header
Истоки и смысл поведения США на Ближнем Востоке (II)
Размер шрифта:
| 28.10.2015 Политика 
678 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Истоки и смысл поведения США на Ближнем Востоке (II)

Часть I

Ветеран дипломатии Киссинджер пытается лечить Америку от инфантилизма во внешней политике

Проблемы с формулированием и осуществлением американской политики на Ближнем Востоке зашли так далеко, что побудили выступить ветерана мировой дипломатии 92-летнего Генри Киссинджера, опубликовавшего программную статью на страницах солидной The Wall Street Journal. Когда-то Киссинджер был одновременно госсекретарем и помощником по национальной безопасности президента США, соединяя руководство Госдепом и аппаратом Совета национальной безопасности (СНБ). Ему ведомы не только секреты дипломатического искусства, но и то, как готовятся доктринальные документы, без которых нет успешной внешней политики. Что же говорит Америке этот человек? 

Киссинджер констатирует, что геополитическая структура Ближнего Востока рухнула, не объясняя, впрочем, в результате чего это произошло. Указывать на провалы нынешней администрации в его задачи, видимо, не входит. При болезненном и незрелом самомнении Белого дома от критики там могут отмахнуться, а доброжелательные рекомендации, возможно, в состоянии и принять. Опытный дипломат – во всём дипломат. 

Четыре страны на Ближнем Востоке фактически лишились государственности, пишет бывший госсекретарь. В Ливии, Сирии, Йемене и Ираке к власти рвутся негосударственные игроки. Изрядную часть Ирака и Сирии контролируют религиозные радикалы, провозгласившие себя «Исламским государством» (ИГ) и объявившие войну всему миропорядку. 

По мнению Киссинджера, эти тенденции, осложненные американским отступлением из региона, дали России впервые в её истории возможность осуществлять военные операции в самом сердце Ближнего Востока. «Россия в первую очередь опасается, что крах режима Башара Асада может повергнуть Сирию в такой же хаос, в каком находится Ливия, привести к власти в Дамаске ИГ и превратить страну в рассадник терроризма, способного распространиться на мусульманские регионы России (в частности, на Северный Кавказ)». Однако в целом российские задачи не требуют, чтобы Асад навсегда сохранял власть. Речь, скорее, идет о классическом поддержании баланса сил и отводе угрозы суннитского терроризма от южных границ России. 

Киссинджер полагает, что перед Америкой стоит геополитическая, а не идеологическая проблема и решать её следует именно на геополитическом уровне. Впрочем, как бы то ни было, присутствие российских войск в регионе — и тем более их участие в боевых операциях — остается вызовом, с которым ближневосточная политика США не сталкивалась по меньшей мере уже четыре десятилетия. Америка не разделяет позиции ни одной из сторон и в результате может вскоре лишиться возможности влиять на события в регионе. Сейчас США в той или иной степени выступают против всех региональных игроков. С Египтом у Вашингтона есть разногласия из-за прав человека, с Саудовской Аравией — из-за Йемена, со всеми возможными сторонами сирийского конфликта — из-за разницы в целях. США утверждают, что они хотят ухода Асада. При этом Вашингтон не пытается создать эффективные рычаги, политические или военные, которые помогли бы его убрать. Альтернативной политической структуры, которая могла бы перехватить власть, если Асад всё-таки уйдет, США тоже не предлагают. Суннитские страны Персидского залива, Иордания, Египет одобряют американские цели, но, видя отсутствие альтернативной политической структуры, боятся, что у них под боком появится ещё одна Ливия.

Между тем, опасается Киссинджер, нынешний кризис разворачивается в мире с нетрадиционными — кибернетическими и ядерными — технологиями. Ядерная гонка между региональными державами может погубить весь режим нераспространения на Ближнем Востоке. Если в регионе утвердится ядерное оружие, катастрофический исход станет неминуемым: ведь с ядерной технологией неразрывно связана стратегия превентивных действий. К сожалению, США слишком много внимания уделяют тактическим вопросам. Между тем, в первую очередь, им необходимо выработать стратегическую концепцию и определиться с приоритетами.

Особого внимания заслуживают высказываемые Киссинджером рекомендации. Он предлагает Белому дому руководствоваться следующими принципами.

Пока «Исламское государство» существует и контролирует определенную территорию, оно будет осложнять обстановку на Ближнем Востоке. Уничтожить ИГ важнее, чем свергнуть Башара Асада.

США уже смирились с российской военной операцией. Каким бы неприятным ни был для архитекторов системы 1973 года факт военного присутствия России, в ближневосточной политике нужно руководствоваться прагматическими соображениями. В данном вопросе цели США и России выглядят совместимыми. 

Одновременно с тем, как террористические структуры будут ликвидироваться, а бывшие территории ИГ будут переходить под контроль нерадикальных сил, нужно заняться будущим сирийского государства. Вероятно, следует создать федеративную систему с участием алавитов и суннитов. Если в неё будут интегрированы алавитские регионы, в этой структуре появится роль и для Асада, что снизит риски геноцида и хаоса, способных привести к новому триумфу террористов.

США должны быть готовы к диалогу с Ираном, если «он вернется к своей роли обычного государства, действующего в установленных границах и в рамках принципов Вестфальской системы».

И Киссинджер заключает: «США должны решить, какую роль они будут играть в 21 веке. Ближний Восток станет для них первым и, возможно, самым суровым испытанием. Проверке на этот раз подвергается не столько мощь американского оружия, сколько готовность Америки понимать новый мир и управлять им». 

Отрезвляющий демарш Киссинджера был замечен. Лидирующий среди республиканцев кандидат в президенты Дональд Трамп уже заявил, что готов прислушаться к «мудрым словам» бывшего госсекретаря. Насколько готова солидаризоваться с ним действующая администрация, пока неясно.

Впрочем, в чём-то можно поспорить и с Киссинджером. Он предлагает лекарства для лечения симптомов болезни, но не её причин. Для него является аксиомой то, что Америка должна «управлять миром». Он не видит или не хочет признать, что из стремления к управлению миром и проистекают все проблемы во внешней политике Соединенных Штатов. Замахнуться на эту священную корову американской политической философии не под силу даже Киссинджеру. И тем не менее на фоне невнятных действий и инфантилизма нынешней американской администрации предложения Киссинджера по Ближнему Востоку – это мысли интеллектуально зрелого и конструктивно мыслящего человека, имеющего за плечами опыт успешного решения сложных политических задач. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.