Украина становится участницей приднестровского конфликта
1180

Украина становится участницей приднестровского конфликта

17 июля премьер-министр Республики Молдова (РМ) Павел Филип (Pavel Filip) и президент Украины Пётр Порошенко вместе открыли молдавско-украинский пункт таможенного и пограничного контроля «Первомайск-Кучурган» на границе украинского государства и Приднестровской Молдавской Республики (ПМР). Проект совместного молдавско-украинского контроля границы профинансировал Евросоюз.

С 20 мая 2017 года Киев запретил транзит продовольственных грузов, направляющихся в ПМР, через территорию Украины, мотивируя это соглашением о сотрудничестве в области ветеринарии стран СНГ. Движение продуктов, заявила украинская сторона,  через участок границы Украина – ПМР может осуществляться только при условии согласования с Национальным агентством Молдовы по безопасности пищевых продуктов. Известно, что это решение было принято на экстренном заседании украинского Совета национальной безопасности и обороны (СНБО), инициатива исходила от Главного управления контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономики СБУ. Украинские контрразведчики внезапно пришли к выводу, что продовольственная блокада ПМР будет способствовать «локализации угроз национальной безопасности».

Конечная цель согласованных действий Молдовы и Украины (при участии ЕС) – соорудить кольцо блокады вокруг Приднестровья, тем самым вынуждая республику согласиться на воссоединение с РМ на условиях Кишинёва.

Запуск в работу пункта таможенного и пограничного контроля «Первомайск-Кучурган» – первое звено в цепи событий, призванных подтолкнуть ПМР в сторону Молдовы путём организации трудностей жителям левого берега Днестра. Не случайно Украина с готовностью в этом принимает участие: в Киеве хорошо знают, как устраивать всякого рода блокады. Порошенко радостно написал в своем Twitter: «Украина готова максимально содействовать восстановлению территориальной целостности Республики Молдова».

Несмотря на разную позицию правительства Молдовы и её президента по отношению к сотрудничеству с Россией, их взгляды на будущее ПМР совпадают в главном: и президент и премьер-министр намерены добиваться возвращения Приднестровья в состав Молдовы. Позиция Игоря Додона такова: «Независимости не будет никогда. Статуса субъекта Российской Федерации не будет. Но объединению в рамках единого государства – федеративного – мы найдем форму. Давайте это обсудим». Павел Филипп на церемонии открытия нового молдавско-украинского пункта пограничного контроля заявил: «Сегодняшнее событие не по нраву лидерам Приднестровья, но в интересах живущих здесь граждан». 

Президент ПМР Вадим Красносельский крайне негативно отреагировал на совместные действия Молдовы и Украины по контролю за приднестровским участком границы: «Я напомню, что есть ранее достигнутые договорённости, есть право Приднестровья на осуществление экономической деятельности, право на свободное перемещение граждан. Конечно, данный пост («Первомайск-Кучурган». – Ред.) нарушил все ранее достигнутые договорённости». Красносельский считает, что пограничный контроль Приднестровья может привести к новому обострению военного конфликта: «Те должностные лица, которые эту идею генерировали и продвигали, наверное, думают об эскалации конфликта. Зачем это делать? Зачем после 25 лет мирного сосуществования Приднестровья, Молдовы и Украины запаливать фитиль, который может привести к взрыву?»

По подсчётам приднестровских властей, молдавско-украинский таможенный контроль нанесет прямой ущерб экономике ПМР в размере около $40 млн, а также оставит без работы и средств к существованию около десяти процентов населения республики.

Логика молдавских властей в вопросе организации контроля границы Приднестровья понятна: правительство таким образом желает добиться вытеснения из ПМР российских миротворцев. С 2014 года снабжение военнослужащих РФ в Приднестровье по земле и воздуху блокирует Украина, а с 13 июля аэропорт Кишинёва перестал пропускать российских военных во время ротации миротворческих сил (МС). «Теперь, если и этот путь будет закрыт, мы выйдем из ситуации, используя внутренние резервы: продовольствия в Приднестровье хватит, обмундирование у миротворцев тоже в наличии, ротация батальона МС будет проходить за счет приднестровцев, которые являются гражданами России. Впрочем, не секрет, что это уже происходит. Мы делаем всё возможное, чтобы наши тылы были надежно прикрыты. И надеемся на Россию, которая является гарантом мира в Приднестровье, и рассчитываем, что она будет делать всё, что обязана по соглашению от 1992 года. Молдова тоже обязана выполнять этот документ, так как он был ратифицирован всеми сторонами. И никаких заявлений по поводу выхода из данного соглашения Кишинев не делал. Хотя не раз официальные лица Молдовы требовали вывести из Приднестровья Оперативную группу российских войск (ОГРВ), а также миротворцев, предлагая заменить их международной гражданской миссией», – рассказал (http://www.ng.ru/cis/2017-07-13/1_7028_moldova.html) сопредседатель Объединённой контрольной комиссии (ОКК), контролирующей зону безопасности на Днестре, Олег Беляков.

У Игоря Додона есть свои причины поддерживать блокаду ПМР: воссоединение непризнанной республики, где преобладают пророссийские настроения, с Молдовой, увеличивает шансы на смену власти в Кишинёве и упрочение позиций президента. Глава молдавского государства готов к переговорам о федеративном устройстве Молдовы при условии согласия ПМР стать частью РМ. Сложность, однако, в том, что сейчас президент Молдовы не имеет поддержки парламентского большинства, а мандат доверия народа не даёт ему права менять конституцию. Таковы казусы демократии. В Приднестровье же не готовы к переговорам о воссоединении с Молдовой на условиях Кишинёва (правительства и парламента). Додону как минимум нужна победа дружественных ему партий на парламентских выборах в конце осени 2018 года, а до этого времени он может делать только заявления о намерениях в отношении ПМР. И в Приднестровье это хорошо понимают. Столь же хорошо понимает ситуацию и олигарх Влад Плахотнюк, которого называют владельцем парламентского большинства и, соответственно, правительства Молдовы. До выборов остаётся всё меньше времени, и к будущей осени Кишинёв попытается выжать из приднестровского вопроса всё возможное и невозможное.

Однако каков же интерес Порошенко блокировать ПМР, если Украина до последнего времени выступала страной-гарантом урегулирования приднестровского конфликта? Появление молдавских пограничников на границе Украины и Приднестровья означает только одно: Киев принял решение поддержать одну из сторон этого конфликта – Молдову – вместо того, чтобы оставаться региональным миротворцем. Видимо, у Порошенко желание навредить «сепаратистам» ПМР и российским миротворцам превозмогло здравый смысл. И если невозможно отрезать Донбасс от границы с Россией, почему бы не смоделировать «пэрэмогу» на границе с Приднестровьем? Тем более что в ПМР, в отличие от Донбасса, есть регулярная российская армия. К тому же проект совместного молдавско-украинского контроля приднестровской границы оплачивают европейцы. Петру Порошенко остаётся только конвертировать участие Украины в этом проекте в политические дивиденды, делая вид, что в природе не существует майского Меморандума 1997 года об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем, где сторонами конфликта обозначены РМ и ПМР, посредниками в переговорном процессе – ОБСЕ, Россия и Украина, кроме того, украинское государство наряду с российским – гаранты мирного процесса.

Крайне опасную позицию заняла Украина в конфликте Молдовы и Приднестровья: вместо того чтобы соответствовать статусу регионального миротворца, украинское государство становится фактором дополнительной угрозы мирному урегулированию регионального противостояния.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.