Италия сказала «нет» машине наднационального управления
1299

Италия сказала «нет» машине наднационального управления

Если австрийцы и сумели отсечь от кресла президента Норберта Хофера, известного своей антииммигрантской и антибрюссельской позицией, то только потому, что Австрии в ЕС живётся в два раза легче, чем Италии, чей государственный долг уже составляет 136 процентов внутреннего валового продукта. 

Не сложно догадаться, почему итальянский премьер Маттео Ренци так решительно собрался в отставку, в случае если его реформу не поддержат избиратели: неподъёмные долги банков и государства перед кредиторами требуют новых кредитов. А ЕЦБ, как и МВФ, деньги даёт только на условиях «затягивания поясов» - урезания социальных расходов и роста налогов. Ренци был на это готов, а итальянский сенат – нет. На удаление этого противоречия из политической системы Италии и была направлена реформа премьера. 

Что предлагал Ренци? Превратить выборный сенат республики, состоящий из 315 сенаторов, в сенат регионов, собрав туда сотню назначенцев: 74 главы региональных администраций, плюс 21 мэр крупных городов, плюс 5 человек от президента республики. Лишить это собрание права выносить вотум недоверия правительству, ограничить законодательную власть лишь вопросами реформ и внесением изменений в Конституцию, оставив право давать рекомендации палате депутатов Италии. При этом вопросы энергетики, инфраструктуры и гражданской обороны решались бы напрямую премьер-министром. 

Однако, итальянцы, уставшие от стагнации в экономике, от иммигрантов на улицах, от того, что их судьбу решают не в Риме, а в Брюсселе, похоже, не стали даже вникать в предложения премьера. Вчера они просто сказали ему «уходи». Дирижировали ответом итальянцев антииммигрантская «Лига Севера» Маттео Сальвини и движение «Пять звёзд» Беппе Грилло, призывающего провести сразу же и референдум о выходе Италии из Евросоюза. 

Каким бы сложным ни был расклад политических интересов на Апеннинах, они неизбежно ставят под вопрос членство в ЕС его третьей по величине экономики. Тем более что итальянцев отставкой кабинета министров не испугать – за последние 70 лет они видели такие отставки 60 раз. А если в этот раз к власти придут политики из «Лиги Севера» или «Пяти звёзд»? В Европе их называют популистами - потому, видимо, что они выдвигают идеи, популярные среди простого народа. А итальянцы, как известно, горячий народ.

Не стану утверждать, что судьба Евросоюза целиком зависит от того, что думают о нём люди из партии Беппе Грилло, но симптоматично, что будущее наднациональной громадины ЕС кажется мрачным даже его отцам-основателям.

Прародитель евро профессор Отмар Иссинг, давший интервью Би-би-си, очень сетовал на то, что создатели валютного союза не предусмотрели заранее механизм выхода из ЕС тех, кто вдруг раздумает подчиняться командам Брюсселя. Кого он имел в виду? Разумеется, Грецию, а с нею и Португалию с Италией, которые создают дисбаланс внутри Евросоюза. Бывший ведущий экономист Европейского центрального банка (ЕЦБ) заявил, что основными проблемами еврозоны остаются структурные сложности и растущее недовольство валютным союзом со стороны общества.

Именно «структурные сложности» – всё более активные попытки Брюсселя диктовать странам-членам правила поведения, подрывающие их национальный суверенитет, стали причиной выхода из ЕС Великобритании. Причем первый удар Брюсселю нанесло не правительство Туманного Альбиона, его нанесли сами британцы. Brexit - это прямой результат раскола между управляющими и управляемыми в Соединённом Королевстве. 

Однако в том ли проблема, в чём видит её профессор Иссинг? Так ли важно, есть у ЕС механизм выхода из него или нет? По сути дела, теперь перед Лондоном и Брюсселем стоят всего два вопроса: 1) на каких условиях Великобритания покидает Евросоюз и 2) как она дальше будет с ним сосуществовать? Stratfor пишет, что о чем бы ни договорились Лондон и Брюссель, за их соглашение должны будут проголосовать Совет Евросоюза, затем   Европарламент. Затем соглашение должно быть ратифицировано каждой страной-членом ЕС, причём любая страна может выдвинуть свои требования в обмен на признание соглашения. Скажем, греки могут заблокировать Brexit, если, допустим, не будут изменены требования Брюсселя в отношении максимума госдолга и дефицита. Множатся проблемы и в Лондоне. Одни юристы считают итоги референдума не обязательными, поскольку само голосование обязательным не было, другие настаивают на том, что с волей большинства населения страны считаться необходимо во всех случаях.

Начавшийся процесс уже не остановить. И если бывший советник канцлера Ангелы Меркель и «отец» евро Отмар Иссинг предупреждает, что без реформ еврозона может развалиться, то, похоже, Великобритания стала первым этапом на этом пути. А эстафету у неё может перенять Италия.

Какие реформы могли бы Евросоюз спасти? Во-первых, чтобы какая-нибудь там несогласная Валлония (Ирландия, Бельгия, Голландия, Италия… - список велик) не нарушала согласие остальных членов ЕС, необходимо запретить парламентам государств-членов Союза, обсуждать и отклонять решения Брюсселя. Во-вторых, надо разработать простой и надёжный механизм исключения из ЕС всякого недовольного или неспособного платить долги. И никаких референдумов, никакого, понимаешь, популизма!

Собственно, и Всестороннее экономическое и торговое соглашение (CETA) между Канадой и ЕС (уже подписанное) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (TTIP) между США и Евросоюзом (ещё не подписано) именно данной цели и служат. Эти соглашения, как бульдозер, прокладывают дорогу ТНК на европейский рынок, ломая под себя существующие национальные законодательства соблазнённых обилием дешевых товаров стран. Если корпорации посчитают, что национальные законы по охране труда, здоровья, окружающей среды, социальной защиты мешают извлечению прибыли, они получат благодаря этим «партнёрствам» возможность судиться с правительствами «офшор». Там, где им выгоднее.

Централизованное управление «единой Европой» - эта цель не была объявлена в Маастрихтском договоре, но она предполагалась ещё в 1992 году. Одно время казалось, что цель уже почти достигнута. А теперь выясняется, что далеко не все страны-члены ЕС готовы уступить брюссельским чиновникам свой суверенитет. Это и есть главное препятствие на пути в новую «брюссельскую демократию». 

Неожиданный и мощный «удар в спину» Евросоюз получил из Америки, избравшей Дональда Трампа президентом США. Даже если тот не последует всем декларациям, которые щедро раздавал перед выборами, то возвращение в европейскую политику национального мировоззрения стало процессом необратимым. Сказавшая вчера «нет» Италия ещё раз подтвердила, что коллизия между необходимыми реформами для спасения ЕС и неготовностью европейских государств полностью подчиниться брюссельской машине наднационального управления неразрешима. Так что мы с вами увидим еще не один exit.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.