НАТО – 70, или Кризис системы

Будущее НАТО предстаёт более неопределённым, чем когда-либо

Прошедший 3-4 декабря саммит НАТО в Лондоне был, пожалуй, самым скандальным и неоднозначным в 70-летней истории Североатлантического альянса.  Два скандала предварили  мероприятие – президент Франции Эммануэль Макрон заявил о «смерти мозга» организации, а Турция заблокировала решение об оперативной поддержке прибалтийских стран по причине отсутствия у Брюсселя понимания курдской проблемы. То и другое серьёзно.

Западные военно-политические обозреватели и эксперты единодушны в том, что Североатлантический альянс переживает самый серьёзный кризис в истории своего существования.

Накануне саммита в Международном институте исследований по безопасности в Лондоне состоялась встреча с участием директора по генеральной стратегии и международным делам Министерства обороны Великобритании Ангуса Лэпси. Такие предварительные встречи – индикатор обстановки и своего рода генеральная репетиция. На этот раз британская сторона тестировала наиболее чувствительные для атлантического сообщества темы:

– с кем Турция и Эрдоган  – с НАТО или вне блока;

– состоится ли оборона Европы без США;

– как НАТО может получить общественную поддержку;

– какова роль Китая в утечках из НАТО;

– нужно ли вооружаться против России;

– как оценивать стресс в НАТО и определять существующие угрозы.

Помимо этого, обсуждались проблемы Арктики, Брексита и дальнейшего расширения альянса.

Обратим внимание: в списке нет ни угрозы терроризма, ни климатических изменений, хотя ранее эти две темы  были всегда актуальны для НАТО.

Расходы на нужды альянса остаются одной из широко обсуждаемых проблем. В 2014 г. была договорённость довести взносы с каждого государства как минимум до 2% ВВП к 2024 г. Согласно статистическим данным НАТО, в 2019 г. на уровень 2% ВВП вышли только две страны – Польша и Латвия. Немного больше тратят Литва, Румыния, Эстония, Великобритания и Греция. А больше 3% ВВП на военные нужды расходуют только два государства – США и Болгария. До окончания установленного срока осталось 4 года, и нет никакой уверенности, что 20 государств из 29 за это время «подтянут» свои показатели.  

Бурный взрыв эмоций вызвало поведение президента США Дональда Трампа. Ранее Трамп жёстко высказывался о «бесполезности НАТО», о том, что «Европа сама должна позаботиться о своей обороне».  На этот раз он просто ушел с финальной пресс-конференции. Американское издание Defense One вообще заявило, что «главная угроза НАТО исходит изнутри». А посол США в НАТО Николас Бёрнс назвал публичное несогласие Трампа с мнением коллег «нарушением золотого правила дипломатии». Такого ещё не бывало.

Довольно свежий взгляд на проблемы НАТО изложила немецкая Die Welt, назвавшая главной угрозой Китай. Пекин обвинили в увеличении экономического влияния в Европе. Речи о попытках военно-политического вмешательстве не было, хотя НАТО – военно-политическая организация. Однако альянсу есть дело и до экономического роста Китая.

На итоговой пресс-конференции основные решения, принятые саммитом, огласил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг:

– НАТО координированными методами обороны ответит на размещение Россией ракет средней дальности и ракет, способных нести ядерные боеголовки;

– вопрос о вызовах, которые бросает Китай (это прозвучало впервые), будет решаться коллективно, включая поиски путей вовлечения Китая в договоры о контроле за вооружениями;

– НАТО более целенаправленно займётся вопросами кибербезопасности, в частности развитием технологией 5G;

– политическое измерение НАТО необходимо укреплять;

– действия НАТО по борьбе с терроризмом, включая специальные миссии в Ираке и Афганистане, будут продолжаться.

К этому надо добавить готовность поглотить несколько балканских государств и продолжать антироссийскую пропаганду на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. А «политическое измерение» – это продвижение идеологии НАТО через всевозможные НПО и инициативы. Такие проекты уже тестируются.

Киберпространство – довольно обширная тема. Предполагается увеличение целевого финансирования в этой области. Глава Центра НАТО по киберобороне счёл нужным упомянуть на саммите, что НАТО не готово к кибератакам. Кибератаки, по версии этого Центра, исходят в основном из России и Китая.

А что думают европейцы о последнем саммите? Бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер указывает: «Будущее НАТО является неопределённым более чем когда-либо в истории... Европейцы не должны питать иллюзий относительно того, что потребует от них автономия в сфере обороны. Для Евросоюза, который видит себя экономической, а не военной силой, это подразумевает глубокий разрыв со статус-кво. Безусловно, НАТО все еще существует, и в Европе по-прежнему размещены войска США. Однако главные слова здесь –  «всё ещё». Поскольку традиционные институты и трансатлантические обязательства в области безопасности оказались под сомнением, о распаде альянса приходится теперь говорить в меньшей степени с помощью союза «если», чем с помощью союза «когда»…»

Поляки вообще считают, что НАТО не защитит их в случае возможной войны (с кем?). И, может быть, поляки не так уж ошибаются? Ведь есть прецедент. Однажды НАТО не защитила одно из своих государств-членов, показав, что статья 5 устава альянса – фикция. Когда в 1961 г. Индия оккупировала португальскую заморскую территорию Гоа и Лиссабон обратился за помощью к альянсу, португальцам указали на статью 6, которая говорит о применении силы в порядке коллективной обороны лишь в случае, если нападение совершено на территории Европы, Северной Америки или островов в Атлантике, находящихся севернее тропика Рака.

Впрочем, всё меняется. Североатлантическому альянсу никто не помешал осуществить военную операцию в Ливии, которая никак не относится к сфере ответственности НАТО. Сейчас европейские члены альянса настороже, они готовятся к разработке своих планов в том числе без Соединённых Штатов.