ЛНР: возможно ли примирение с Украиной?
1111

ЛНР: возможно ли примирение с Украиной?

«Неонацистский режим – это не вся Украина, не весь народ»

Месяц май для Луганской народной республики особый. 11 мая 2014 года луганчане проголосовали за государственную самостоятельность ЛНР (за это высказались 96,2% участников референдума) в надежде на то, что через неделю, 18 мая, пройдёт второй референдум с вопросом о присоединении республики к России. Однако этого не случилось. 12 мая  ЛНР объявила о своём суверенитете и обратилась к 15 государствам с просьбой о признании государственности республики. Одновременно прозвучало заявление о желании объединиться с Донецкой народной республикой в Новороссию и быть в составе России… 

За прошедшие годы не произошло ни того ни другого. Властям самопровозглашённых в 2014 году республик недостаёт легитимности, а минские соглашения, предполагающие проведение выборов на мятежных территориях, всячески блокируются украинским руководством. В Киеве отлично понимают: выборы сделают луганскую и донецкую власть в глазах Запада легитимной, соответственно, и решения этой власти будут рассматриваться как законные. 

Путчисты, совершившие государственный переворот на Украине, сразу после референдума 2014 года пошли на «сепаратистов» войной под лозунгом «Донбасс будет или украинским, или безлюдным». И с той поры Киев ни разу даже не пытался урегулировать конфликт политическим путём, напротив, война с Донбассом стала смыслом существования  постмайданной власти, убеждающей население Украины, что на линии разграничения с ЛНР и ДНР идёт битва не с собственным народом, а с Россией и Путиным.

Около 1,5 миллиона жителей Луганской народной республики стали заложниками этой войны: Киев расстреливал их с земли и с воздуха, лишал доступа к воде, отключал электричество, отнял у людей социальные выплаты. Республике пришлось (и приходится) силой оружия защищать результаты майского референдума 2014 года. И шаг за шагом выстраивать свою государственность, пока признанную только Южной Осетией. Другого выхода ЛНР киевский режим не оставил: либо жизнь в оккупации, либо свободными от неё, но в тяжёлых условиях войны в статусе непризнанного государства.

«В 2016 году разница между въезжающими и выезжающими составляла 150 тыс. человек. Сейчас возвращающихся около 93%. Мы видим, что на Украине идет вторая волна насилия. Люди приезжают и рассказывают, что грабят дома, нападают в первую очередь на тех, кто когда-то выехал из Донбасса, понимая, что у них не так много прав на Украине, они там люди второго сорта, – рассказал «Известиям» глава ЛНР Игорь Плотницкий. – Это не только возвращение тех, кто проживал до войны в границах республики, мы учитываем также людей, которые жили на территории области и принимали участие в референдуме. Многие из них переехали жить к нам, скрываясь от преследований или по идеологическим мотивам».  

По словам Плотницкого, жители ЛНР получили около 50 тыс. паспортов. Немного – чуть более 3% населения стали гражданами республики. Плотницкий говорит, что заявок много, но в день  в ЛНР выдаётся не более 200 документов о гражданстве. Количество желающих получить красную книжицу со звездой резко возросло после решения России признавать паспорта республик официальными документами, да и Беларусь намекнула на лояльное отношение к гражданам ЛНР. В связи с «паспортным бумом» темпы выдачи возрастут, по заверению главы республики, в 1,5-2 раза. Но этого всё равно недостаточно – даже при ускоренной паспортизации речь идёт о 100-120 тыс. документов в год.

Паспорта – не единственная проблема ЛНР. «Самым большим препятствием в развитии является невозможность целиком реализовывать продукцию, которую мы производим. Это товары промышленного производства и уголь. Мы принимаем все меры, чтобы перестроить производство на другие страны, частично на Россию, но это требует определенного времени и ресурсов. Предприятия развиваются, запускаются, но мы не можем пока работать во всю мощь, на которую республика способна. Сейчас наши производства задействованы чуть больше чем на 50%, в некоторых отраслях – меньше 40%», – рассказывает Игорь Плотницкий. 

Переговоры о сотрудничестве ЛНР ведёт с Россией, Беларусью, Китаем, Турцией – «в первую очередь о покупке угля». Прежде антрациты охотно приобретала Украина, но в конце 2016 года в Киеве решили, что лучше остановить свои электростанции, чем договариваться с Донбассом. А после организованной «активистами» при поддержке власти «блокады Донбасса» прекратили поставлять ЛНР электроэнергию в надежде нанести ещё один удар по промышленности и населению республики. Однако не получилось. «Сейчас мы получаем электроэнергию из России и ДНР. Живём, развиваемся и благодаря помощи Российской Федерации не испытываем серьёзных бед, которые нам пророчила Украина», – говорит Плотницкий.

Действительно больной вопрос для людей, воюющих за право ЛНР жить, – отношение к участникам боевых действий. Только в 2017 году Народным советом (парламентом) ЛНР принят закон «Об участниках боевых действий в период отражения вооруженной агрессии Украины против Луганской Народной Республики», согласно которому ополченцам, инвалидам войны и членам семей погибших будут выданы документы, подтверждающие их статус. «Сегодня нет возможности поддерживать их финансово», – утверждает Плотницкий и обещает, что власти ЛНР решат этот вопрос «в первую очередь», «как только у республики появятся средства». Выходит, что больше трёх лет ЛНР воюет «в первую очередь», но «первая очередь» для самих воюющих, их вдов и детей никак не наступит. На Украине же статус участников боевых действий получили 293,5 тыс. атошников, иначе говоря, с республиками воевала огромная группировка ВСУ, МВД, СБУ – численность всей украинской армии меньше «сил АТО», за три года повоевавших с Донбассом! При этом, по данным украинской же стороны, численность армий ДЛНР составляет 35-45 тыс. человек, в 5-7 раз ниже, чем численность только ВСУ (250 тыс.)!

Видит ли ЛНР будущее с Украиной? «Если Украина останется с тем режимом, который сейчас в стране, то ни о каком возвращении не может быть речи. Наши жители на референдуме сказали: «Мы – Русский мир». И если Украина будет настроена пророссийски, с пониманием, что мы – братья, единая семья, это и есть Русский мир, тогда это возможно, – считает руководитель ЛНР. – Неонацистский режим – это не вся Украина, не весь народ. Мы понимаем, что там есть здоровые силы, которые не просто поддерживают нас, а будут нас встречать, когда придет время. Это правда». 

По мнению Плотницкого, сценарий общего будущего для Украины и ЛНР существует, но при другой власти в Киеве и другой идеологии. «Рано или поздно мы их простим, но после покаяния», – говорит он. Вот только вряд ли режим, с удовольствием называющий себя «хунтой», способен к покаянию.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.