header
Владимир Путин: «Мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружений и не разрушая бюджет»
Размер шрифта:
| 14.12.2017 Новости. События 
1502 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Владимир Путин: «Мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружений и не разрушая бюджет»

«Россия 1»Сергей БрилёвДо нынешнего обострения геополитической ситуации задолго уже началтак сказатькрошиться фундамент тогок чему мы привыкли в международных отношенияхАмериканцы вышли из ПРОпотом мы здесьв Европене договорились о Договоре об обычных вооружённых силахпотом зашаталсяк ужасуДоговор о ракетах средней и малой дальностиЕсли взглянуть дальшевыживет ли Договор СНВ‑III, и если предположитьчто зашатается и онто не приведёт ли это к новой гонке вооруженийчто потребуется так поднимать военные расходы в Россиичто могут пострадать и уже ставшие привычными социальные выплатыо которых сегодняестественнотак много разговоров?

Владимир Путин: Мы не выходили из основополагающих договоров, которые являются, являлись краеугольным камнем международной безопасности. Мы не выходили из Договора по ПРО, Соединённые Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим действительно разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности. Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединённых Штатов и из этого Договора, тем более что по факту они уже вышли. Они пытаются нас в чём-то упрекнуть и обвинять, а сами-то они что сделали? Они поставили системы – противоракетные якобы – в Румынии.

А как они поставили? Они поставили пусковые системы «Иджис», сняли их просто с моря и поставили. Но в этих системах противоракеты можно легко заменить просто на ракеты средней дальности. То есть, по сути, уже процесс пошёл по факту. Если и дальше так дело пойдёт, ничего хорошего в этом нет. Мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся.

Что касается СНВ-III – то же самое. Мы слышим в Соединённых Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдёт, если Соединённые Штаты опять в очередной раз в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности.

Теперь по поводу наших военных расходов. Мы знаем, мы видим эти процессы, мы понимаем, к чему конкретные действия могут привести. Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений. Военные расходы у нас сбалансированы несколькими содержательными моментами. Первое – нам нужно обеспечить свою безопасность. И, второе, – сделать так, чтобы это не привело к разрушению экономики. Мы именно из этого исходим.

Вот смотрите, у нас на следующий год, например, предусмотрены военные расходы – это 1,4 триллиона на закупки и 1,4 триллиона на содержание, то есть 2,8 триллиона рублей. Это примерно 2,8 с небольшим процента ВВП. Я назвал абсолютные цифры – 2,8 триллиона. Если посчитать по действующему курсу, это примерно 46 с небольшим миллиардов долларов.

В Соединённых Штатах сейчас уже подписан закон о военных расходах в 700 миллиардов долларов. У нас – 46 с небольшим, а там – 700. Почувствуйте разницу. Может ли наша страна позволить себе такие расходы? Нет, но нам того, что мы тратим эти 46 с небольшим, достаточно. Можно, конечно, сказать, что и этого много.

Но вы знаете, у нас есть известная шутка: те, кто не хочет кормить свою армию, будут кормить чужую. Это совсем старая. Есть и более современные шуточки. Я иногда рассказываю вам всякие шутки на этот счёт. Могу рассказать очередную, она тоже с бородой, но всё-таки более современная. У бывшего офицера сын приходит к нему, он сына спрашивает: «Сынок, у меня здесь кортик был. Ты не видел кортик?» Он говорит: «Пап, не ругайся. Я его поменял у мальчишки из соседнего двора на часы». Он говорит: «Покажи». Посмотрел. «Часы хорошие, молодец. Знаешь, завтра придут к нам бандиты и грабители, меня убьют, маму убьют, сестру твою старшую изнасилуют, а ты выйдешь и скажешь: добрый вечер, московское время 12 часов 30 минут». Мы же с вами не хотим такого развития событий. Так что мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружений и не разрушая бюджет.

«Эй-би-си ньюс»Прошло больше года с момента избрания Президента Трампа на этот постВы положительно о нём отзывались во время кампаниии как Вы оцениваете его теперьпо прошествии одного года?

Владимир Путин: Не мне оценивать работу президента Трампа. Это должен сделать его избиратель, американский народ. Мы объективно видим некоторые достаточно серьёзные достижения, даже за тот небольшой период времени, который он работает. Посмотрите на рынки, как они выросли. Это говорит о доверии инвесторов к американской экономике. Это говорит о том, что они доверяют тому, что делает президент Трамп в этой сфере. Знаете, при всём уважении к оппозиции президента Трампа внутри Соединённых Штатов, – это объективные факторы.

Есть вещи, которые, я думаю, что он и хотел бы сделать, но не смог пока, имеется в виду реформа здравоохранения, некоторые другие направления. Он говорил, кстати говоря, во внешней политике об улучшении отношений с Россией. Но это же очевидно, что даже если бы он хотел, пока он не в состоянии этого сделать из-за известных ограничений. Но на самом деле я не знаю, это у него надо спросить, есть у него ещё такое желание, нет или полностью оно исчерпано. Я надеюсь, что оно есть, и исхожу из того, что в конце концов в интересах американского и российского народа мы всё-таки нормализуем наши отношения и будем развиваться, будем преодолевать общие угрозы, они хорошо известны: это терроризм, решение экологических вопросов, борьба против распространения оружия массового уничтожения, преодоление кризисов в различных регионах мира, включая Ближний Восток, северокорейскую проблему и так далее, и так далее. У нас много вещей, которые мы можем, объединяя усилия, делать гораздо более эффективно в интересах наших народов, чем это происходит до сих пор. Собственно говоря, пожалуй, всё.

Каким образом Вы объясните связь между вашим правительством и представителями кампании ТрампаКак Вы объясните это американцам?

Владимир Путин: Вы знаете, это всё придумано, всё это придумано людьми, которые находятся в оппозиции к Трампу, для того чтобы придать его работе нелегитимный характер. Для меня это даже странно, говорю вам совершенно откровенно, это делается как будто без понимания того, что люди, которые это делают, наносят ущерб внутриполитическому состоянию страны, обескровливают возможности избранного главы государства. Это значит, что они просто без уважения относятся к избирателям, которые за него проголосовали.

А как вы вообще представляете любой избирательный процесс во всём мире? Что, нужно вообще запретить любые контакты? Нашего посла обвиняли в том, что он с кем-то встречался. Но это же общемировая практика, когда дипломатический представитель, когда даже члены правительства встречаются со всеми кандидатами, с их командами, обсуждают какие-то вопросы, перспективы развития, хотят понять, что будут делать те или иные люди, если они придут к власти, как на это реагировать. Что здесь такого кто-то увидел запредельного? И почему это должно всё приобрести характер какой-то шпиономании?

Вы смотрели, как шли расследования по социальным сетям. Там реклама наших кампаний измеряется какими-то сотыми долями процента, в то время как американские кампании по рекламе были представлены в 100, 200, 300 процентов. Просто абсолютно несопоставимые вещи. Но даже это кажется почему-то избыточным. Бред какой-то.

Так же как ситуация, связанная с нашими средствами массовой информации – RT, «Спутник». Но их доля в общем объёме информации ничтожна по сравнению с тем, что делают американские глобальные СМИ во всём мире и у нас в России. И это кажется угрозой. А где же тогда свобода распространения информации? Собственно, один из краеугольных камней, на котором зиждется сама американская демократия.

Надо всем нам научиться, что у кого-то что-то получается, у кого-то что-то не получается. Надо делать выводы из этого и идти вперёд, а не набрасываться как зверьки друг на друга. Надо об этом подумать и сделать выводы.

«Ассошиэйтед пресс»Соединённые Штаты хотятчтобы Россия убедила Северную Кореючтобы она сдержала свою ракетную программуРоссия поддерживает более жёсткие санкции против Северной КореиВы думаетечто сотрудничество с Северной Кореей могло бы отогреть российско-американские отношенияи что позволит улучшить их с господином Трампом?

Владимир Путин: Интересные вы ребята. Вы не обратили внимания, что ваши конгрессмены, сенаторы так хорошо выглядят, красиво, костюмы у них, рубашки. Они вроде умные люди. Они нас поставили в один ряд с Северной Кореей и Ираном и при этом в то же время подталкивают президента, чтобы он уговорил нас вместе с вами решать проблемы Северной Кореи и иранской ядерной программы.

Вы вообще нормальные люди, нет? Странно, согласитесь, честное слово, это как-то за скобками здравого смысла. Но наша политика, в отличие от политики некоторых стран, всё-таки лишена, главным образом, текущей политической конъюнктуры.

Мы всё-таки стараемся конструктивно работать со всеми по наиболее злободневным вопросам в сфере международной безопасности. Мы стараемся не надувать губы, не обижаться на кого-то за непонятные нам, честно говоря, иногда решения.

Но что касается Северной Кореи, наша позиция хорошо известна, мы не признаём ядерный статус Северной Кореи. Мы считаем, что всё, что там происходит, это контрпродуктивно.

Я уже говорил и хочу вам ещё раз повторить, в 2005 году с Северной Кореей в принципе договорились о том, что она прекращает свою ядерную военную программу. Северная Корея взяла на себя определённые обязательства. Все согласились и подписали эти соглашения.

Буквально через несколько месяцев Соединённым Штатам показалось мало этих договорённостей. Сразу были произведены аресты счетов северокорейских банков, и сказали, что Северная Корея ещё должна что-то сделать за пределами договорённостей.

Но Северная Корея плюнула на всё это и вышла из всех договорённостей. И начала снова развивать свою ядерную программу. Зачем вы это сделали? Мало показалось? Зачем тогда подписывали, если считали, что этого мало? Спровоцировали Корею, на самом деле, на выход. А потом ещё хуже – потом и Ливия, и Ирак. Я уже много раз говорил об этом.

Северная Корея не видит другого способа самосохранения, кроме как развитие систем оружия массового поражения и ракетной техники. Сейчас, видите, доработались до того, что у них ракеты уже достают до территории Соединённых Штатов, судя по всему. Что здесь хорошего?

Мы считаем, что с обеих сторон нужно прекратить нагнетание ситуации. Уже вроде мы услышали от американских партнёров: всё, мы прекратим учения. Нет, взяли опять провели, северокорейцы опять запустили ракеты. Надо спираль эту закончить, ведь это чрезвычайно опасная вещь.

Мы говорили с американскими партнёрами, даже если предположить, что Соединённые Штаты будут наносить какие-то удары, даже неядерными средствами, а высокоточным оружием в неядерном исполнении, а куда будете бить? Что, ЦРУ точно знает или РУМО точно знает, где, какие цели нужно поразить одним ударом?

Нет, конечно, это закрытая страна – Северная Корея; что-то знаете, а что-то наверняка нет. А там достаточно одного пуска, чтобы последствия были катастрофическими, пуска со стороны Северной Кореи. Катастрофическими.

Да, Соединённые Штаты уже однажды в истории применяли ядерное оружие, и, на мой взгляд, необоснованно, против Японии. Но сейчас-то вообще нет никакой необходимости. Надо быть крайне осторожными.

Сейчас господин Тиллерсон заявил о том, что Соединённые Штаты вроде готовы к прямым контактам. Это очень хороший сигнал, это очень хороший сигнал, который говорит о том, что в американском руководстве в целом и в Госдепе происходят явно какие-то подвижки, осознание реалий, надеюсь, вместе с разведсообществом Соединённых Штатов, вместе с Пентагоном.

И если мы будем двигаться исходя из здравого смысла, то мы, конечно, будем сотрудничать с Соединёнными Штатами по всем вопросам подобного рода, в том числе и по Северной Корее.

УНИАН (Украина), Роман Цымбалюк«Раньше Вы говорили о томчто никогда не скрываличто отправляете на Донбасс людей решать военные вопросыв жизни это называется – убивать граждан УкраиныИв принципетут всё понятнои наша армия знаетчто с этими людьми делатьс вашими решателямиили решаламиНо часть из них попадают в пленпотом в украинские тюрьмыи их приговариваютв том числе и к пожизненным заключениям.

Вот у Вас заканчивается третий сроквдруг Вас не выберутНе хотите ли Вы поменять своих гражданТем более это не так сложнопотому что украинцы своих не бросаюти мы хотим вернуть своих 65 заложниковпро которых Вы прекрасно знаетеэто не только СенцовСущенкоэто кучадесятки крымских татар из Крыма.

(Шум в зале).

Владимир Путин: Пожалуйста, не мешайте.

УНИАНРоман ЦымбалюкИ если Вы всё-таки выиграете выборывозможноВы будете и дальше занимать такую абсурдную позицию по Донбассупо миротворцамИ на практике люди вашикоторые решают там вопросыони занимаются резнёй населения Донбассаи Вам не стоит этого боятьсяпотому что освобождённые украинские города – как Славянск и Мариуполь – живут прекрасной мирной жизнью.

«РИА Новости»Елена Глушакова: Ситуация с реализацией минских договорённостей кажется катастрофическойНа Ваш взглядпо-прежнему они работают для урегулирования этого конфликта?И ещё такой моментСША постоянно проводят встречи с российскими представителями на тему УкраиныПри этом они в «нормандскую четвёрку» не входятМожет бытьстоит уже сделать фактическим их участиеформальнымчтобы они стали пятым членом «нормандского формата»?

Иесли можноещё один вопрос по поводу украинского политика СаакашвилиКак Вы считаетекакова его судьба в будущем Украины и вообще каковы перспективы ситуации в этой стране?

Владимир Путин: Значит, по поводу «минского формата», его эффективности. Эффективность, конечно, низкая, и, на мой взгляд, прежде всего из-за неконструктивной позиции представителей сегодняшней киевской власти. Нет никакого желания реализовывать минские соглашения. Нет никакого желания начать настоящий политический процесс, завершением которого может быть реализация договора об особом статусе Донбасса, который закреплён в соответствующем законе Украины, принятом Радой, но не введённого до сих пор под разными предлогами в силу. Такая договорённость есть, и параметры этого закона хорошо известны.

По поводу Соединённых Штатов. США, по сути, являются полноценными и полноправными участниками процессов урегулирования вне зависимости от того, находятся они в рамках «нормандского формата» или нет. Они всё равно очень глубоко вовлечены и в курсе всех происходящих там событий.

Нужно ли их формально включать в «нормандский формат», я не знаю. Во всяком случае, это не от нас зависит. Поверьте мне, я никогда не был против этого.

Что касается трагедии, которая там происходит, – а это безусловно трагедия, – надо всегда смотреть на первоисточник трагедии. Первоисточник – это государственный переворот, вооружённый неконституционный захват власти. И, как известно, часть народа Украины с этим не согласилась, начала с этим бороться. С теми несогласными, несмотря на якобы стремление Украины в лоно европейской цивилизации, начали бороться не демократическими средствами, а сначала – с помощью применения специальных служб, а потом – полномасштабного применения вооружённых сил.

Российской армии на территории Донбасса нет. Но там действительно созданы определённые военные милицейские формирования, которые являются самодостаточными и готовы отразить любые крупномасштабные военные акции против Донбасса.

Мы считаем, что это соответствует интересам тех людей, которые проживают на этой территории, потому что, если у них такой возможности не будет, та резня, о которой вы сказали – и даже хуже, чем в Сребренице, – будет осуществлена так называемыми националистическими батальонами. И их ничто не остановит, в том числе и обращения – как мне советовали некоторые мои западные коллеги – в правозащитные международные организации в случае развития событий подобного рода. И мы это прекрасно осознаём.

Что касается миссии миротворцев. Это именно Пётр Алексеевич Порошенко говорил о необходимости сначала вооружить сотрудников ОБСЕ, я сразу согласился. ОБСЕ сразу от этого отказалась, сказала, что у них нет такого опыта, нет людей, и вообще они не хотят своим сотрудникам давать в руки оружие, потому что они сразу становятся целью для радикальных элементов с обеих сторон.

Потом Пётр Алексеевич сказал, что нужно обеспечить безопасность сотрудников ОБСЕ с помощью сил ООН. Я и с этим согласился, и чтобы не было сомнений в том, что мы с этим согласны, мы внесли проект соответствующей резолюции, что должны появиться силы ООН, которые возьмут под защиту сотрудников ОБСЕ.

После этого госпожа Меркель мне в телефонном разговоре сказала: «Почему только на границе, на линии разделения? Сотрудники ОБСЕ перемещаются по всей территории Донбасса. Согласись, пожалуйста, с тем, чтобы они были под охраной везде, где бы они ни появлялись, в том числе и на границе между Россией и Донбассом, Россией и Украиной, в этой части границы».

Я подумал и сказал: «Да, ты права, мы согласимся», – и мы тут же внесли коррективы в свою резолюцию. Но сейчас выясняется, что и этого недостаточно, что, по сути, всё сводится к тому, чтобы поставить под международный контроль эту территорию.

Мы не против этого, но для этого нужно киевским властям договариваться с самим Донбассом. И вообще, конфликты подобного рода в мире нигде не решались только через посредников, они везде решались в ходе прямых контактов между конфликтующими сторонами. Сегодняшние киевские власти, к сожалению, уклоняются от этих прямых контактов.

Теперь что касается обменов. Я согласен, что люди страдают, и страдают безвинно. Вы думаете, что это всё происходит по инициативе Донбасса? Нет. Вот опять очередной обстрел был, по-моему, вчера вооружёнными силами Украины. Даже нам иногда непонятно: это вооружённые силы или это те же самые какие-то националистические батальоны? Насколько мне известно, не всегда там такие уж благостные отношения между регулярной армией и этими националистическими батальонами. И, честно говоря, это правильно, потому что истинно военные люди призваны защищать свой народ и страну от внешней агрессии, а не от внутренних конфликтов, даже такого жёсткого и тяжёлого характера, который сейчас мы видим в Донбассе.

Теперь по поводу обмена. По поручению президента Порошенко этим занимается господин Медведчук, который был приглашен Патриархией в Новоиерусалимский монастырь и там обратился с просьбой, поскольку обменов давно не было, повлиять на руководство двух непризнанных республик, ЛНР и ДНР, с тем чтобы они согласились на этот обмен.

Мы провели эту работу, вы наверняка об этом знаете. И я даже впервые вообще с ними разговаривал, с руководителями. Они согласились. Потом Медведчук по согласованию с украинской стороной, разумеется, это было их предложение, привёз список: 67 человек с одной стороны и около 300 или что-то в этом роде с другой стороны. Это был украинский список. И с ним согласились.

Хочу, чтобы вы поняли, что это именно так, я ничего не передёргиваю. Потом вдруг сказали: нет, это нехорошо, мы должны этот список изменить. И опять взяли и всё остановили. Слушайте, давайте это сделаем в конце концов. Потом можно и дальше пойти. Надо действительно хоть в преддверии Нового года и Рождества сделать этот добрый шаг навстречу людям.

Теперь по поводу Саакашвили. Считаю, что то, что делает Саакашвили, это плевок в лицо грузинского народа и плевок в лицо украинского народа. Как вы это терпите до сих пор? Он же человек, который был президентом независимого грузинского государства. А теперь носится по площадям и кричит на весь мир: я украинец! Ну а что, на Украине нет настоящих украинцев? И Украина всё это терпит, понимаете? Так жалко на это смотреть. У меня сердце кровью обливается.

…Славянский мир сложно развивался. Сама Россия складывалась сложно, из многих славянских племён – шестнадцать или тридцать два племени. В конце концов образовалась Русь, частью которой и центром которой был Киев. И в этом смысле наши исторические, духовные и прочие корни дают мне право говорить, что в своей основе мы один народ. Повторяю, Вы, конечно, можете со мной не согласиться.

Ясно также и другое. По мере развития, по мере того, что Украина, будучи близка к западным границам России, развивалась соответствующим образом: там много замечательного своеобразия и в языке, и в культуре – во всём. В России все это очень любят, считают это частью собственной культуры.

В XIX веке появились люди, которые начали говорить о том, что Украина должна быть независимой, самостоятельной. Имеют они на это право? Имеют. Особенно, может быть, это было актуально в рамках империи, где, наверно, производилась определённая насильственная русификация, хотя для Украины это меньше всего было важно, потому что всё-таки Украина – православная страна. Тогда это было важно. Там не было вообще в паспорте, напоминаю, графы «национальность», была только «вероисповедание». Ничем вообще украинец от русского не отличался, вообще ничем.

Украина вошла в состав Российской империи в 1645 году тремя областями, если говорить сегодняшним языком: Киев, Чернигов и сегодняшний Житомир – там как-то по-другому центр назывался, – три области. В результате нахождения в составе Российской империи вокруг неё прирастала территория за счёт многих событий: русско-турецких войн, потом Второй мировой войны.

Но в 1922, 1923, 1924 годах большевики почему-то решили, что все прилегающие к исторической части Украины территории должны быть погружены во вновь создаваемую республику – Украину. Всё Причерноморье ушло туда, после Второй мировой войны ушли туда западные области. Ну так сложилось, ладно.

Но в 1954 году взяли Крым туда отдали в нарушение действовавшего тогда союзного законодательства, которое требовало согласия Верховного Совета РСФСР; решено было президиумом Верховного Совета.

Дальше не буду ничего рассказывать. Народ Крыма определился так, как он определился. Мы пройдём через это, я уверен. Кто-то считает, что лучше Украине развиваться в качестве самостоятельного государства. Наверное, так тому и быть. Если люди так считают, так и нужно сделать, так и надо поддержать. Бороться с этим мнением абсолютно бессмысленно и контрпродуктивно.

Но обращаю ваше внимание на то, что весь мир-то идёт по другому пути. Люди разных национальностей и вероисповедания, этнически разные объединяются всё ближе и ближе друг с другом. И в Европе это происходит, в Азии это происходит, в Северной Америке это происходит – да везде в мире.

Как я уже однажды сказал: нас сначала растащили, а потом стравили. Мы должны прийти к осознанию того, что выгодно и Украине, и России, а что контрпродуктивно. Давайте вместе над этим будем думать.

Телерадиокомпания «Мир»Буквально через несколько дней Евразийскому экономическому союзу исполняется три годано наша интеграция стартовала в сложное время для РоссииВ 2014 году рухнули цены на нефтьи Запад встал на тропу санкционной войны.

И многие в странах союза считают такой вязкийесли не сказатьвялый старт работы нашей интеграции – это связывают именно с санкциями Запада против Россиидескатьпоэтому мы и не смогли представить объективныеказалось быочевидные преимущества такого объединения рынков капиталатруда и рабочей силы.

Что Вы думаете по поводу этого мненияЧего удалось добиться ЕАЭСчто ещё предстоит сделатьИ если США введут новые санкции против Россиито как это отразится на работе Евразийского экономического союза?

Владимир Путин: Что касается Евразийского экономического союза, то это наше общее большое достижение. Критики всегда много по любому поводу, в том числе и по поводу развития Евразийского экономического союза, но цифры говорят о том, что решения были правильными и мы двигаемся в нужном нам всем направлении.

Чем это подтверждается? Это подтверждается тем, что растёт внутренний товарооборот, внутренний экспорт. Он просто растёт, это очевидно на фактах, это видно на цифрах. Он у нас подрос, по‑моему, на 26,9 процента, если мне память не изменяет, примерно такая цифра. Причём даже и с теми странами, которые совсем недавно присоединились, у них тоже есть совокупный положительный результат.

Я сказал, что у нас ВВП в России вырос на 1,6 процента, а совокупный ВВП стран Евразийского союза – на 1,8. Это хороший показатель. У нас меняется в лучшую сторону структура взаимного товарооборота.

Например, в Белоруссии одна треть экспортных поставок, экспорта на территорию стран Евразийского экономического союза – это машины и оборудование. Больше одной трети. Примерно одна треть – это сельхозпродукты.

Скажем, Беларусь получила право от нас беспошлинно получать 24 миллиона тонн нефти, экспортировать их за границу, а полученный доход зачислять в свой бюджет. Речь идёт о миллиардах долларов. В общем и целом у нас есть основания говорить, что мы двигаемся, ещё раз повторяю, в правильном направлении.

Есть и пока не решённые вопросы. Какие они? Это многочисленные изъятия из принятых общих решений, связанных прежде всего с энергоносителями, с электроэнергией. У нас есть план действий, расписанный по годам, когда, в какое время мы должны перейти к полной либерализации в этих секторах. И мы будем двигаться.

Есть вопрос по таможенному регулированию, это тоже острая тема. Что мы должны сделать будем обязательно? Мы должны будем обязательно ввести – мы об этом договаривались со всеми коллегами, идёт пока достаточно медленно и не без перебоев, но мы договаривались, надеюсь, мы это и сделаем, – это электронное декларирование перемещаемых через наши территории товаров, отслеживание их движения. Чрезвычайно важная и очень нужная вещь.

Совместные посты. Некоторые мои коллеги считают, что это неправильно. Постараюсь их всё‑таки убедить. Что плохого в том, если на нашей таможне будут появляться таможенники из Белоруссии или из Казахстана и будут работать какое‑то время с коллегами, а наши будут появляться на их таможенных постах? Это не нарушает принципа суверенитета, это просто делает работу таможни более прозрачной. Но и нужно вводить, конечно, новые технологии перемещения товаров через границу.

Международное радио Китая и Мобильное приложение «Китай – Россияглавное»Сюй Цзинцзюнь: В марте 2018 года в России состоятся президентские выборыКак Вы думаетенасколько их исход повлияет на российско-китайские отношенияили всё-таки наше стратегическое партнёрство выше сиюминутной политической конъюнктуры в наших странах?

«Синьхуа»Луань Хай: Как нам известноРоссия и Китай заявили о сопряжении стратегии пояса и пути и Евроазиатского экономического союзаМогли бы Вы прокомментировать достигнутые итоги этой работы за прошедший годКак бы Вы оценили результаты и перспективы развития российско-китайских отношений?

И второй вопросКомпартия Китая выдвинула задачу построения новых международных отношений и сообщества единой судьбы на основе принципов равенства и взаимной выгодыКак Вы оцениваетеготова ли Россия совместно с Китаем сотрудничать в достижении этой цели?

Владимир Путин: Прежде всего, что касается решений, принятых последним съездом Компартии Китая, я их оцениваю очень высоко и позитивно. Там изложена позитивная повестка дня развития самого Китая и строительства международных отношений. И это полностью совпадает либо очень близко с тем, что предлагаем мы и для развития России, и для международных отношений, и места России в мире. Когда говорю о первой составляющей, то имею в виду прежде всего экономику. Экономика Китая развивается, развивается очень высокими темпами благодаря политике, которая проводится в предыдущее десятилетие и Председателем Си Цзиньпином, и его предшественниками. И то, что зафиксировано в уставе КПК, нововведения в устав КПК говорят о том, что Китай стремится к тому, чтобы: а) быть стабильным; и б) обеспечить развитие. И на основе этого развития улучшить жизнь своего народа.

Для нас это чрезвычайно важно, потому что Китай – наш крупнейший торгово-экономический партнёр и стратегический партнёр в самом широком смысле этого слова. Ведь у нас самый большой товарооборот в страновом измерении с Китаем, более 63 миллиардов. Он у нас немножко «присел» в результате кризисных явлений в мировой экономике, но мы очень быстрыми темпами наращиваем, возвращаем прежний уровень и, уверен, его в самое ближайшее время превзойдём.

Теперь по поводу идеи Шёлкового пути. Я уже много раз говорил по поводу того, что она абсолютно совместима, сопрягаема с развитием Евразийского экономического союза и предложенного нами широкого партнёрства в Азии. Уже сейчас можно говорить о том, что мы сделали.

Но я здесь уже отвечал на вопрос вашей коллеги по поводу развития Арктики. Китай, например, проявляет большой интерес к Северному морскому пути. И это естественно, потому что если мы обеспечим круглогодичное использование Северного морского пути, а мы в конечном итоге, надеюсь, достаточно быстро добьёмся этого, то движение товаров из Азии в Европу и назад будет экономически гораздо более целесообразным, чем по другим имеющимся на сегодня маршрутам, это первое. И мы будем всячески способствовать тому, чтобы Китай воспользовался этими преимуществами. В этом и Россия заинтересована, и Китай заинтересован.

Китай вошёл в наши крупнейшие проекты, в том числе и в Арктике. Скажем, недавно мы запустили первую очень завода «Ямал СПГ». Первая очередь рассчитана на 5,5 миллиона тонн сжиженного газа. В самое ближайшее время, это 2018 год, будет запущено ещё две очереди. В общей сложности это будет 16,5 миллиона тонн. Китай – один из главных инвесторов в этот проект. И я думаю, не случайно, потому что в этом заключается интерес, экономический интерес Китая. Мы всячески будем этому содействовать и по другим проектам.

Я говорил, и мы хорошо знаем по трубопроводному газу, осуществляем эти проекты и будем дальше осуществлять. У нас есть замечательный проект по поводу скоростного движения. Вот это и есть Шёлковый путь на самом деле. Мы с удовольствием поддержим высокоскоростное движение или скоростное движение от Китая в Западную Европу через Россию, мы в разы увеличим скорость движения грузов по железной дороге. И грузов, и пассажиров. У нас крупные проекты в высокотехнологичных отраслях, в космосе, в авиации и так далее. В общем и целом мы уверены, что мы двигаемся в абсолютно правильном направлении, мы полны решимости и дальше идти по этому пути.

Что касается выборов в России, то у меня есть полная уверенность в том, что развитие отношений с Китаем имеет в России общенациональный консенсус. И вне зависимости ни от каких исходов выборной кампании Россия и Китай будут оставаться именно стратегическими партнёрами на длительную историческую перспективу.

Телекомпания TVN из ПольшиАнджей ЗаухаЯ Вас в прошлом году спрашивал про останки президентского самолётаЯ так понимаючто ничего не поменялосьНо хочу уточнитькогда мы можем ожидать возвращения этих останков в Польшу?

И второй вопрос связан близко с этимВ Польше обещают в скором времени обнародовать новый доклад по поводу этой катастрофыРаботает комиссия в составе министерства обороныВ новом правительстве это рассматривают.

Появляются сообщения о томчто на борту самолёта были и взрывыа министр обороны сообщаетчто у него есть доказательстваЕго комиссия работаетИ конечнонамёки на точтоможетне Вы личноа Ваши люди спровоцировали эту катастрофу или её провели?

Владимир Путин: Слушайте, мы устали от подобного блефа, просто устали. Чушь какая-то вообще, несут несуразицу. Напомню Вам, что я был в то время Председателем правительства Российской Федерации. Я вообще к международной деятельности и деятельности каких-то правоохранительных и специальных служб имел опосредованное отношение. Не забывайте об этом. Первое.

Второе. Если на борту были взрывы, самолёт откуда взлетел? Из Москвы или Варшавы? Значит, там их и положили. Мы, что ли, туда пробрались, какие-то российские агенты положили туда взрывчатку? Ищите у себя тогда.

Наконец, третье. Не было там никаких взрывов. Это же изучено экспертами и с польской стороны, и с российской. Изучено самым внимательным образом всё происходящее внутри салона самолёта, когда в кабину вошёл некто, пилот ему говорит: «Садиться нельзя». А тот ему отвечает: «Нет, я не пойду ему даже об этом докладывать». Ему – кому? Президенту, видимо. «Садись». Вот и сели. Беда, катастрофа, мы переживали вместе с вами. Нет, нужно накручивать неизвестно на чём, на голом месте. Вот и с останками этого самолёта то же самое.

Не нужно ничего придумывать. Если есть проблема и трагедия, надо относиться к этому как к трагедии и не строить каких-то политических домыслов. Зачем? Вы хотите просто дополнительно осложнить российско-польские отношения? Ради чего? Ради того, чтобы поднять внутри какие-то рейтинги для кого-то?

Мне кажется, что российско-польские отношения уж поважнее, чем просто текущая внутриполитическая борьба в Польше между различными силами, которые используют в этой борьбе какой-нибудь антироссийский фактор. Переверните, в конце концов, вы эту страницу, повзрослейте вы, в конце концов. Станьте зрелыми, отвечающими требованиям сегодняшнего дни и интересам польской нации и польского народа.

Вот цепляние за эти проблемы, дальнейший развал российско-польских отношений не идёт на пользу Польше. Посчитайте, сколько потерь возникло из-за различных санкций, к которым Польша присоединилась, и сколько рабочих мест потеряно там, сколько производств могло бы возникнуть, ориентированных на российский рынок. Нам от Польши ничего не надо. Мы хотим развивать отношения с Польшей. Надеюсь, что этот подход возобладает и в самой Польше.

Журналист из Иракского КурдистанаКак Россия намерена поддерживать отношения с Иракским Курдистаном?

Владимир Путин: Смотрите, что у вас произошло? У вас был проведён референдум о независимости. Потом руководитель Курдистана заявил о том, что имплементация этого решения, принятого на референдуме, должна быть отложена. Это же не наше решение. Это всё ваше решение. Потом он ушёл в отставку, а решение о том, что имплементация должна быть отложена, действует. Как мы должны к этому относиться? Мы должны относиться к этому таким образом, что всё должно происходить без всяких резких проявлений и в рамках действующего закона, с уважением к территориальной целостности Ирака, поскольку и само руководство Курдистана поступило именно таким образом. Как же иначе?

Наши компании, в том числе компания «Роснефть», работают в Ираке и Иракском Курдистане в частности. Мы считаем, что это сотрудничество пойдёт на пользу как Ираку в целом, Иракскому Курдистану в частности, так и российской экономике. Вообще, у нас и с Курдистаном, и с курдами (в целом я имею в виду) традиционно исторически очень добрые, доверительные отношения. Я понимаю всю сложность этого вопроса в регионе, всё многообразие этой сложности. Но, учитывая все эти тонкие моменты, мы исходим из того, что нам ничего не мешает с курдским народом развивать отношения. Будем это делать.

Представитель СМИ АфганистанаНе так давно между Вами и Дональдом Трампом состоялся телефонный разговорв котором Вы обсудили положение дел в Афганистаневключая рост террористической и наркотической угрозВ связи с этим хотелось бы узнатькак Вы оцениваете перспективы взаимодействия с США в противостоянии этим угрозам в Афганистане?

Владимир Путин: Это одно из направлений работы, где мы могли бы, действительно, объединять наши усилия вместе с Соединёнными Штатами. И если бы мы добились этой совместной работы, то эти усилия действительно могли бы быть более эффективными.

Мы видим угрозу, нарастающую в Афганистане со стороны международных террористов, мы видим, что радикальные вооружённые формирования занимают всё больше и больше участков границы Афганистана на севере, с бывшими республиками Советского Союза. Это касается Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана. Безусловно, у нас вызывает это большую озабоченность, имея в виду в том числе и наличие российской 201-й военной базы в Таджикистане и авиационной базы в Кыргызстане. Мы внимательно следим за этими процессами. Мы видим, что центральное правительство в Кабуле нуждается в поддержке международного сообщества, и мы готовы эту поддержку оказывать, так же как и в предыдущие годы. В том числе при подготовке национальных кадров правоохранительных органов, вооружённых сил, поставляя необходимые системы вооружения и военной техники.

Без экономической поддержки Афганистан тоже вряд ли решит все имеющиеся у него проблемы, в том числе и по борьбе с наркотиками, производством наркотиков. Как вы знаете, к сожалению, надо сказать, территория Афганистана – это территория, где больше всего в мире наркотиков производится, в том числе тяжёлых. Часть из них поступает и на российский рынок, нас это не может не беспокоить. И мы вместе с афганским правительством, вместе с Соединёнными Штатами, другими заинтересованными правительствами готовы вместе работать над преодолением всех этих трудностей.

«Russia Today»Илья Петренко: Владимир Владимировичя изначально хотел задать Вам вопрос о Ваших личных контактах с Дональдом Трампомно дважды Вы об этом уже говорилиМаленькое уточнениеесли бы в английском языке присутствовали слова и «ты»и «Вы»Вы бы уже перешли с ним на «ты»?

Владимир Путин: Мы с господином Трампом друг к другу обращаемся по именам, поэтому я не знаю, если бы было «ты» или «Вы», мы перешли бы на «ты» или нет. Скорее всего, да. Потому что мы с ним хоть и мало очень знакомы, буквально встречались мельком два раза, по сути дела, и два раза, по-моему, только по телефону разговаривали, но в целом рабочий контакт должен быть между людьми, которые занимаются тем видом деятельности, которая поручена нам нашими избирателями. Надеюсь, что постепенно и у него тоже будут возможности для налаживания контактов с Россией в целом создаваться, и он в этой части тоже пойдёт по пути своих предвыборных обещаний и намерений.

По материалам сайта kremlin.ru

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.