Мобильная версия Сегодня: 31.05.2016 Обновлено в 18:42 | Выберите дату
 
 
на главную страницу карта сайта написать письмо
В избранное RSS


ЭЛЕКТРОННОЕ ИЗДАНИЕ
О Нас
Авторы
Контакты
    Украина. «Чёрный лебедь» нашей Победы  
    О борьбе националистов Казахстана с...  
    Польше не нужны русские солдаты, лежащие в...  
  ГЛАВНАЯ ПОЛИТИКА ЭКОНОМИКА ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА АВТОРСКАЯ КОЛОНКА  
 
 
 
ВЫБЕРИТЕ РЕГИОН

Get Adobe Flash player

 
 
 
НОВОСТИ
 
 
Россия требует, чтобы Турция вывела свои войска из Ирака...

Москва не оставит без ответа наращивание присутствия НАТО на границе с Россией...

Путин назвал перспективной идею единого информационного пространства ЕАЭС...

Газпром: Долг Белоруссии за газ превысил 200 млн долларов...

Этнолингвистический отбор: В Латвии готовы с осени запретить русские имена...

Bloomberg узнало, почему США 41 год скрывали сумму долга перед саудитами...

Путин призвал страны ЕАЭС подключиться к импортозамещению...

Необходимость позитивных перемен в Армении давно назрела - мнение...

Западные СМИ - о внутриполитических трансформациях в Турции...

Конференция ОБСЕ по противодействию терроризму стартовала в Берлине...

НАТО не вернется к прежним отношениям с Россией, заявили в Варшаве...

США утратили лидерство в рейтинге конкурентоспособности экономик IMD...

Контроль над украинскими АЭС перехватывает сомнительная компания...

Путин проведет переговоры с Назарбаевым в Астане...

Новый полигон в Крыму будет иметь многофункциональный характер...

все новости
 
 
 
 
Соц. сети
 
 



 
 
 
вернуться версия для печати
 
ПОЛИТИКА

В тисках турбулентности

Елена ПОНОМАРЁВА | 20.01.2012 | 09:40
 

«Мир вступил в полосу глубоких преобразований, геополитический ландшафт меняется радикально. Эти перемены сопровождаются возросшей турбулентностью на глобальном и региональном уровнях» (1). Такими словами 18 января 2012 г. в конференц-зале МИД России министр иностранных дел РФ С.В. Лавров начал пресс-конференцию по итогам 2011 года. 

Будучи плотно включенной в мировой политический процесс, эту турбулентность вместе с миром переживает и Россия.  

В переломные, знаковые моменты истории именно внешнеполитический императив определял развитие России на десятилетия вперед. В этом смысле пресс-конференция главы российской дипломатии – событие особого ряда. Значение, которое имеет выступление министра для мировой политики, можно определить, в частности, по рекордному количеству присутствовавших на пресс-конференции журналистов. Как сообщили в министерстве, освещать выступление и ответы министра аккредитовались свыше 300 журналистов из 160 зарубежных и российских СМИ, а он-лайн трансляция велась на сайте МИДа на русском, английском и французском языках.

Одним из приоритетных для российской внешней политики был и остается далеко не теоретический вопрос: «Как в условиях глобализации и активного наступления на принципы национального суверенитета, цементировавшие и обеспечивавшие в течение многих десятилетий мировой порядок как порядок, сохранить и укрепить государственность, а значит не допустить эскалации новой войны и общемирового хаоса?» Россия предлагает свой ответ, который, правда, многих не устраивает и понятно почему. 

В 2004 г. в своей программной статье в журнале «Россия в глобальной политике» С. Лавров писал, что наша страна выступает за прекращение любых попыток «под флагом «защиты демократии» грубо вмешиваться во внутренние дела других стран, оказывать на них политическое давление, навязывать двойные стандарты в оценке избирательных процессов, состояния гражданских прав и свобод. Те, кто прибегает к подобной практике, должны отдавать себе отчет в том, что это лишь дискредитирует демократические ценности, превращая их, по сути, в разменную монету для достижения корыстных геостратегических ценностей» (2). Эти слова нисколько не потеряли своей актуальности сегодня. «Корыстные геостратегические интересы» очевидны за событиями в Тунисе, Египте, Ливии и Сирии, за кулисами т.н. «арабской весны». Они имеют свое проявление в экономическом кризисе еврозоны, в продолжающемся расширении НАТО, в невозможности достичь договоренности по ПРО и целому ряду других вопросов. 

Однако именно арабская тематика стала доминирующей в вопросах, которые журналисты задавали министру в этот раз. И это закономерно. От разрешения сирийского и иранского кризисов зависит не только региональная ситуация, но может быть обрушена вся плохая или хорошая, но пока все же предсказуемая мировая система. Осознавая колоссальную ответственность за будущее стран и народов, Россия занимает в этих вопросах однозначно жесткую позицию. Предваряя вопросы журналистов, во вступительном слове министр сразу отметил, что «Россия решительно выступает против любого насилия в отношении гражданского населения, но не менее решительно – против вооруженного вмешательства внешних сил в поддержку одной из сторон во внутренних конфликтах, против легкого обращения с теми мандатами, которые выдает в кризисных ситуациях Совет Безопасности ООН. В этой связи считаем неприемлемыми попытки распространения «ливийского прецедента» на другие конфликты»

Отвечая на вопросы о ситуации вокруг Сирии, С. Лавров неустанно подчеркивал исключительно миролюбивый и одновременно правовой характер позиции России «о недопустимости внешнего вооруженного вмешательства» как в Сирии, так и в Иране. «В отличие от ливийской ситуации, Дамаск не применяет авиацию против мирного населения». Одновременно наша страна резко выступает против «альтернативных» идей, когда в Сирию направляются т.н. «гуманитарные конвои» с целью спровоцировать реакцию правительственных сил и пограничников, а также создать впечатление гуманитарной катастрофы в стране. Неприемлемым и контрпродуктивным является также с российской точки зрения поставка оружия для боевиков и экстремистов, которые пытаются использовать протесты для силового захвата власти в некоторых районах городов САР. 

Важно помнить, что Россия не просто оценивает ту или иную ситуацию. Наша страна предлагает конкретные методы по разрешению конфликтных ситуаций. Так, в сентябре 2011 г. Россия и Китай внесли в ООН совместный проект резолюции по Сирии, который был обновлен с учетом меняющейся обстановки. Этот документ нацелен на то, чтобы, «во-первых, прекратить насилие, откуда бы оно ни исходило. Во-вторых, на то, чтобы влияние в этом направлении оказывалось на всех участников конфликта: и на власти, и на вооруженную оппозицию. В-третьих, на то, чтобы политическая оппозиция, мирные демонстранты четко отмежевались от экстремистов... В-четвертых, на поддержание миссии ЛАГ…в-пятых, проект предлагает незамедлительно начать национальный диалог с участием всех сирийских групп». Кроме того, в российском проекте содержится еще одно важнейшее положение, напрямую вытекающее из «ливийского опыта»: ничто в резолюции «не может быть интерпретировано, как разрешающее применение силы против Сирии кем бы то ни было».

Вряд ли кто может оспорить миротворческий характер российских инициатив. Единственное, что мешает их принятию рядом западных государств – это невозможность в случае принятия такой резолюции открыто вмешиваться во внутренние дела Сирии, применять силу или угрозы силы для решения споров. Вывод в такой ситуации логически прост – западные страны и, прежде всего, США заинтересованы в уничтожении суверенности Сирии, в попрании права народов самим решать свою судьбу. Такие устремления, которые распространяются и на Иран, сдерживаются согласованной позицией России, Китая и других стран БРИКС. Как сказал С. Лавров, никаких полномочий инициаторы силового решения от Совета Безопасности ООН не получат. 

* * *

Прошлый год вошел в историю как год трагедий и катастроф. Однако последствия даже таких тяжелейших природных катаклизмов, как землетрясения, цунами и наводнения, меркнут в сравнении с рукотворными трагедиями. В их ряду инспирированные «цветные революции», акты самосожжения на улицах Туниса и Египта, кровавая бойня и уничтожение прежней, пусть специфической, но цивилизации в Ливии. Сохраняющаяся небезопасность в мире самым непосредственным образом связана с постоянными рецидивами односторонних силовых действий, которые в свою очередь обусловлены «синдромом победы» Запада в холодной войне, стремлением к новой идеологизации и ремилитаризации международных отношений. Изменить существующее положение вещей может лишь укрепление позиций России и ее авторитета в международных отношениях

Очевидно, что это укрепление касается на только участия в «разруливании» кризисных явлений. Центральной внешнеполитической темой для России остается проблема евроатлантического сотрудничества. Среди самых болезненных тем – расширение НАТО и создание системы ПРО. Идея евроатлантической безопасности, безусловно, важна и актуальна. Однако, как показывает историческая практика, ее понимание, а тем более цели и методы ее реализации у заинтересованных сторон различны. И не стоит тешить себя иллюзиями о равноправном и тем более стратегическом партнерстве с НАТО, у которой весьма четкие установки в отношении России в целом и по поводу ЕвроПРО в частности.

В условиях кризиса системы международных отношений, сотрясаемой разного рода (бархатными, цветными, арабскими) «революциями», террористическими угрозами, осаждаемой геоклиматическими, миграционными, техногенными и информационными проблемами, распространением ядерного и другого оружия массового уничтожения, не говоря уже об экономической дестабилизации, проблема «стратегического партнерства» России и НАТО, несомненно, остается одной из самых актуальных. Именно поэтому серьезное внимание российская сторона уделяет системе ПРО. 

У главы российской дипломатии по этому вопросу четкая позиция. В частности, еще 21 октября 2011 г. в интервью трем российским радиостанциям – «Голос России», «Радио России» и «Эхо Москвы» – министр отметил: «Противоракетная оборона в центре дискуссий, касающихся стратегической стабильности, разоруженческой проблематики, вопросов безопасности… После того, как США из…Договора по ПРО вышли и взяли курс на создание своей американской глобальной противоракетной обороны, ситуация изменилась. Потому что, как вы понимаете, если у одного из партнеров появится ощущение, что он создал себе надежнейший антиядерный, антибаллистический щит, то его ядерно-баллистический межконтинентальный меч может испытывать дополнительные искушения как быть задействованным. Поэтому баланс, на котором держалась стабильность и продолжает сейчас держаться, был нарушен. И те планы, которые Соединенные Штаты сейчас объявили, которые они реализуют в сфере противоракетной обороны, на своей третьей и четвертой фазе где-то в 2018 и 2020 годах, если они все будут осуществлены, как задуманы, то эти планы к концу десятилетия создадут реальные риски для наших стратегических ядерных сил. И не учитывать это в нашем военном планировании мы просто не имеем права». 

В ходе пресс-конференции С. Лавров еще раз подчеркнул, что «конфронтация – это точно не наш выбор». Тем не менее Россия не будет сотрудничать с НАТО по вопросу создания ЕвроПРО до тех пор, пока не получит юридически обязывающих гарантий того, что эта система не будет направлена против нее. Очевидно, что Москва не собирается молчаливо ожидать гарантий со стороны Вашингтона и Брюсселя. В современных условиях невероятного увеличения военной силы НАТО чрезвычайно сложно справиться с ее обузданием только дипломатическими методами, следуя известному утверждению Г. Киссинджера: «Дипломатия есть искусство обуздывать силу». Добиться защиты национальных интересов российская дипломатия может, лишь опираясь на мощную экономику, сильную современную армию и эффективные спецслужбы. Однако это вовсе не означает начала новой гонки вооружений и новой холодной войны. 

Логика позиции России проста и понятна: «если вблизи наших границ размещаются вооружения, которые потенциально способны подорвать стратегический паритет и снизить нашу безопасность, то мы отвечаем мерами, которые такого ослабления допустить не должны. Вот и все». Именно это вытекает из заявления, которое президент России Д.А. Медведев сделал 23 ноября 2011 года. Фактически то же самое сказал премьер-министр В.В. Путин на встрече с журналистами: для России принципиально важным является расстояние, на котором будут находиться противоракеты, т.к. от этого напрямую зависит, смогут они сбивать наши ракеты или нет (3). Пока на все предложения России совместно подумать о такой конфигурации ПРО, которая не будет подрывать стратегический паритет, американские партнеры отвечают отказом, а это говорит о многом. 

Как подчеркнул министр, из бесед с американскими коллегами вытекает, что они «как минимум не исключают, что создаваемая ими система ПРО будет иметь характеристики, способные создать риски для нашего ядерного потенциала». Иными словами, развертыванием ПРО как раз и решается задача подрыва стратегического паритета. Ну и о каком партнерстве в такой ситуации можно говорить? В конце концов, терпение России тоже небезгранично. 

* * *

В естественных науках существует теория «эффекта бабочки», которая подтверждает сложнейшую взаимозависимость природных явлений. Сквозь призму этой теории можно посмотреть на политическое развитие. Несложно понять, что бомбардировки авиацией НАТО любого суверенного государства, будь то Союзная республика Югославия, Ирак или Ливия, не могут не вызвать катаклизмы в самых удаленных от места агрессии регионах, не спровоцировать социально-экономические и политические конфликты. Сложность и зависимость современного мира от «натовских бабочек» заставляют российское государство искать новые по сравнению с 1990-ми пути развития. Новые и принципиально жесткие подходы Россия предлагает и в разрешении старых проблем. Одной из них остается деятельность Гаагского трибунала

Как известно, процесс разрушения социалистической Югославии, обоснованный как внутренними противоречиями, так и внешними факторами – интересами ряда стран и наднациональных структур, был варварским и кровавым. О том, почему это произошло, кто были главными сценаристами и заинтересованными лицами трагедии югославских народов, спустя годы были написаны тома научных исследований и горы публицистических материалов, а в начале 90-х были лишь эмоции и непроверенные данные о жертвах межнациональных войн. Поэтому вполне оправданной казалась идея создания некой структуры, которая будет вести расследования военных преступлений в ходе развала и раздела Югославии. Окончательное решение о необходимости создания международного суда созрело по итогам работы комиссии экспертов по расследованию и анализу информации о нарушениях Женевских конвенций и других норм гуманитарного права в ходе вооруженных конфликтов на территории бывшей Югославии, созданной СБ ООН в октябре 1992 года, а в мае 1993 г. на основании Резолюций СБ ООН № 808 и 827 был создан Международный трибунал, призванный расследовать преступления в период с 1 января 1991 г. и до даты, которую СБ определит «после восстановления мира». 

В результате этой весьма расплывчатой формулировки уже много лет «после восстановления мира» Трибунал работает. Сроки завершения его деятельности постоянно переносятся. Очередное продление работы этого института вызвало возмущение России, которая 22 декабря 2010 г. воздержалась от голосования по Резолюции № 1966. Тогда предлагалось учредить Международный остаточный механизм, который должен будет начать работу по завершению судебных дел МТБЮ 1 июля 2013 г., а закончить работу до 31 декабря 2014 года. За документ проголосовали 14 из 15 членов Совета Безопасности. 

Российская сторона неоднократно заявляла, что трибуналы (МТБЮ и Международный трибунал по Руанде) сознательно затягивают свою деятельность, т.к. для ее «сворачивания» имелись все возможности. Кроме того, «не меньше вопросов возникает и по поводу объективности этих судов. Однако поддержки на Западе российская позиция по-прежнему не находит». Тем не менее Россия исходит из того, что эта «резолюция последняя по вопросу о сроке деятельности трибуналов и они будут полностью свернуты к концу 2014 года» (4). Сомнения в объективности деятельности МТБЮ связаны, однако, не только с постоянно затягивающимися сроками «свершения правосудия», но  и с преимущественным обвинением сербов. Все это позволило С. Лаврову дать оценку деятельности МТБЮ как «далеко не безупречной». 

Процессы, проходившие в Гааге, условно можно разделить на две неравные группы. К первой можно отнести процессы против обвиняемых, в отношении которых выдвинуты ложные обвинительные акты, целью которых было возложить на них ответственность за преступления, совершенные другими. Это процессы Слободана Милошевича, Воислава Шешеля, Момчило Краишника, Милана Милутиновича и других сербов. Вторую группу составляют процессы в отношении подлинных преступников, которых, однако, никто реально не судил, так как заранее было решено их оправдать. Это процессы Н. Орича, С. Халиловича, Р. Харадиная и других. Что же касается статистики по освобожденным албанцам, зверствовавшим в Косове, то она поражает. Самые одиозные албанские боевики, на счету которых сотни жертв – Фатмир Лимай, Исак Муслиу, Идриз Балай и Рамуш Харадинай, – были оправданы.

Более того, главными обвиняемыми были именно сербы и, настаивая на поимке Младича и Хаджича, Суд, как мне представляется, хотел поставить жирную антисербскую точку в своей деятельности. Дело в том, что за 18 лет работы МТБЮ провел 144 судебных процесса, большинство из которых, а точнее 94 (или 66 % всех дел), – против сербов. 33 процесса было проведено против хорватов, восемь – против косовских албанцев, семь – против боснийских мусульман и два – против македонцев. Из 19 умерших во время следствия 16 были сербами, некоторые из них скончались при странных обстоятельствах, в том числе и экс-президент Югославии Слободан Милошевич, вина которого так и не была доказана. Кроме того, из 27 арестованных глав государств, командующих, премьер-министров, вице-премьеров, министров обороны и спикеров парламента сербы опять в подавляющем большинстве – 19. Совокупность сроков особенно впечатляет – в общей сложности сербы осуждены на 904 года тюрьмы, хорваты – на 171 год, мусульмане – на 39 лет, косовские албанцы (как было заявлено с трибуны ПАСЕ Диком Марти, активно торговавшие человеческими органами) – всего на 19, македонцы – на 12 лет (5). А дело лидера сербской радикальной партии Воислава Шешеля, который находится в гаагской тюрьме уже девять (!) лет без предъявления обвинения, – это просто позорный приговор всей международной трибунальной системе. 

Не лишним будет указать и на масштабы финансирования этой структуры. Содержание данного органа «правосудия» до 2003 г. обходилось мировому сообществу почти в 100 млн. долларов ежегодно (6). Бюджет МТБЮ на двухгодичный период 2004-2005 гг. предлагался на уровне 262,3 млн. долл. (до пересчета). Однако, как отмечали российские представители в ООН, пересчет ресурсов приводит к значительному его увеличению (7).

Кроме того, есть сведения и о других источниках финансирования. Так еще в 2001 г. появилась информация о том, что МТБЮ получает значительные средства от отдельных правительств, частных фондов и корпораций в нарушение статьи 32 его Устава. Основная часть средств поступает от правительства США и разного рода НПО (например, Института открытого общества - Фонд Сороса, Фонда Рокфеллера, корпорации «Тайм-Уорнер», Американской ассоциации адвокатов и др.) наличными или в виде подарков компьютерного оборудования. Таким образом, работа Трибунала, хорошо финансируемая западными структурами, является еще одним доказательством ангажированности этого института. Так что по всем параметрам пора кончать с этой «лавочкой». 

* * *

Оценки и предложения С.В. Лаврова, высказанные в ходе встречи с журналистами 18 января, наглядно демонстрируют кардинальный поворот, который прошла за последние годы Россия от не достойной великой державы готовности следовать в фарватере чужой политики – под аплодисменты хищных чужих и их «пятой колонны» – к стремлению восстанавливать державные позиции в мире. В 1995 г. президент США Б. Клинтон заявил: «Мы позволим России быть. Но мы не позволим ей быть великой державой». Прошедшие с тех пор полтора десятилетия показывают, что далеко не всё в силах США. 

Россия, конечно же, пока не вернула себе статус той великой державы, какой она была в те или иные эпохи своей истории. Однако она уже далеко ушла от шеварднадзевско-козыревского стояния на коленях с протянутой рукой и готовностью произносить «yes, sir» почти по любому поводу. 

Сегодня Россия жестко реагирует на попытки вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Она четко стоит на позициях защиты национальной государственности, видя в ней единственную гарантию стабильности и процветания народов мира. Это далеко не всем нравится. Однако вне зависимости от отношения тех или иных сил к возрождению России им придется воспринять это как факт мировой политики. Как отметил С. Лавров, «наши граждане хотят видеть страну самостоятельной, сильной, уверенной в себе, выступающей за справедливость на мировой арене». Убеждена, что именно такая политика нужна не только России, но и миру, ибо только так современный мир сможет вырваться из жестких тисков «турбулентности». 

_________________________________________

(1) Все ссылки на выступление и ответы С.В. Лаврова в ходе пресс-конференции 18 января 2012 г. даются по официальной стенограмме. – URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/FBBD4D11AF502771442579890048D166$ http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/2E2C9EBA19FF4BE14425798900637AEA 

(2) Лавров С. Мир между прошлым и будущим. Российская дипломатия в меняющемся мире. – М., 2011. – С. 16. 

(3) http://www.dni.ru/polit/2012/1/19/225960.html

(4) Россия воздержалась при голосовании по МТБЮ. – URL: http://www.rian.ru, http://www.itar-tass.com.

(5) Гуськова Е.Ю. Цели создания МТБЮ – секрет Полишинеля // Международная жизнь. – 2011. – Февраль. – С. 129. 

(6) Шарый А.В. Трибунал. Хроника неоконченной войны. – М.: Права человека, 2003. – С. 75.

(7) Выступление Представителя России в Пятом комитете 58-й сессии ГА ООН 28 ноября 2003 // Информационный бюллетень МИД РФ. – URL: http://www.mid.ru.

 
Метки: США Иран Россия ООН Гаагский трибунал Лавров Ближний Восток
 

 
Рейтинг: 4.5 (54)      Ваша оценка: 1 2 3 4 5     
 
Отправить по почте

 
 
 
 
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА
    Игорь ТОМБЕРГ

Газовые метания Польши

...Политика Польши в области газового сотрудничества с Россией давно уже не приносит полякам ничего хорошего. Подавляющая доля электроэнергии в стране вырабатывается из угля, часто низкокачественного. Это скоро приведёт к столкновению польских экологических реалий с общеевропейской низкокарбоновой идеологией. Здесь российский газ мог бы оказаться панацеей - с точки зрения и цены, и доступности, и обязательности поставщика. Однако многочисленные заявления польских чиновников от энергетики заставляют сильно сомневаться не только в их компетентности, но и вообще в желании вести добропорядочное сотрудничество с Россией.

31.05.2016
 
 
 
 
 
 
УПОМИНАЕМЫЕ
 
 
 
70-летие Победы AIIB AIPAC ALBA Amnesty International Anonymous Bank of America BBC BlackRock CARICOM CDS CELAC Chatham House Chevron CNN CNPC DARPA DEA Dragon Family EASA ELNET ENI ExxonMobil Facebook FARC FEMA Financial Stability Board Fitch Franklin Templeton Freedom House G20 G7 G8 GATA Global CST Goldman Sachs Google Green Group Guardian Heritage Foundation HSBC Human Rights Watch ICAO ISAF JPMorgan KFOR Local Exchange Trading System Mercosur Microsoft Moody's Nabucco NAFTA NED NPD NSU PEGIDA Podemos PRIME Finance PRISM Shell Siemens Standard & Poor's StatOil Stratfor SWIFT TANAP TAP TAPI TeleSur The Foreign Policy Initiative Total Transparency International TTIP Twitter UNASUR USAID USCENTCOM Vanguard Group Volkswagen Wells Fargo WikiLeaks «Ансар Аллах» «Джунд-аль-Халифат» «Исламское государство» «Корпус мира» «Набукко» «Нация ислама» «Оккупируй Уолл-стрит» «Открытое правительство» «Прометей» «Турецкий поток» «Череп и кости» АБИИ Аль-Джазира Аль-Каида Альтернатива для Германии АНБ Армия Крайова АСЕАН АТАКА АТЭС АФИСМА Африканский Союз Аш-Шабаб АЭС Базельский комитет Банк международных расчётов Белтрансгаз Бильдербергская группа БНД Боко Харам Братья-мусульмане БРИКС Бритиш Петролеум Ватикан ВДВ Венецианская комиссия Вестингауз Вишеградская группа ВКО ВМФ Всемирный банк ВТО ВЭФ Гаагский трибунал Газпром ГЛОНАСС Гринпис Давосcкий форум Движение неприсоединения Джеймстаунский фонд Евразийский союз ЕврАзЭС Еврокомиссия Европейский еврейский парламент Европейский еврейский союз Европейский Союз Европейский суд по правам человека ЕУЛЕКС ЕЦБ Интерпол Йоббик Казмунайгаз КиберБеркут Комитет 147 Константинопольский Патриархат Красный Крест КСИР Ку-Клукс-Клан Либерия Лига арабских государств лоббизм Лукойл МАГАТЭ Мальтийский орден МБТЮ МВФ Международный арбитражный суд Международный Суд ООН Международный уголовный суд Меркосур Моджахедин-э Халк Монсанто МОССАД МЭА НАТО Нафтогаз Украины ОАГ ОБСЕ ОДКБ ОЕОУ ОЗХО ООН ОПЕК ОУН-УПА ОЭСР Панъевропейское движение ПАСЕ Пентагон пентархия ПОЛИСАРИО ПРО РВСК РВСН РЖД Росатом Роскосмос Роснефть Рособоронэкспорт Ростехнологии РПК РУМО Русская Православная Церковь РЭНД СБ ООН Сбербанк России СДПГ Северный поток СИРИЗА Сколково СНГ Совет Европы Совет по международным отношениям СССПЗ СЯС Талибан Тамарруд Таможенный Союз Тихоокеанский Альянс Трёхсторонняя комиссия ТТП УГКЦ Украинская Православная Церковь ФАТФ ФАТХ ФБР ФИФА ФРС ФСБ ФСЕНМ ФСКН ФСЭГ ХАБАД ХАМАС ХДС/ХСС Хизб-ут-Тахрир Хизбалла ЦАРЕС ЦАХАЛ ЦБ ЦРУ Черноморский флот Чёрный блок ШОС ЭКОВАС ЭТА ЮжМаш Южный поток ЮКОС ЮНЕСКО
 
 
 

Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на электронное издание "Фонд стратегической культуры" (www.fondsk.ru)

Точка зрения редакции сайта может не совпадать с точкой зрения авторов статей.

 
 
© Фонд Стратегической Культуры

RSS

Главная Политика История и культура Архив Авторы Рекомендуемое
  Экономика Авторская колонка О нас Контакты

 

Елена ПОНОМАРЁВА

Доктор политических наук, профессор МГИМО МИД России


все статьи