header
Возможный выход Италии из еврозоны состоится создаст эффект цепной реакции: вслед за ней могут последовать Португалия, Греция, Испания. По мнению евроскептиков, возвращение к национальным валютам позволит им частично восстановить управление экономикой.
Размер шрифта:
| 03.06.2018 Политика  | Экономика 
3007
5
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Италия как детонатор распада еврозоны и уничтожения евро

Бунт европейцев против евроинтеграции

В Италии завершился серьёзный политический кризис, спровоцированный отказом президента Италии утвердить ярого евроскептика на пост министра экономики. Напомню, что на парламентских выборах 4 марта наибольшее количество голосов набрали кандидаты от партий "Движение пяти звёзд" и "Лига Севера". Их лидеры согласовали принципы экономической политики коалиционного правительства и кандидатуры на ключевые посты в этом правительстве. На пост премьера был выдвинут Джузеппе Конте, а министром экономики и финансов – Паоло Савона. Последнему принадлежит основная роль в разработке принципов экономической политики нового правительства. Ключевыми положениями программы стали два требования к Брюсселю: 

1) списать с Италии 250 млрд. евро (почти 300 млрд. долл. США) долга перед Европейским центральным банком (ЕЦБ); 

2) отменить для Италии бюджетно-финансовые ограничения, которые были установлены Маастрихтским договором 1992 года (по предельной величине дефицита бюджета, по уровню долга, по процентным ставкам государственных долговых бумаг и т.д.) и перестали соблюдаться Италией и рядом стран ЕС. 

Экономика Италии давно хромает. По многим финансовым показателям она занимает второе место снизу (после Греции) не только в еврозоне, но всем Европейском союзе. Прежде всего, речь идёт о суверенном долге, который приблизился в конце прошлого года к планке 132% ВВП. Только у Греции этот показатель был выше – 178,6%. Для сравнения: средний уровень суверенного долга по всем странам Евросоюза (28 государств) в конце 2017 года составил, по данным Евростата, 81,6%, по еврозоне (19 государств) – 86,7%. Принятый 26 лет назад Маастрихтский договор предусматривал предельно допустимую величину долга в 60% ВВП. До финансового кризиса 2007-2009 гг. Брюссель ревниво следил за тем, чтобы страны выполняли требования Маастрихта. Однако кризис настолько усугубил финансовое положение большинства стран-членов ЕС, что выполнение договора стало скорее исключением, чем правилом. 

Италия с большим трудом могла лишь обслуживать долг. Для этого приходилось прибегать к выпускам казначейских бумаг, большая часть которых размещалась за пределами Италии, в других странах ЕС, их также покупал Европейский центральный банк. Недоверие инвесторов и кредиторов к Италии после финансового кризиса нарастало, что отражалось на процентных ставках по долговым бумагам Италии (они были одними из самых высоких в ЕС). 

Президент Италии Серджо Маттарелла, скрепя сердце, согласился на первоначально отвергнутую им кандидатуру Джузеппе Конте в качестве премьера, но Паоло Савону он посчитал «радикалом» и заблокировал его кандидатуру. СМИ намекают, что своё решение Серджо Маттарелла, согласовал с Брюсселем и Берлином. По словам Маттареллы, министерством экономики должен управлять человек, «который не станет провоцировать Италию на выход из еврозоны», а радикальный евроскептик Паоло Савона «поставил бы под угрозу накопления итальянцев, государственные финансы страны и доверие рынков». 

Однако именно это решение президента Италии спровоцировало заметные колебания на рынках и резкий рост недоверия к итальянским долговым бумагам. За один день доходность увеличилась почти на два процентных пункта (рекорд последних десяти лет). Доходность десятилетних облигаций превысила 3,4% (последний раз на такой уровень Италия выходила в 2014 году). Итальянские биржевые индексы в последние дни мая просели на пять процентных пунктов. Итальянская банковская система – одна из наиболее неустойчивых в ЕС и еврозоне. Долговые бумаги таких ведущих банков, как UBI Banca, Intesa Sanpaolo, BPER Banca, Unicredit, также подешевели. 

Падение биржевых индексов в Италии перекинулось на соседние страны – в первую очередь на крупнейшие банки, в портфелях которых большое количество итальянских казначейских бумаг. Особенно пострадали немецкие банки Commerzbank и Deutsche Bank, французский банк BNP Paribas. Их акции подешевели на 4-5%. 

31 мая бывший экономист Международного валютного фонда Карло Коттарелли, которому президент Серджо Маттарелла предложил возглавить правительство вместо Джузеппе Конте, отказался от формирования правительства. А уже на следующий день СМИ сообщили, что кризис миновал: новое правительство Италии во главе всё с тем же Джузеппе Конте принесло присягу. Вместо Паоло Савоны на пост министра экономики и финансов назначен профессор политической экономии римского университета «Тор Вергата» Джованни Триа. Профессор имеет опыт работы консультантом в итальянском Минфине, МИД и Всемирном банке. Хотя Триа – евроскептик и жёстко критикует экономическую политику Брюсселя и денежно-кредитную политику Европейского центрального банка, но заявлений о выходе Италии из еврозоны и отказе от евро он не делал. Паоло Савона останется в правительстве и возглавит министерство по делам евроинтеграции. 

С большой степенью вероятности можно ожидать, что если выход Италии из еврозоны состоится, он создаст эффект цепной реакции. За Италией последуют страны, которые имеют высокий уровень долга и которых с некоторых пор стали обозначать уничижительной аббревиатурой PIGS (с английского «поросята»). Это Португалия (P), Италия (I), Греция (G), Испания (S). Португалия занимает третье место в ЕС по относительному уровню долга, наступая на пятки Италии (125,7%). У Испании показатель вплотную приблизился к планке 100% (98,3%).

По мнению евроскептиков из стран PIGS возвращение к национальным валютам позволит им восстановить хотя бы частично управление своими экономиками через восстановление авторитета национальных центробанков и ухода от диктата ЕЦБ. Во-первых, появится возможность самостоятельно определять приоритеты кредитования своей экономики. Во-вторых, влиять на трансграничные потоки товаров и капитала посредством управления курсом национальной валюты. Выйдя из еврозоны, страны PIGS останутся в ЕС, но членство их будет достаточно формальным, решения Брюсселя будут носить для них факультативный характер. Выход из еврозоны, в частности, позволит этим странам отказаться от навязываемых Брюсселем экономических санкций против России. 

В соседней с Италией Испании тоже назревает бунт против евроинтеграции. На прошлой неделе Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) призвала вынести вотум недоверия премьеру Марио Рахою в связи с крупнейшим коррупционным скандалом, в котором замешаны политики из правящей Народной партии. 1 июня парламент Испании проголосовал за отставку Рахоя. Теперь будет сформировано новое правительство, в котором большинство может оказаться у ИСРП, стоящей на позициях евроскептицизма. 

Европейский союз уже потерял Великобританию. Может потерять Италию и Испанию. Фундаментом ЕС останутся Германия, Франция и в какой-то мере Бельгия. А вокруг них – большая группа стран, имеющих слабую экономику и выступающих постоянными просителями кредитов ЕЦБ и субсидий из бюджета ЕС. При этом и локомотивы европейской экономики не блещут образцовыми показателями. Германия имеет уровень государственного долга около 70% ВВП. Конечно, не плохо на фоне других стран, но хуже нормы Маастрихтского договора (60% ВВП). А у Франции этот показатель приблизился к 100%. 

В рассуждениях о будущем Евросоюза обычно ссылаются на показатели только суверенного долга. А ведь для общей картины следует учитывать и долги других секторов. По оценкам Банка международных расчётов, общий размер долга Италии составил в 2017 году 263% ВВП. И тут выясняется, что Италия по этому показателю вовсе не относится к разряду самых неблагополучных стран Европейского союза. Так, в соседней Португалии данный показатель существенно выше – 321%. А вот уровни совокупного долга стран, которые принято относить к самым благополучным в ЕС: Нидерланды – 290%, Франция – 321%, Бельгия – 338%. 

Шаткое положение многих стран Евросоюза тщательно маскируется, подобно тому как долго скрывались истинные масштабы суверенного долга Греции. Кстати, этой стране удалось провести реструктуризацию своего долга. Кроме того, Греция получила мощную кредитную поддержку по линии ЕС и МВФ. Наконец, она исправно выполняет требования международных кредиторов. Бюджет стал сводиться с профицитом (на этот год запланирован профицит в 3,32%), реализуются программы приватизации, обеспечивается некоторый рост экономики за счёт жесточайшей экономии и снижения жизненного уровня подавляющей части населения. И тем не менее уже несколько лет уровень суверенного долга находится в диапазоне 175-180% ВВП. Всё, что можно было выжать из Греции, уже почти выжато. После некоторой паузы может начаться взрывной рост долга. Греция становится зоной повышенного риска, видимо, поэтому МВФ воздерживается от дальнейшей помощи этой стране. 

Итальянские политические деятели внимательно следят за ситуацией в соседней Греции и извлекают уроки. Всё большее число граждан Италии понимает, что простых решений с долговой проблемой не существует. А оптимальным, гарантирующим сохранение национального суверенитета решением является выход из еврозоны и возвращение к лире.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.