависимости местного товаропроизводителя от двух враждебных ему сил – столичной бюрократии и банкиров-ростовщиков. Реорганизация государственного управления и переход к дешевым бумажным деньгам (от дорогих золотых денег) приведет, по мнению генерала, к возрождению хозяйственной жизни на местах: «Таким образом, только при помощи бумажных денег, мы можем возродить все виды нашего народного хозяйства в гармоничном взаимодействии и заменить политику экономической централизации, приведшую страну к стольким бедствиям, политикой самого широкого создания мелких экономических центров. Этим, вместе с тем, разрешится наиболее целесообразным образом … вопрос об условиях промышленного самоуправления».

В романе С. Шарапова «Диктатор» генерал Иванов (главный герой, которому царь поручил выполнять функции диктатора) в ходе разговора о реорганизации денежного и финансового хозяйства страны спрашивает своего министра финансов Соколова (через которого Сергей Федорович выражает собственные мысли) о том, какова роль земств в управлении этим хозяйством. Соколов отвечает: «Очень просто. Области посылают своих специальных выборных в соответствующие советы. Таким образом, составляется совет Государственного Банка, Совет государственных предприятий, Финансовый совет у меня. Это для управления. А для экономического законодательства составьте из представителей областей выборный Народнохозяйственный Совет, параллельный Государственному Совету по вашей схеме. Нужно только строго соблюдать правило, чтобы в эти советы попадали люди с соответственным служебным цензом, а не «ораторы» и не присяжные поверенные».

Ещё в начале своей журналистской деятельности Шарапов обращал внимание на то, что, несмотря на обилие в столичном граде Петербурге различных министерств, канцелярий и департаментов, согласия между ними нет. А есть сплошная неразбериха, в которой разобраться даже опытным бюрократам невозможно. Не говоря уже о «провинциалах» (промышленниках, земледельцах и торговцах), которые по наивности обращались за помощью к столичным властям. В результате народное хозяйство оказалось «ребёнком без глазу у семи нянек». В работе «Что нужно прежде всего для нашего экономического возрождения?» (1885) Шарапов пишет:

«В государственном механизме России не хватает малого: нет органа, которого прямой задачей являлась бы забота о народном хозяйстве, руководство народным трудом, защита национально-экономических интересов! Вести народное хозяйство, иметь ясный план русской промышленной деятельности, поднимать голос за русский национальный интерес – попросту оказывается некому, даже при том непомерном изобилии ведомств и начальств, которым поистине болеет Россия».

Для наведения порядка в государственном управлении и преодоления хозяйственной разрухи в России периодически проводились кадровые перестановки и обновления. По мнению Шарапова, это необходимое, но не достаточное условие радикального повышения эффективности государственного управления народным хозяйством: «Даже в том случае, если будут призваны к правительственной деятельности люди с живым знанием России и русских экономических условий, эти люди запутаются в неизбежных противоречиях, будут поглощены обилием канцелярского дела, станут естественным образом такими же бюрократами, как и их самые талантливые предшественники». Первое и очевидное, что, по мнению Шарапова, необходимо сделать, – создать ведомство, которое бы отвечало целиком за народное хозяйство: «Необходимо поэтому учреждение специального министерства, которое сосредоточивало бы в своих руках все отрасли народного хозяйства, ведало бы все дела по поднятию земледельческой, обрабатывающей и торговой промышленности страны».

К сожалению, идея создания специального ведомства, которое сосредоточивало бы в своих руках управление всем народным хозяйством (своеобразного супер-министерства) до революции так и не была реализована. Это также одна из причин (может быть, не самых главных) того, что произошло с Россией через несколько лет после смерти Шарапова. Впрочем, он об этом предупреждал еще в 1885 году (за 32 года до событий 1917 года): «При отсутствии специального органа, ведающего все отрасли народного хозяйства, живая народная жизнь и народный труд будут вечно и неизменно оставаться в пренебрежении, в политике и мероприятиях государства будут одни случайности, борьба и противоречия, и те беды, которые переживает теперь русская земледельческая и обрабатывающая промышленность, из формы кризиса легко перейдут в форму экономической катастрофы».

В конце жизни в докладе «Финансовое возрождение России» (1908) Шарапов вновь возвращается к теме централизованного и скоординированного управления национальным хозяйством. По мнению Шарапова, требуется по крайней мере следующий набор министерств и ведомств: 1. Министерство финансов; 2. Министерство торговли и промышленности; 3. Министерство государственных предприятий (или государственного хозяйства); 4. Министерство народного кредита (Государственный банк); 5. Министерство земледелия. На момент, когда Шарапов писал доклад «Финансовое возрождение России», существовало лишь четыре ведомства, а министерства государственных предприятий не было. Шарапов отмечает: «Группа этих пяти ведомств нуждается, очевидно, в более тесном объединении, чем представляет наш высший государственный аппарат в виде Сената, Совета Министров, Государственной Думы и Государственного Совета. Жизненные интересы страны, ведаемые сетью экономических учреждений, слишком важны и слишком своеобразны, чтобы довольствоваться общим наблюдением и руководством сверху, не говоря уже про законодательство посредством случайного состава Думы. Малейшая несогласованность в частях единой экономической политики государства, и вся хозяйственная жизнь страны пойдет вкривь и вкось. С другой стороны, эта область лишь косвенно соприкасается с остальными частями государственного законодательства и управления, полицией, судом, просвещением и пр.».

И Сергей Фёдорович предлагает создать специальный высший координирующий институт, который бы дирижировал всеми государственными институтами, так или иначе управляющими народным хозяйством: «Наилучшим, объединяющим звеном в административном отношении был бы параллельный нынешнему Совету Министров Хозяйственный совет под председательством выдающегося экономиста, состоящий из глав и представителей, входящих в группу ведомств, чинов Государственного контроля и лиц, особо назначенных Верховной Властью из числа известных русских экономистов и финансистов. Задача этого учреждения — согласовать и проверять неослабно деятельность ведомств, устранять все разногласия и давать компетентное руководство по каждому представляющемуся вопросу». Экономика – единый организм, у него должен быть один хозяин, который выполняет функции и няньки, и врача, и строгого родителя.

Отдадим должное большевикам: после прихода к власти они быстро поняли, что без единого экономического ведомства в стране начнется хозяйственный хаос, и они не удержат власть. И в декабре 1917 года такое ведомство было учреждено: это был Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). Обратим внимание: название похоже на то, которое предлагал Шарапов (Хозяйственный совет). Основная функция ВСНХ – организация и управление всем народным хозяйством и финансами, руководство отраслевыми ведомствами.

Другим центральным экономическим ведомством был Госплан СССР. Он был создан в 1923 году. Его полное первоначальное название – Государственная Комиссия СССР по планированию при Совете Труда и Обороны. Сначала Госплан был высшим экспертным и научно-координационным центром в области экономики. Позднее (после упразднения в 1932 году ВСНХ) приобрёл статус главного ведомства по управлению и планированию народным хозяйством, осуществлял координацию деятельности всех министерств и ведомств финансово-экономического блока. Госплан СССР имел свои филиалы во всех союзных республиках, где они координировали деятельность республиканских министерств и ведомств. Госплан СССР просуществовал до конца советского периода нашей истории.

Сегодня в Российской Федерации экономика опять оказалась без головы. Между министерствами и ведомствами финансово-экономического блока координация отсутствует, каждое ведомство представляет собой удельное княжество, в руководстве страны (как и во времена Шарапова) царит атмосфера «экономического либерализма». А Шарапов предупреждал в 1885 году: «Те беды, которые переживает теперь русская земледельческая и обрабатывающая промышленность, из формы кризиса легко перейдут в форму экономической катастрофы».

И ещё одна интересная мысль Шарапова по усовершенствованию управления национальным хозяйством: о необходимости особого подхода к разработке законодательства в сфере экономики и финансов.

В «Финансовом возрождении России» Шарапов отмечает: «Для законодательства в экономической и финансовой области нынешние законодательные учреждения, Государственный Совет и Государственная Дума и недостаточны, и едва ли соответственны. Экономическое законодательство требует, прежде всего, абсолютной беспартийности и весьма больших специальных познаний… именно здесь парламентарного типа учреждения особенно непригодны. Если желать серьезного экономического законодательства и серьезного контроля над деятельностью ведомств, нет иного средства, как образование специальных учреждений из выборных от земств как представителей элемента земледельческого и городов, и торгово-промышленных учреждений как представителей элемента коммерческого на основании серьезного служебного ценза, определяющего работоспособность членов будущей коллегии. В этом деле не может быть места никаким случайностям. И если случайности бюрократического характера, вроде полновластного 11-летнего хозяйничанья совершенно невежественного и беспринципного человека, привели Россию к страшному современному положению (Шарапов имеет в виду деятельность С.Ю. Витте на посту министра финансов. – В.К.), то случайности парламентарные в виде законодательства так называемых лучших людей, высланных политической улицей, могут привести нашу Родину к самым тяжким катастрофам».

Шарапов считает, что предлагаемый им Хозяйственный совет должен быть не только исполнительной, но отчасти законодательной властью, участвуя в подготовке законопроектов экономического и финансового характера: «Здесь же (в Хозяйственном совете. – В.К.) должны предварительно обсуждаться и согласовываться все законопроекты, ранее внесенные в законодательном порядке».

Сегодня Государственная Дума вырабатывает и принимает кучу различных законов по экономике и финансам. Законы эти несут на себе отпечаток партийных пристрастий, лукавства, шкурных интересов депутатов, лоббирующих интересы тех или иных олигархов, отражают низкий профессионализм, а порой и откровенное невежество «народных избранников». Депутаты привыкли к политической деятельности, выборным и рекламным кампаниям, лоббированию; в содержание большинства экономических законов они не вникают, порой даже не понимают, о чем речь.

Как всё это похоже на деятельность Думы времен Сергея Шарапова!

Коллаж: Финобзор