«Финансовые стервятники» против Аргентины
47 0 0

«Финансовые стервятники» против Аргентины

Финансовые стервятники – это особая категория держателей долгов стран периферии мирового капитализма. Во-первых, это миноритарные держатели долга, на них приходится, как правило, лишь несколько процентов суверенного долга страны. Во-вторых, они чаще всего являются вторичными держателями долга, т.е. приобретают бумаги у первоначальных кредиторов. В-третьих, у них имеется неформальная поддержка в западных судах. В-четвертых, обычно в роли «стервятников» выступают хедж-фонды. Другие виды институтов воздерживаются от откровенного финансового мародерства, боясь потерять свою репутацию. 

Первооснователем «фондов-стервятников», специализирующихся на суверенных долгах, считается американский миллиардер из Нью-Йорка Пол Сингер: в 1977 году он создал инвестиционный фонд Elliott Associates, который сумел обобрать несколько бедных стран. В настоящее время в судах находятся, по крайней мере, 40 исков «фондов-стервятников» к странам периферии мирового капитализма (ПМК). Многие страны им уже удалось «додавить» и хорошо на этом заработать. Согласно докладу МВФ и Всемирного банка, жертвами «финансовых стервятников», работающих с суверенными долгами, стали как минимум 11 развивающихся стран. 

«Стервятники» в Латинской Америке

Считается, что отработка технологий финансового мародерства с использованием суверенного дефолта началась в Латинской Америке. Объектами «финансовых стервятников» в 90-е годы прошлого столетия стали Бразилия и Перу. Грабеж Бразилии организовал известный спекулянт-стервятник Кеннет Дарт. В 1992 году Дарт начал скупать бразильский внешний долг за 25-40% от номинала. Скупив примерно 4% от 35-миллиардного госдолга за 375 млн. долл., он превратился в крупнейшего частного кредитора Бразилии. Правительство страны поначалу не разобралось, с кем имеет дело, и воспринимало этого финансиста чуть ли не как благодетеля. Однако через год Дарт показал свой звериный оскал, когда начались переговоры с инвесторами о реструктуризации внешнего долга. Реструктуризацию одобрили все инвесторы, кроме Дарта. Кеннет Дарт оказался человеком, которому удалось шантажировать целое государство – ведь без его согласия реструктуризация пройти не могла. Его уговаривали Citicorp, Citibank, Banco di Brasil и другие инвесторы, но безуспешно. Вильям Родс, заместитель председателя правления Citicorp, тайно встречался с Дартом на одном из частных аэродромов в Нью-Йорке, чтобы убедить его оставить Бразилию в покое. И все равно ничего не вышло. Наконец правительство Бразилии вынуждено было пойти на тайную сделку с Дартом и предложило ему особенно выгодные условия. Но тот уже почувствовал, что загнал страну в угол, и потребовал еще больше. Кончилось тем, что Бразилия пошла ва-банк и реструктурировала внешнюю задолженность без участия Дарта. В принципе, он и так неплохо заработал тогда в ходе реструктуризации, получив существенно больше того, что затратил, покупая бумаги на вторичном рынке. Но Дарт все же подал в суд исковое заявление с требованием к правительству Бразилии выплатить 1,4 млрд. долл. компенсации. Дарт судился с Бразилией более двух лет, и в 1996 году он получил компенсацию, хотя и существенно меньшую, чем та, которую требовал. Говорят, что в настоящее время Дарт нацелился на Эквадор. 

Примерно в то же время, когда на Бразилию охотился Дарт, против Перу действовал помянутый нами Пол Сингер через свой инвестиционный фонд Elliott Associates. В 1996 году он выкупил за 11 млн. долл. долговые бумаги Перу с первоначальным номиналом в 20 млн. долл. После этого пригрозил обанкротить страну, если Лима не вернет деньги с процентами. Загнанное в угол перуанское правительство в 2000 году заплатило Сингеру сумму в 58 млн. долл., т.е. в пять с лишним раз больше, чем спекулянт потратил на эти бумаги. 

Хронология событий вокруг Аргентины

На сегодняшний день самая громкая операция «финансовых стервятников» - против Аргентины. В 90-е годы ХХ века МВФ и мировые СМИ представляли Аргентину как образец, достойный подражания. Образец либеральной экономической модели, которая была разработана в МВФ и активно внедрялась в жизнь аргентинским министром экономики Доминго Кавалло. В конце 1998 года экономика Аргентины вошла в фазу спада. МВФ, Всемирный банк и Казначейство США в обмен на различные непопулярные меры, в том числе сокращение расходов бюджета и повышение налогов, выделили стране несколько траншей кредитов. Однако экономический кризис усугублялся, возникла полномасштабная финансовая паника, наступил социальный взрыв и политический кризис 2001-2002 годов. Экономика страны зашла в тупик, внешний долг вырос до рекордного уровня в 132 млрд. долл. (166% ВВП), обслуживание долга (выплату процентов) правительство осуществляло только за счет новых траншей внешних кредитов. 

В конце 2001 года МВФ заблокировал очередной транш, и у аргентинского правительства остался единственный вариант: объявить суверенный дефолт по облигациям с суммарным номиналом 95 млрд. долл. (по так называемым привилегированным кредитам, прежде всего кредитам международных финансовых организаций, страна продолжала выполнять свои обязательства, дефолта не объявляла). В 2005 и 2010 гг. были проведены реструктуризации долговых бумаг Аргентины. Она обменяла старые бумаги на новые с 70-процентным дисконтом (по 30 центов за доллар). Держатели долга получили индексированные по ВВП облигации: чем быстрее росла экономика страны, тем больше получали кредиторы. Примечательно, что на обмен старых бумаг на новые согласилась большая часть держателей аргентинского долга, но не все. Часть держателей бумаг пошли на продажу облигаций по бросовым ценам «фондам-стервятникам». Несколько опытных спекулянтов, в первую очередь хедж-фонд Elliott Management под управлением миллиардера Пола Сингера, увидели возможность сорвать куш на проблемах латиноамериканского государства. Они за бесценок скупили старые облигации и стали требовать от Аргентины выплатить весь долг - по 100 центов за каждый доллар. Как остроумно заметил один из блогеров, «хедж-фонды вели себя как капризная девица, купившая на распродаже свитер со скидкой 70% и требующая от магазина вернуть его полную стоимость». Аргентина столкнулась с той же ситуацией, в какой оказались незадолго до этого Бразилия, Перу, некоторые страны Африки. Власти Аргентины проявили твердость, не поддались на шантаж «стервятников», отказались от их претензий. Еще в 2005 году, когда проводилась первая реструктуризация долга, против Аргентины были возбуждены сотни исков, но страна была уверена, что она защищена: небольшие кредиторы редко выигрывают дела в суде и уж тем более не могут наложить арест на собственность государства.

Не добившись от Аргентины согласия на выплату 100% долга, американские «фонды-стервятники» (NML Capital и Elliott Management) решили обратиться в суд Нью-Йорка. «Самый справедливый» в мире американский суд в ноябре 2012 г. постановил, что Буэнос-Айрес должен выплатить перекупщикам долга 1,33 млрд. долл. Причем до перечисления денег «стервятникам» все остальные платежи по долгам должны были быть приостановлены. На момент вынесения решения суда суверенный долг Аргентины по реструктурированным облигациям составил около 24 млрд. долл. (45% ВВП). До 15 декабря 2012 года Аргентина должна была выплатить по своим долговым обязательствам около 3 млрд. долл. Ущемленными в интересах оказались держатели реструктурированных бумаг. Эксперты говорят, что присужденная к оплате сумма в 1,33 млрд. долл. – лишь верхняя часть айсберга. Всего суммарный объем бумаг (по первоначальному номиналу), находящихся на руках «отказников» (тех, кто не признал реструктуризации), составляет, по их оценкам, около 10 млрд. долл. 

«Судебный колониализм»

Решение нью-йоркского суда очень больно ударило по Аргентине. Все инвестиционные и кредитные рейтинги Аргентины после оглашения решения суда резко упали. В конце 2012 года всем стало понятно, что орудиями мировой гегемонии США являются не только ракеты и авианосцы, но и американские суды, которые распространили свою юрисдикцию на весь земной шар. В Аргентине такое решение американской Фемиды было названо «судебным колониализмом» (judicial colonialism). Буэнос-Айрес отказался подчиняться этому решению, подав апелляцию в американские судебные инстанции.

«Финансовые стервятники» обладают большим влиянием не только на судебную власть. А чему тут удивляться, если, например, Пол Сингер является главным спонсором Республиканской партии США. Используя это влияние, они стремятся организовать экономическую блокаду Аргентины, даже не прибегая к законодательному решению о введении санкций, опираясь лишь на судебные решения. Уже неоднократно предпринимались попытки арестовать имущество Аргентины за рубежом. Прежде всего, речь идет и о воздушных и морских транспортных средствах государства. Президент Кристина Киршнер, например, не может летать на своем президентском самолете на Запад, т.к. её там по указке Вашингтона немедленно арестуют. 

В текущем году Апелляционный суд второго округа США принял к рассмотрению жалобу Аргентины. А в конце августа 2013 года этот суд объявил своё, возможно, историческое решение, отменяющее право суверенного государства на самостоятельное управление своим долгом. Аргентина реструктурировала свои долги несколько лет назад, но теперь, несмотря на объявленный по всем правилам дефолт и подписанное с инвесторами соглашение, из-за решения суда будет обязана выплатить американским спекулянтам, скупившим часть госдолга страны по дешевке, всю сумму, причитающуюся им по облигациям, как будто никакого дефолта и не было.

Спор еще не закончен, у Аргентины остается еще одна судебная инстанция - Верховный суд США. 

Суд США может превратить все страны в «долговые колонии» 

Если Аргентина заплатит по судебному решению, то будет создан опасный прецедент. Тогда и те держатели аргентинского долга, которые согласились на реструктуризацию долга (на них приходится 97% первоначальной суммы долга), потребуют вернуть все на исходные позиции. То есть Аргентину опять загонят в то положение, в каком она была в 2001 году накануне дефолта.

Как сказал Нобелевский лауреат американский экономист Джозеф Стиглиц, судебный прецедент, касающийся долга Аргентины, кардинально меняет современные представления о рынке госдолга и превращает американских инвесторов в привилегированную касту «богов» мировой финансовой системы, долги перед которыми имеют безусловный и неотменяемый характер. Своё недоумение по поводу судебного прецедента, касающегося долга Аргентины, высказал также Международный валютный фонд. Это решение лишает МВФ возможности рекомендовать странам проведение реструктуризации долга, напрочь загоняет страны «третьего мира» в долговую яму, не оставляя им никакого шанса. 

В ноябре 2012 года (сразу же после скандального решения суда Нью-Йорка) в газете The Guardian вышла статья «Как освободить Грецию и Аргентину, новые долговые колонии?». Она посвящена анализу права наций на банкротство, содержит предложения по международной регламентации суверенных дефолтов. Ее написал корейский экономист Ха-Джун Чанг (Ha-Joon Chang), один из ведущих мировых специалистов по развивающимся экономикам, в настоящее время преподаватель Кембриджа. Эксперт поднимает следующий вопрос: может ли маленький хедж-фонд обанкротить одну, а тем более две страны? Это огромная экономическая и этическая проблема, которая сейчас стоит перед мировой общественностью. В конце концов, плата за эти банкротства может быть очень высокой - новый виток глобального финансового кризиса. Проблема состоит еще и в том, что переговоры с кредиторами могут длиться годами, затягивая экономику страны-должника в спираль кризиса все сильнее. 

За событиями вокруг Аргентины напряженно следит Европа. Если Аргентина заплатит по судебному решению, то для стран ЕС будет создан опасный прецедент. Напомним, что в 2012 году была проведена крупнейшая в Европе (да, пожалуй, и в мире) реструктуризация суверенного долга. Речь идет о государственном долге Греции. Подавляющая часть держателей греческих долговых бумаг согласились с условиями реструктуризации. Во-первых, снижался номинал долговых бумаг на 53%. Во-вторых, пересматривались сроки погашения и процентные ставки. В общей сложности все обязательства Греции по суверенному долгу снижались на 70-75%. Долг Греции только в результате пересмотра номинала бумаг был снижен на 107 млрд. евро. Всё было бы хорошо, но вот незадача: небольшая группа держателей долга (не более 3-4%) на реструктуризацию не согласились. Часть из них подали в прошлом году иски в суд. Аргентинский прецедент может повысить их шансы на победу. И если они выиграют свои судебные иски в Европе, ревизии может подвергнуться вся реструктуризация греческого долга (тогда было списано около 107 млрд. евро). Начнется всемирный финансовый хаос, последствия которого трудно предсказать. В феврале 2013 г. министр экономики Аргентины Эрнан Лоренсино отметил, что решение в пользу 7 процентов владельцев дефолтных облигаций, требующих полной выплаты задолженности, является несправедливым по отношению к остальным 93 процентам, согласившимся с реструктуризацией. По его словам, «на карту поставлен вопрос, имеют ли будущее реструктуризации суверенного долга, с необходимостью которых могут столкнуться и другие страны мира». 

Нужны международные механизмы урегулирования долговых споров

До недавнего времени в случаях надвигающегося дефолта или его объявления применялись Правила коллективных действий (Collective action clauses, САС). Заёмщик предлагает условия реструктуризации долга. Вопрос ставится на голосование. Если большинство держателей облигаций (обычно от двух третей до трех четвертей) соглашаются на реструктуризацию долга, то обязательство выполнять достигнутые договоренности и придерживаться согласованного графика получения платежей распространяется на всех кредиторов. В последние 10 лет практически все страны выпускали облигации, предусматривающие CAC. Это стало нормой. Однако правила САС стали торпедироваться (оспариваться в судебном порядке) «финансовыми стервятниками». 

Еще в 90-е годы в воздухе витала идея создания международного органа, который позволял бы «разруливать» непростые споры в связи с суверенными долгами. После кризиса в Аргентине была предпринята попытка создать единый международный механизм для справедливой реструктуризации госдолгов, но администрация Джорджа Буша наложила вето на этот проект.

Нужно внедрить в механизм управления суверенными банкротствами обычаи из корпоративного права, считает Ха-Джун Чанг. Следует вернуться к упомянутым выше Правилам коллективных действий, заключив соответствующие международные соглашения (конвенции). Корейский экономист не одинок в этом мнении: аналитики все больше склоняются к тому, что риски долгового колониализма слишком высоки, причем для мировой экономики в целом. 

Решение американского суда прокомментировал также известный американский экономист Нуриель Рубини, которого пресса окрестила «экономическим пророком». Он обратил внимание на то, что с конца 1990-х годов в мире постепенно формировалась система проведения контролируемых суверенных дефолтов. Один из них как раз пережила Греция в марте прошлого года, когда была списана часть задолженности страны перед частными кредиторами. Решение нью-йоркского суда может подорвать всю эту систему, отметил Рубини, хотя ее надо было просто совершенствовать. Рубини уверен, что решение суда Нью-Йорка создает очень опасный прецедент для всех стран мира, прежде всего для Греции. По Афинам будет нанесен удар: необходимая ей вторая реструктуризация частной задолженности просто не состоится. Рубини заметил, что ее официальные кредиторы из «тройки» (ЕС, ЕЦБ и МВФ) ничем не лучше «фондов-стервятников». Ведь контролируемые суверенные дефолты оставляют за указанными структурами статус «привилегированных» кредиторов, которым надо платить 100%. Рубини считает, что МВФ может и должен заниматься  урегулированием спорных вопросов при возникновении угроз дефолтов и их объявлении. Однако Фонд этим не занимается - он лишь молчаливо взирает на беззаконные решения американских судов. 

Аргентина против «финансовых стервятников»

Итак, Буэнос-Айрес будет пытаться оспорить предыдущие судебные решения в Верховном суде США. В этом случае, по мнению экспертов, история может затянуться до середины 2015 года. Защита аргентинской стороны открыто заявила, что если суд вынесет решение не в их пользу, то Буэнос-Айрес просто откажется платить. «Мы представляем правительство, — подчеркнул адвокат Джонатан Блэкман. — А правительствам нельзя указывать делать то, что идёт вразрез с их фундаментальными принципами». Если раньше во внутренние дела страны вмешивался МВФ, то теперь это пытается делать американский суд. 

Если же дефолт всё-таки будет объявлен, это может привести к падению стоимости государственных облигаций Аргентины и нанести удар по местным банкам, имеющим много накопленной задолженности. Однако большинство экспертов считают, что технический дефолт не ввергнет страну в кризис, поскольку аргентинские экспортёры не зависят так сильно от кредитов для финансирования внешней торговли, как это было в 2001 году. После смерти президента Венесуэлы Уго Чавеса Кристина Киршнер является, пожалуй, наиболее последовательным борцом с американским империализмом в Латинской Америке. Она фигурирует в «черных списках» Финансового интернационала вместе с Фиделем Кастро

Впрочем, на особом счету у Финансового интернационала - не только президент Аргентины, но и вся страна. Она не может использовать возможности международного финансового рынка для привлечения денежных средств, зато она научилась жить без внешнего долгового финансирования, поддерживая положительное сальдо по внешней торговле. То есть Аргентина сегодня не заимствует, а зарабатывает деньги. В 2011 году она имела положительное сальдо в 13,3 млрд. долл., в 2012 году - 12,6 млрд. долл. Страна сталкивается со многими социально-экономическими трудностями, но темпы ее экономического развития выше, чем в странах, послушно следующих рекомендациям МВФ и решениям американских судов.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.