Польша выдвигает территориальные претензии к Чехии

В ближайшее время правительство Польши предъявит территориальные претензии к соседней Чехии, пишет польская газета Rzezcpospolita со ссылкой на депутата сейма от правящей партии «Право и справедливость» Ярослава Краевского.

Речь идёт о землях, которые хочет получить Польша в качестве компенсации за невыгодную для неё корректировку границ с Чехословакией в 1950-х годах. Тогда чехам отошли 1206 га польской территории, а взамен полякам передали 837 га чешских земель. Теперь Варшава хочет вернуть недостающие 368 га.

С 1992 года проблемой занималась Польско-чешская пограничная комиссия, а в 2005 году Прага предлагала полякам денежную компенсацию за упомянутые территории, но Варшава от выплат отказалась. В 2021 году премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в письме чешскому коллеге настаивал на возвращении к переговорам по решению вопроса об этом долге, но ответ Праги был уклончивым.

«До сегодняшнего дня Чешская Республика не рассчиталась с Республикой Польша за этот несанкционированный территориальный избыток», – цитирует польское издание Краевского.

Идею потребовать у Чехии земли раскритиковал депутат Европарламента от партии «Гражданская платформа» (оппозиционная в самой Польше), бывший мэр силезского города Тешин Ян Ольбрихт. По его мнению, в условиях конфликта на Украине территориальные споры с соседями являются несвоевременными.

Приверженец территориальных притязаний к Чехии Краевский парирует, заявляя, что для удовлетворения территориальных требований «никогда не будет подходящего времени», но Польша не может ждать решения чехов ещё 200 лет. Перед Прагой необходимо поставить жёсткие сроки для предоставления списка возвращаемых земельных участков, настаивает политик.

В польском МИД тоже настроены «по-боевому».

«Польская сторона будет последовательно добиваться того, чтобы этот вопрос стал предметом дальнейших переговоров с чешской стороной для согласования списка земель, а затем и переговоров по международному соглашению, которое составило бы правовую основу для передачи земель Республике Польша», – приводит Rzezcpospolita слова заместителя главы внешнеполитического ведомства республики Петра Вавжика. Дипломат отметил, что в решении территориального вопроса правительство Польши рассчитывает на поддержку своих усилий со стороны сейма.

Различные требования и претензии Польша выдвигает и к другим сопредельным государствам. Так, недавно польское правительство объявило о планах добиться от Германии репараций в размере 1,3 триллиона долл. за оккупацию страны в годы Второй мировой войны.

Польша традиционно считает своей исключительной зоной влияния земли Западной Украины и Белоруссии, которые одно время входили в состав польского государства. После начала российской спецоперации на Украине Варшава, по данным Службы внешней разведки РФ, прорабатывала вариант военной оккупации западных областей Украины под видом миротворческой операции. С новой силой в Польше заговорили о реституции собственности в «незалежной». Поляки уже подали в украинские суды свыше 1,5 тысячи исков о компенсациях или возвращении недвижимости своих предков на Западной Украине, насильно выселенных оттуда в годы Второй мировой войны.

Отдельные польские политики и отставные военные выдвигают даже претензии на Калининградскую область России. Один из них, экс-командующий Сухопутными войсками Польши генерал Вальдемар Скшипчак в марте заявил: «Стоит упомянуть о Калининградской области, которая, на мой взгляд, является частью территории Польши. Мы имеем право претендовать на эту территорию, которую Россия оккупирует».

Рост территориальных аппетитов Польши сопровождается беспрецедентной милитаризацией этой страны. Поляки закупают гигантские объёмы новых западных вооружений и задались целью создать самую многочисленную среди европейских членов НАТО армию численностью до 300 тыс. человек. При этом воевать «гиена Европы» готовится именно с Россией. Заместитель министра обороны Польши Марцин Оцепа так и говорит: «Существует серьёзный риск войны с Россией, с которым мы ещё столкнёмся в период от трёх до 10 лет. Это время мы должны использовать для максимального перевооружения польской армии».  

Соб. корр. ФСК